Дарья Ливен, первая русская женщина-дипломат, блестяще разбирающаяся в международных делах, чем ставила в тупик многих видных европейских мужей, поднаторевших в подковерной политике, была к тому же очаровательной шпионкой царского правительства. 

Доротея Ливен
Фото
Print Collector / Contributor / Getty Images

И обольщенные ее красотой, редким обаянием, министры, посланники и даже королевские особы легко выдавали все государственные секреты. Дарья Бенкендорф воспитывалась в Смольном институте, знала четыре языка, обладала аналитическим умом и твердым, жестким характером. Заметим, что юная Дарья постоянно находилась под заботливой опекой императрицы, углядевшей в девочке недюжинные способности. Она даже выбрала ей мужа, когда любимица выросла и превратилась в роскошную красавицу. Правда, в первом случае вышел полный конфуз. По доброте душевной, желая Дарья счастья, императрица решила выдать ее за графа Алексея Аракчеева. И тут девушка показала свой строптивый нрав: дескать, этот грубый солдафон не стоит и ее мизинца. Возможно, эти слухи дошли до влиятельного генерал-лейтенанта, будущего создателя военных  поселений, где жизнь напоминала настоящую каторгу. Он более не претендовал на ее руку и сердце.

Однако вторая попытка выдать замуж Дарью оказалась удачной. Императрица Мария Федоровна вместе с матерью подыскала нового жениха. Молодой красавец, генерал-адъютант, граф Христофор Ливен, любимец императора Павла I понравился капризной Дарье. В феврале 1800 года они поженились, и весь Петербург восхищался очаровательной женой Ливена, не пропускающей ни одного бала. Дарья наслаждалась жизнью, флиртовала со знатными кавалерами и, конечно же, не помышляла о тайной дипломатии, о том, что ей предстоит быть первой женщиной в истории России — агентом влияния в Европе.

Фото №1 - Красивая и коварная Доротея Ливен: история первой русской шпионки
Говорят, что писатель Оноре де Бальзак был так впечатлен красотой русской шпионки, что некоторые женские образы писал с нее. Например, расчетливая красавица Феодора в «Шагреневой коже». На фото актриса Милен Джампаной из экранизации 2010 года.
Фото
Кадр из фильма «Шагреневая кожа», режиссер Ален Берлине, kinopoisk.ru

Все решил случай. На балу в Царском Селе каждая из присутствовавших здесь светских дам горела надеждой, что Александр I пригласит именно ее на танец. Однако государь выбрал молодую графиню Дарью Ливен, которая просто пленила его своей необыкновенной красотой. Позже, зимой 1810 года, назначив ее мужа чрезвычайным посланником и полномочным министром в Берлине, он сказал: «Надеюсь, что ваша супруга будет вам надежной помощницей». И почтительно склонил голову перед Дарьей, стоящей рядом с графом. Государь как в воду глядел! Скучный и серый Берлин оживила именно эта необыкновенная женщина. Она открыла здесь литературно-политический салон, который стал местом, где собирались видные политики, дипломаты разных стран и государственные деятели вместе со своими женами. За карточной игрой, светскими беседами Доротея Ливен была в курсе всех закулисных тайн. И умело пользовалась этим, передавая ценные сведения в Россию.

Фото №2 - Красивая и коварная Доротея Ливен: история первой русской шпионки
Фото
Кадр из фильма «Шагреневая кожа», режиссер Ален Берлине, kinopoisk.ru

В Берлине, в сущности, и началась ее карьера разведчицы, талантливой и способной анализировать секретную информацию, высказать свое мнение, с которым вскоре стали считаться в царском правительстве. Париж, Лондон, где по долгу службы работала чета Ливенов, графиня успевала наладить полезные знакомства, превращая свой дом в гостеприимный салон, в котором каждый вечер собиралось высшее общество, поддавшись обаянию русской женщины, умеющей создать приятную атмосферу полной раскованности и свободы. Однажды, прочитав доставленное ей секретное донесение, Александр I даже пошутил, что если бы красавица-графиня не носила юбки, из нее вышел бы блестящий дипломат.

Министр иностранных дел России граф Карл Нессельроде, человек талантливый и прозорливый, первым оценил необыкновенные способности Дарьи Ливен и наладил тайную переписку, в которой информация передавалась в его ведомство или шла через ее брата — Александра Бенкендорфа, шефа русских жандармов. Искусство шпионажа, которое она довела до совершенства, используя свою, образно говоря, убийственную красоту, не сделало ее далекой от обыкновенных человеческих радостей и страстей. Дарья Ливен не была безгрешна: в Англии, где ее ласково звали Дороти, ослепительная графиня отчаянно флиртовала, и за ее нежными  плечами было несколько любовных романов. 

Фото №3 - Красивая и коварная Доротея Ливен: история первой русской шпионки
Также отчасти Доротея вдохновила Бальзака на образ Розы Шапотель. В кино ее сыграла Фанни Ардан.
Фото
Кадр из фильма «Полковник Шабер», режиссер Ив Анжело, kinopoisk.ru

Будущий премьер-министр страны граф Чарльз Грей ходил за русской шпионкой по пятам, признаваясь в своих чувствах. Говорят, что даже лорд Байрон был неравнодушен к красавице-графине и даже посвятил ей одну из своих поэм. Но самая длительная связь была у нее с министром иностранных дел Австрии — князем Клеменсом фон Меттернихом, который до конца жизни остался благодарным судьбе за то, что встретил эту бесподобную женщину. И вряд ли он догадывался, что обворожительная Доротея Ливен была в курсе всех секретов его дипломатической канцелярии. Забавно, но однажды Меттерних предложил ей сотрудничать с австрийским правительством. И хитрая женщина с позволения Нессельроде стала двойным агентом.

Эта удивительная леди не боялась провалов и того, что ее когда-нибудь  выставят в свете русской шпионкой. Дарья Ливен была настолько хороша, умна и обаятельна, что все сочли бы это глупой шуткой. Даже в 52 года графиня не теряла своей особенной, чарующей красоты. Нельзя сказать, что она не знала горя и несчастий. Безвременная смерть ее младших сыновей сломала Дарью Ливен. Она не смогла пережить эту трагедию и, заболев бронхитом, умерла в Париже в 1857 году, где великий писатель Оноре де Бальзак был при первой же встрече сражен  ее незаурядным умом и редким обаянием. По мнению французов, именно ее образ он затем использовал в своих романах.