Кому досталось наследство Гурченко, Зыкиной и Абдулова

Недавно муж и дочь Людмилы Гурченко окончательно решили вопрос с наследством актрисы. «Антенна» узнала, улажены ли споры и в других именитых семьях.

Фото:
Persona Stars

Что делили: трехкомнатная квартира в центре Москвы, земельный участок и дом в Подмосковье, два автомобиля: Audi 4 и Volvo (подарок мужа Людмиле Гурченко на ее 75-летний юбилей), личные вещи.

— На самом деле раздел недвижимости как таковой произошел в сентябре 2011 года, спустя шесть месяцев после ухода Людмилы Марковны, когда ее муж Сергей Сенин и дочь Мария Королева получили на руки свидетельства о праве на наследство, – объясняет адвокат Сенина Юлия Кайгородова. — Другое дело, что имущество было поделено на бумаге, что обеим сторонам оказалось крайне неудобно (поскольку актриса не оставила завещания, недвижимость разделили по закону в соответствующих долях. — Прим. «Антенны»). Марии Борисовне полагалась ¼ доля в трехкомнатной квартире на Патриарших прудах (где последние десять лет актриса жила с мужем. — Прим. «Антенны») и ½ доля дачи в Подмосковье. Некоторое время между Сениным и Королевой существовало устное соглашение о порядке пользования недвижимым имуществом. Так, муж отдал дочери актрисы ключи от дачи, а сам продолжал пользоваться квартирой. В июне 2015 года стороны встретились и официально заключили договор мены: свою половину дачи Сергей Михайлович обменял у Марии Борисовны на долю в квартире. Поскольку доля в квартире стоит дороже доли дачи, определили сумму доплаты, часть которой уже передана Марии Королевой. Два автомобиля, которыми после ухода актрисы никто не пользовался, наследники продали.

Мебель и украшения

— Что касается вещей, принадлежавших Людмиле Марковне… — продолжает Юлия Кайгородова. — Никакого конфликта между сторонами не было, если не считать единственной ситуации, связанной со взломом квартиры (в феврале 2014 года Мария Королева с телевизионной группой без предупреждения пришла в дом Людмилы Гурченко, когда муж актрисы отказался впускать непрошеных гостей, они взломали дверь и продолжили снимать репортаж. — Прим. «Антенны»). Я убеждена, что поступок исходил не от Марии Борисовны. Просто рядом оказались недобросовестные люди, которые спровоцировали скандал ради сюжета. Чуть позже Мария Борисовна и Сергей Михайлович встретились, в присутствии адвокатов несколько часов обсуждали детали и обо всем договорились. После Мария Королева по приглашению Сергея Сенина приезжала в квартиру своей мамы, чтобы обсудить, какие именно вещи хотела бы иметь в собственности.

Важно отметить, что наследство актрисы не настолько велико в денежном эквиваленте, как это рисует богатое воображение. Я слышала даже такую фантастическую версию: якобы среди предметов мебели дома у Людмилы Гурченко стоял некий пуфик Наполеона, это с учетом того, что в квартире нет ни одного пуфика в принципе. Есть несколько довольно старинных предметов мебели, но это не тот антиквариат, который стоит огромных денег. Мебель на даче пусть и не старинная, но с точки зрения истории дорога тем, что являлась собственностью Людмилы Гурченко. Вместе с домом она перешла в наследство дочери актрисы. Что касается украшений, Людмила Марковна носила в основном выбранную с замечательным вкусом, дорогую, но все же бижутерию. Самые ценные серьги с бриллиантами переданы в пользование Марии Борисовне вместе с украшениями-бижутерией, аксессуарами, предметами одежды, шубами.

Имя и награды

— Мария Королева получила сервиз ее знаменитого деда Бориса Пильняка, трофейное зеркальце, которое привез второй дед, Марк Гаврилович Гурченко, в 1945 году из Германии, альбомы с ее детскими фотографиями и прочее. Отдельно встал вопрос о наградах Людмилы Марковны и ее отца. Их наследники решили оставить в общей собственности. Остальные вещи, которые находятся в квартире, переданы Сергею Сенину. Он сейчас создает музей. Стороны также договорились о том, что имеют право без согласования друг с другом использовать имя актрисы.

Возможно, необходимые бумаги подписали бы и раньше. Но, по словам адвоката, поскольку речь шла о доплате за квартиру, мужу Людмилы Гурченко понадобилось время, чтобы собрать необходимую сумму.

— Мы рады, что вышли на финишную прямую, – подтвердил «Антенне» адвокат Королевой Араз Мирзабекян. — Документы по недвижимому имуществу сейчас находятся на стадии государственной регистрации. Споров у наследников нет.

Александр Пороховщиков, актер

Фото №5 - Кому досталось наследство Гурченко, Зыкиной и Абдулова
Фото
Persona Stars

Наследство: дом на Рублевке, два автомобиля, квартиры на Комсомольском и Олимпийском проспектах, банковские счета, авторские и смежные права.

Александр Пороховщиков скончался в апреле 2012 года. За месяц до смерти актера его супруга Ирина покончила жизнь самоубийством. Детей у пары не было, как и прямых наследников. Кроме того, Пороховщиков не оставил после себя завещания.

— По решению суда все получил Шалва Барабадзе-мл., сводный брат Пороховщикова по отцу, – говорит адвокат Сергей Жорин. — Хотя Александр Шалвович его видел всего один раз, пересеклись в метро. Формально сделано по букве закона. Но по сути… Родственники по линии мамы Пороховщикова – Алла Дмитриева и ее дочь Наталья, которые всю жизнь ухаживали за ним, не получили ничего. Они по очередности наследников идут после Барабадзе. Последние обещали, что поделятся наследством с Дмитриевой, распределят все по-честному. Но это так и осталось на уровне слов. Алла, конечно, расстроилась, но вступать в судебные тяжбы не стала.

Близкие и друзья Пороховщикова знают, что настоящим отцом был вовсе не Барабадзе, а Шота Шонидзе. Об этом ему перед смертью сказала мама. Есть и документальные доказательства отцовства, пусть и косвенные: подписанные фотографии, интервью Александра Шалвовича. Так что дети Шонидзе также могли претендовать на имущество. Однако для подтверждения родства было необходимо провести эксгумацию тела и сделать анализ ДНК. Но они не пошли на этот неоднозначный шаг.

Не стал ввязываться в битву и родной брат Ирины – Владимир, хотя квартира на Фрунзенской была куплена их родителями. Но поскольку супруга ушла из жизни раньше Пороховщикова, то все ее имущество перешло к нему, а после его кончины – к Барабадзе.

Семья Барабадзе, в свою очередь, подошла к этому делу серьезно. Даже хотели продать дом Пороховщикова на Арбате – особняк, который построил его прадед. Но вскоре поняли, что это невозможно, поскольку здание принадлежит городу. Александр Шалвович просто взял его в аренду в середине 90-х на 49 лет, вложил в него деньги, отреставрировал. Сейчас этот дом выглядит иначе, нежели при жизни актера: стекла выбиты, стены обветшали, а внутри поселились бомжи. Чтобы предотвратить окончательное разграбление особняка, Департамент имущества поставил на окна металлические решетки.

Договор аренды был оформлен на некоммерческую организацию, в которой состояли всего два человека: Ирина и Александр Шалвович. В соответствии с законом членство по наследству не переходит, а организация прекратила свое существование после смерти супругов. Однако договор об аренде пока не расторгнут. Более того, его пролонгировало неизвестное лицо, якобы представитель той самой некоммерческой организации. Очень бы хотелось узнать, кто он и с какой целью это делается.

Джуна Давиташвили, целительница

Фото №6 - Кому досталось наследство Гурченко, Зыкиной и Абдулова
Фото
PhotoXPress.ru

Наследство: этаж в особняке в Большом Николопесковском переулке в районе Арбата, квартира в соседнем подъезде, около 500 картин, украшения, две золотые короны, каждая весом 3 кг и стоимостью по 100 тыс. долларов, а также медицинские аппараты «Джуна».

Знаменитая целительница умерла месяц назад, завещания не оставила, поэтому вопрос о ее наследстве остается открытым. Прямых наследников у Джуны не было – сводные братья и сестры умерли много лет назад, единственный сын Вахтанг погиб в автокатастрофе 3 декабря 2001 года. С тех пор целительница вела затворнический образ жизни. Из родственников у Джуны осталось тринадцать племянников.

— Пускай доказывают, кто из них ближе. На самом деле там по крови родство сомнительное. После смерти матери маленькую Джуну отдали в семью дяди, сводного брата ее отца, – рассказал «Антенне» близкий друг целительницы Валерий Камшилов. — Там, как она говорила, чувствовала себя Золушкой, родня ее не очень жаловала. Но когда переехала в Москву, сразу все о ней вспомнили. Большинству родственников она помогла перебраться в столицу. Но в последние годы они почти не общались. Джуна держала обиду на родню. Да и жизнь ее разделилась на две части – до смерти Вахо и после.

Не удивлюсь, если у Джуны объявится внук или внучка. Вахтанг был хлопец видный. Я еще заметил, что на похоронах на самом видном месте вдруг появился венок с надписью: «Джуне от внука». Не понимаю, от кого это.

Некоторые ошибочно предполагают, что Джуне принадлежал весь особняк (а это 1200 кв. м). На самом деле первые три этажа она арендовала – около 500 тысяч рублей в месяц. Пентхаус на четвертом надстроила сама, и он принадлежал ее сыну Вахтангу. Однако после его смерти квартиру переписала на Международную академию альтернативных наук «Джуна». Они же изъявили желание забрать ее аппараты для дальнейшего изучения. Джуна мечтала, чтобы после смерти в особняке открыли общедоступный музей. А вот квартиру в соседнем подъезде пускай «пилят» родственники. Хотя мне известно, что она уже передана одному из знакомых Джуны, ассирийцу. Еще при жизни целительница оформила на него официальную доверенность, за что получила предоплату – несколько десятков тысяч долларов.

Что касается драгоценностей, то руки у нее всегда были в перстнях, причем она их постоянно меняла. В свое время Джуна часто выезжала за границу. Привозила оттуда подаренные ей бриллианты и ювелирные изделия. Часть из них она отдала на строительство ассирийского храма. Сколько стоят оставшиеся, не знаю. Плюс у нее две короны. Она же царица ассирийская. Одна корона – ее, вторая – сына

Валерий Золотухин, актер

Фото:
Persona Stars

Наследство: квартира на Таганке и нежилое помещение в Москве.

Актер, ушедший из жизни в 2013 году, тоже не оставил завещания. Наследство разделили его официальная жена Тамара, сыновья – от первого брака 46-летний Денис и 10-летний Иван от актрисы Ирины Линдт.

– Все думают, что Валерий Сергеевич был очень богат, но это сильно раздуто, – рассказывает Ирина Линдт. – Квартиру, в которой он жил с Тамарой Владимировной, мы оставили за ней (сына Дениса Золотухин обеспечил жильем еще при жизни). А помещение в Митине, в котором жили мы, осталось за Ваней. Речь об одной комнате из нежилого фонда, которую мне пришлось еще и выкупать. Когда Валерий Сергеевич умер, ее продали с аукциона. Недвижимости за границей и на Алтае нет. Остались небольшая сумма на счетах, которую поделили, и творческое наследие. Правообладатели – Тамара Владимировна, Денис и Иван.

Людмила Зыкина, певица

Фото №10 - Кому досталось наследство Гурченко, Зыкиной и Абдулова
Фото
архив «Антенны»

Что делят: автомобиль, акции и ценные бумаги, трехкомнатную квартиру на Котельнической набережной, драгоценности более чем на $4 млн.

Певица ушла из жизни шесть лет назад, а судебные тяжбы по поводу ее имущества продолжаются до сих пор. Несмотря на четыре брака, детей у Зыкиной не было. Наследство досталось ее племянникам, отпрыскам сводного брата Александра, который скончался в 2001 году.

– Изначально фигурировало четыре претендента: Сергей, Екатерина и Георгий Зыкины, а также Татьяна Патрушева, – говорит адвокат Евгений Балелин. – Но последняя не смогла доказать свое родство. Имущество певицы уже продано.

А вот со знаменитой коллекцией драгоценностей Зыкиной ситуация более запутанная. После смерти артистки часть из них нашли на даче помощницы Людмилы Георгиевны Татьяны Свинковой. Их изъяли и приобщили к материалам уголовного дела. На данный момент судьба коллекции неизвестна, хотя дело не закрыто, следствие лишь приостановлено. А Екатерина Зыкина подала иск в суд на брата.

– Следователи оценили украшения более чем в $4 млн, и Екатерина требует, чтобы ей возместили ее часть – около 90 млн рублей, – уточняет Балелин. – Она предполагает, что брат драгоценности продал – возможно, на аукционах. Кроме того, в 2013 году женщина отдала брату 15 млн рублей – свою долю от продажи квартиры, в фонд памяти, который он создал. После этого Сергей прекратил отношения с сестрой, а фонд – свое существование. Георгий Зыкин задействован в процессе в качестве третьего лица. Заседание назначено на конец июля.

Роман Трахтенберг, шоумен и телеведущий

Фото №11 - Кому досталось наследство Гурченко, Зыкиной и Абдулова
Фото
Артур Тагиров

Что делят: две квартиры в Москве, квартира в Петербурге, автомобили Lexus LS460, Suzuki Sx4 и Subaru Tribeca.

Романа не стало 20 ноября 2009 года. Ему был 41 год. Еще в 2005 году он отписал все имущество сыну Льву-Давиду – своему ребенку от первого, гражданского брака с Еленой Романовой. Когда Трахтенберг умер, его законная супруга Вера Мороз узнала об этом документе и оспорила его в суде. Вскоре подключились и другие родственники. В итоге разбирательство длилось пять лет, а наследниками были признаны родители Лев и Татьяна Горбуновы, сын Лев-Давид (его интересы представляла мать Елена Романова) и вдова Вера Мороз.

— Нам выделили по 25% в трех квартирах: одной в Петербурге и двух в Москве, остальное нас с женой не касается, – рассказывает «Антенне» отец шоумена Лев Горбунов. — Но туда мы попасть не можем: ключей нет. Слышал, что квартиру Романа на Комендантском проспекте в Петербурге другие владельцы уже объединили с соседней трехкомнатной.

В какой-то момент мне казалось, что кошмар вот-вот закончится. Адвокат Льва-Давида предложил вариант: нам с женой отдадут одну квартиру в Москве вместе с мебелью и одну памятную вещь, а все остальное имущество перейдет в собственность внука. Мы с радостью согласились. Но, увы, дальше предложения дело не пошло.

Кроме того, Елена Романова, мать Льва-Давида, должна была оплатить все судебные издержки, а это 170 тыс. рублей. Мы с женой до сих пор не получили ни копейки и даже не имеем ни одной вещи в память о сыне.

А ведь у Ромы была еще и официальная жена. Вера нам должна по суду 500 тыс. рублей. Но и от нее мы ничего не дождались. Пока жив, буду бороться до конца.

Михаил Евдокимов, юморист, политик

Фото №12 - Кому досталось наследство Гурченко, Зыкиной и Абдулова
Фото
PhotoXPress.ru

Что делили: дом на Рублевке, квартира на Беговой, гаражный бокс, автомобиль, нежилое помещение, апартаменты на Арбате, земля и два дома на Алтае.

После гибели в 2005 году юмориста и губернатора Алтайского края Михаила Евдокимова выяснилось, что он жил на три семьи. Помимо законной супруги Галины и старшей дочки Анны на протяжении 17 лет у него была гражданская жена Надежда Жаркова, родившая ему дочь Анастасию. А последние годы и модель Инна Белова с сыном Даниилом (мальчик появился на свет в 2005 году). Инна не стала принимать участие в дележе наследства. Может быть, отчасти потому, что Евдокимов не дал сыну свою фамилию. А Надежда Жаркова отстаивала интересы дочери и шесть лет судилась с Галиной Евдокимовой. Она хотела получить часть от того, что было записано только на Михаила, – чуть больше миллиона долларов. Надежда рассказывала «Антенне»: «Если бы Галина Николаевна поступила мудро и еще в 2006 году решила вопрос о наследстве, как я предлагала, тогда и не было бы судов. Но она захотела, чтобы мы от всего отказались». В конце концов официальная и гражданская жены подписали мировое соглашение, по которому внебрачной дочери Насте достался дом на Рублево-Успенском шоссе. Последние четыре года Надежда потихоньку занималась его ремонтом.

— Особняк Михаила в родном селе Верх-Обском сейчас официально принадлежит его вдове Галине Николаевне, – рассказывает Евгений Залесов, земляк Евдокимова. — Она здесь бывает наездами. Например, на вечере памяти Михаила, на посвященных ему фестивалях. Правда, в этом году с дочерью Анной и внуком Мишей жила здесь несколько месяцев. Галине Евдокимовой по завещанию достался еще дом в Белокурихе. Но это недострой – без окон, без дверей, для жизни совершенно непригоден. Пока стоит в таком виде, будут ли его достраивать, не знаю.

Как еще делили наследство?

Ия Саввина (1936−2011)

Наследство: две квартиры в центре Москвы и дом в Костромской области.

Среди наследников – сын актрисы Сергей, который страдает синдромом Дауна и находится под опекой ее второго мужа, актера Анатолия Васильева.

— Дело прошло все инстанции, сделали по закону, никаких проблем нет, – ответил на вопрос «Антенны» Анатолий Исаакович.

Александр Абдулов (1953−2008)

Наследство: дача во Внукове, квартира в Москве на улице Гиляровского, домик на Валдае и несколько автомобилей.

Претендентами на имущество стали вдова Абдулова Юлия Милославская (в 2007 году родила актеру дочь Женю) и мама Людмила Крайнова. Все имущество досталось вдове актера. Деньги от своей доли наследства Людмила Алексеевна спустя время от Юли получила и вместе со старшим сыном Робертом и его женой Альбиной уехала на свою родину в деревню Конохово Ивановской области. Несколько лет назад Роберт умер, и теперь за 94-летней мамой актера ухаживает Альбина.

Владислав Галкин (1971−2010)

Наследство: приобретенная незадолго до ухода пятикомнатная квартира в центре Москвы, иномарка и деньги.

Все это досталось жене, актрисе Дарье Михайловой. На момент гибели Влад уже не жил с супругой, но официально еще не развелся.

Мать Владислава, кинодраматург Елена Демидова, и его приемный отец, актер Борис Галкин, ничего не получили. Как сообщала пресса, делиться с родителями мужа Дарья не стала, сославшись на то, что ей нужно поставить на ноги дочь, рожденную в предыдущем браке с актером Максимом Сухановым. По словам друзей Влада, доставшуюся в наследство от мужа квартиру Дарья продала.

Михаил Козаков (1934−2011)

Наследство: однокомнатная квартира в центре Москвы и рукописи.

Как рассказывала в интервью последняя жена Козакова Надежда Седова (с ней Михаил развелся незадолго до кончины), актер составлял завещание пять раз. Однако все оставил Зое, младшей дочери (от Анны Ямпольской). По словам близких, эту дочку актер любил особенно сильно, потому что она напоминала ему маму. Ямпольская сейчас живет с семьей в Израиле. В одном из интервью она заявила о намерении продать квартиру и направить деньги на образование детей – Зои и Михаила.

Любовь Полищук (1949−2006)

Наследство: квартира в центре Москвы.

У актрисы остались мать, муж, художник Сергей Цигаль, и двое детей: актер Алексей Макаров, от предыдущего брака, и Мариэтта Цигаль-Полищук. Квартира в центре Москвы стала яблоком раздора.

Комментарии

0
под именем