— Когда Инна Михайловна только пришла в «Ленком», позвала нас с Колей к себе домой пообщаться, выпить чаю, — делится воспоминаниями Людмила Поргина, супруга Николая Караченцева. - Всю ночь мы сидели за столом, говорили о жизни, а на рассвете пошли гулять в вишневый сад рядом с ее домом. Инна Михайловна восхищалась каждой краской утреннего неба. В Чуриковой есть необыкновенное чувство красоты и умение удивляться каждый день. Ей дан великий дар: она умеет любить как в жизни, так и на сцене. Ведь можно играть любовь, но это не всегда будет правдоподобно. А она не играет, а действительно питает нежные чувства ко всему. Помню, мы показывали комиссии спектакль «Три девушки в голубом» по пьесе Петрушевской для утверждения в репертуар «Ленкома». История о том, как одинокая женщина растит ребенка без мужа, как ей сложно, что она может быть ранимой, слабой, хрупкой. К сожалению, спектакль отбор не прошел. Нас это безумно расстроило. И мы с Инной Михайловной поехали к ней домой, зажгли свечи, читали стихи Анны Ахматовой и плакали, что худсовет не понял глубину сюжета, в которой каждая женщина узнала бы себя.

Легендарная Инна Чурикова: какой ее знают близкие
Инна Чурикова с мужем Глебом Панфиловым
Фото
Persona Stars

Меня трогают ее слова: «Для меня важно проснуться и понять, что я – счастливая. Только тогда могу начать свой день…» Я бы дополнила фразу "…и поделиться счастьем с другими". Знаете, когда Инна Михайловна упала в театре, споткнулась о коврик и сломала руку, первая мысль у нее была о спектакле, в котором она не сможет играть, а не о переломе. Из больницы мне позвонила и сказала: «Представляешь, мне поставили штифты в запястье. Самое страшное, что они могут остаться на всю жизнь…»

Но Чурикова – не только замечательная актриса, но прежде всего женщина. Как-то я пришла в театр в костюмчике, который привел ее в восторг: «Тоже хочу!» После репетиции мы поехали в магазин, где подобрали ей великолепный наряд. Инна Михайловна любит необычные шляпки, интересно скроенные пальто. Она сумела создать собственный стиль, который отражает ее внутренний мир.

В жизни, где существуют интриги и недомолвки, она теряется как ребенок

Чурикова научила и меня быть сильной несмотря ни на что, держать ситуацию под контролем и принимать то, что дает судьба. Когда Коля разбился и не стало моей мамы, я приехала вечером домой и не ожидала, что увижу полную гостиную людей, среди которых была Инна Михайловна. До глубины души поразили ее слова: «Мы пришли побыть с тобой». Это большой человеческий поступок. Ведь в «Ленкоме» служат известные актеры, у них каждая минута на счету, а они провели время со мной… Когда Коля вышел из комы и его перевезли в палату, Чурикова была первой, кто к нему пришел. Они увидели друг друга и расплакались. На это невозможно было смотреть, потому что невероятно щемило сердце. Коля был счастлив снова держать за руку любимую партнершу по сцене.

С мужем ходят, держась за руки

С режиссером Глебом Панфиловым они вместе уже более полвека.

— Индивидуальность Инны Михайловны смогли разглядеть еще в Щепкинском училище, тогда мастер курса режиссер Вениамин Цыганков заявил: «Либо она дура, либо гений». А сама она считает себя обычной актрисой и никогда на звание гения не замахивалась, – говорит Елена Новоселова, ассистент картины «Васса» Панфилова. — Сейчас в это трудно поверить, но в 60-х Госкино занесло ее фамилию в черный список неснимаемых – считали, что она недостаточно хороша. Однако Глеб Анатольевич смог доказать, что Инна Михайловна – артистка с большой буквы. Глеба Анатольевича и Инну Михайловну свело кино. Тогда 33-летний начинающий режиссер искал актрису, которая сыграет главную роль в его первой картине «В огне брода нет» – сироту Таню Теткину. Ему нужна была скромная, немного забитая девушка, но с невероятной внутренней силой. Он на протяжении полугода подбирал подходящую кандидатуру, потом наткнулся по телевизору на Чурикову, ему понравился типаж. Когда помощники режиссера прислали артистке сценарий, она, актриса МТЮЗа, уже на следующий день примчалась в Ленинград на пробы. Панфилов сразу же утвердил 24-летнюю актрису на роль Тани Теткиной. Но худсовет оказался против. Однако режиссер сумел отстоять ее кандидатуру и не прогадал. Недаром «В огне брода нет» получил высокие награды. А потом был ошеломительный успех фильма «Начало» с участием Чуриковой. После чего Глеб Анатольевич захотел снять картину о Жанне д’Арк. Чиновники ее так и не одобрили, им был нужен социальный герой. Тогда Чурикова объявила бойкот: отказывалась от съемок пять лет и даже не решалась на ребенка. Настолько была одержима героиней и от отчаяния даже написала письмо председателю Госкино Филиппу Ермашу. В нем описала все сомнения по поводу его эстетического чутья, угрожала, что готова была расстаться с жизнью из-за невозможности воплощения своего замысла на экране. Увы, ее мечте не суждено было сбыться. Панфилов стал для Инны Михайловны настоящей путеводной звездой, как она говорит: «Глеб – это моя биография». Несмотря на то что Чурикова безмерно любит мужа, они на сцене и на съемочной площадке ведут себя не как муж и жена, а как актриса и режиссер. Меня постоянно приятно поражала их трепетность друг к другу. Никогда не слышала, чтобы кто-то из них повысил друг на друга тон. Сколько наблюдаю за ними, до сих пор ходят по улице, держась за руки, как маленькие дети. Их любовь уникальна. Ее надо заслужить.

Легендарная Инна Чурикова: какой ее знают близкие
Инна Чурикова и Михаил Кононов в фильме «В огне брода нет»
Фото
Persona Stars

В 35 лет у супругов родился долгожданный сын Ваня. Сейчас ему 40 лет, он окончил МГИМО, работает юристом-международником.

— Инна Михайловна всегда говорит о сыне с огромной любовью и трепетом, — продолжает Елена Новоселова. — Помню, когда Иван уехал в Лондон на обучение режиссуре, она так по нему скучала. Несмотря на то что каждый день по несколько раз созванивались, у нее все равно порой глаза были на мокром месте. Сейчас, когда Иван приходит в театр, они всегда держатся всей семьей, видно, что у них царит идиллия.

— Меня всегда потрясало то, как Инна Михайловна и Глеб Анатольевич относятся друг к другу. Интеллигентно и достойно общаются, что называется, полушепотом, — рассказывает актриса и телеведущая Яна Поплавская. — Никогда бы не сказала, будучи на съемочной площадке, что они муж и жена. Не забуду, как Инна Михайловна взяла меня, 15-летнюю, под крыло на картине своего супруга «Васса», где я играла Людмилу, младшую дочь ее героини. Помню, репетировали сцену, где умирает брат Вассы. Все встали в ряд, а я не знала, как быть, куда посмотреть. Инна Михайловна увидела мою растерянность, взяла за руку, по-матерински притянула к себе и показала, что нужно делать. Она понимала, что в фильме звезды, что это большая ответственность и нужно поддержать девочку. Благодаря ей я почувствовала уверенность в своих силах и до сих пор иду с этим по жизни.

Железная леди – не про нее

— Многие называют Инну Михайловну легендой, но она этого не любит, — рассказывает Иван Агапов, актер театра «Ленком». -В душе она моложе всех нас! Чурикова – как магнит, который вдохновляет внутренним неиссякаемым огнем. Находясь рядом, всегда хочется ей соответствовать. Одна из немногих актрис, которая играет по-настоящему, что называется, как в последний раз. Несмотря на то что супруг, режиссер Глеб Панфилов, называет ее «мягкой силой», в ней в то же время есть детскость, наивность, трогательность. Недаром Марк Захаров говорит, что главная актриса нашего театра – Инна Чурикова. Он даже прощает ей незначительные опоздания на репетиции, чего он категорически не приемлет. Как-то она не успела прийти вовремя, что привело режиссера в недоумение. На что Чурикова с искренним отчаянием сказала: «Нашли место, где репетировать! Пока доберешься до вашего пятого этажа…» И Захаров, улыбаясь, ответил: «Действительно, не угадал с местом!» Но если Инна Михайловна не согласна с режиссером, то репетиция одной реплики может занимать несколько часов. Она никогда не будет делать то, что противно ее как актерскому, так и человеческому нутру. Никогда не была актрисой-лицедейкой, несмотря на ее характерные роли. Чуриковой нужно все прожить, прочувствовать, иначе никак. Железная леди – это не про нее. Она, бедная, раз в два года постоянного что-то ломает. Мы так переживаем за нее, поэтому бережем как можем. Но она во всем ищет позитив. И с особым трепетом относится к жизни, благодарит судьбу за то, что у нее есть. Инна Михайловна живет в своем мирке, который гораздо чище и светлее реального. На сцене кажется гораздо счастливее, более наполненной – как рыба в воде. В жизни, где существуют интриги и недомолвки, она теряется как ребенок. Не знает, как во всем этом существовать… Инна Михайловна – очень компанейский человек, всегда в центре внимания. Наши посиделки после спектаклей можно сравнить с фейерверком: рассказы до утра, братания, песни, слезы радости… Она совершенно простой человек: может свободно пообщаться как с монтировщиком сцены, так и министром. Для нее все люди равны, лишь бы был человек хороший. Всегда интересуется, как у кого дела, нужно ли что-нибудь. Театр для нее – вторая семья. Если что-то случается, непременно помогает. Правда, не любит это афишировать.