Олег Басилашвили: «Немного «нахалина» не навредит»

«С годами я убеждаюсь в том, что нельзя относиться к себе слишком серьезно. Лучше думать о себе поменьше». Так начал разговор с «Антенной» актер, которому 26 сентября исполняется 80 лет.

Фото
Сергей Иванов

«Лев Толстой однажды сказал: «Человек – это дробь: в числителе – то, что он представляет собой на самом деле, а в знаменателе – то, что он о себе думает». Но я даже не пытался составить такую дробь для себя. Мне просто некогда было этим заниматься. Сколько себя помню, постоянно работал: играл в театре, снимался в кино, выступал на концертах. Нужно было кормить жену и детей. На дворе советская власть: пустые прилавки, просто ничего не купить. Приходилось с семи утра стоять в очереди за кефиром, бегать по Невскому проспекту в поисках сыра.

До себя руки доходили в последнюю очередь. У меня не было хороших костюмов, ботинки протекали. Помню, попал как-то в Голубой зал Гостиного Двора, пройти туда можно было только по блату – там обслуживались первые люди города, члены обкома партии. Когда зашел я, продавщицы переглянулись, пошептались и вынесли мне брюки на два размера больше. Пришлось купить, других просто не было».

Цените родных, пока они рядом

С женой Галиной
Фото
Сергей Иванов

«Во время войны нас эвакуировали в Тбилиси. Жили мы там с мамой и бабушкой впроголодь. И однажды на пыльной дороге я нашел – о, чудо! – шоколадную конфетку. Она была вся в пыли, но мне казалась сокровищем. На вытянутой ладошке я принес конфету домой: помнил, что бабушка очень любит сладкое. Она не выдержала и расплакалась. Потом мы бритвой срезали грязь и разделили конфету на три равные дольки: мне, бабушке и маме.

А еще помню, как мы отмечали Новый год в Тбилиси. Мне очень хотелось, чтобы у нас была елка, но откуда ей взяться в жаркой Грузии? Я пошел в университетский сад рядом с домом, нарвал каких-то веток, мы поставили их в воду. Но разве этот «букет» можно было сравнить с настоящей елкой? Так я и ушел, чуть не плача, гулять. А когда вернулся, в комнате стояла громадная, до потолка, сосенка, а на ней висели рыбки, птички, бабочки из бумаги. Это мамуля нашла где-то сосну и решила устроить для нас праздник.

Позже, когда мы вернулись из эвакуации в Москву и обживали новую дачу в Хотькове, со мной приключилась странная история. Я гулял по лесу, вокруг никого, тишина. И вдруг я услышал голос: «Обернись и запомни это. Больше ты этого не увидишь». Обернулся – вдалеке виднелась наша терраса, там мама и бабушка накрывали на стол. Картинка впечаталась в мою память. Не так давно я был там. Нашел то самое место, где послышался голос, обернулся, но ничего не увидел. Мамы и бабушки давно нет в живых. И только тогда я понял, насколько важно было ценить их, когда они жили рядом: бабушку, которая срезала грязь с конфетки, маму, которая вырезала елочные игрушки из бумаги… Как много я не успел им сказать, как мало для них сделал!»

Отвечайте на зло, даже если враг сильнее

С женой и дочерью Ксенией
Фото
из личного архива Олега Басилашвили

«Мир бывает несправедлив. Но не стоит все невзгоды воспринимать как наказания. Многие даны нам для взросления, для того, чтобы, преодолев их, мы стали сильнее.

Я это усвоил в восемь лет. На день рождения мне вручили небывалый подарок – красивый такой поясок с железными бляшками. Мама купила его на последние деньги. И вот я надел обновку и отправился в университетский сад. Там ко мне подошли двое или трое студентов-первокурсников, увидели мой пояс – чик! – сняли его и пошли дальше. И такая обида за маму во мне проснулась, я подумал, как тяжело ей было скопить на подарок, как она старалась меня порадовать… В общем, я догнал своих обидчиков, вырвал пояс и начал хлестать их по лицам прямо железяками. Они в ужасе стали кричать на грузинском: «Сумасшедший! Сумасшедший!» – а потом убежали. И тут я понял, что на зло надо всегда отвечать, даже если твой враг, как кажется на первый взгляд, сильнее тебя».

Запасайтесь «нахалином»

«С 6 до 11 лет меня воспитывали мама и бабушка. Отец и старший брат были на фронте. Поэтому я вырос маменькиным сынком. Когда попал в среду артистов – в труппу легендарного, тогда Ленинградского Большого драматического театра под управлением Георгия Товстоногова, я растерялся. Постоянно смущался, краснел. Немудрено – вокруг сплошь звезды: Павел Луспекаев, Зинаида Шарко. Видя мои комплексы, преподаватель Школы-студии МХАТ Борис Вершилов сказал: «Олег, вам не хватает «нахалина», надо его приобрести. Только не спутайте «нахалин» с нахальством, это разные вещи!»

И я начал принимать разные меры, чтобы избавиться от стыдливости и спокойно воспринимать даже насмешливые взгляды. Например, перед поездкой в метро я надевал берет, в который втыкал большое куриное перо. В вагоне люди косились на меня, а я привыкал быть наглым в хорошем смысле слова.

Если кто-то делал мне замечание вслух, я невозмутимо показывал на этого человека пальцем и говорил: «Так, ваша фамилия…» После чего, как правило, инцидент исчерпывался сам собой. Чтобы запастись нужной дозой «нахалина», мне понадобилось несколько лет».

Расставляйте точки над i

С дочерью Ксенией
Фото
из личного архива Олега Басилашвили

«Еще в театре я научился не бояться принимать решения. Определенность гораздо лучше подвешенного состояния. Так вышло, что роль Хлестакова для спектакля «Ревизор» дали репетировать сразу двум актерам: мне и Олегу Борисову. Каждый из нас пытался доказать режиссеру, что он лучше. Силы уходили не на работу над ролью, а на соперничество: кто кого переплюнет. Я не выдержал, пошел к Товстоногову и сказал: «Георгий Александрович, если вы выберете Борисова, я буду счастлив, если меня – тем более. Репетировать вдвоем нет смысла: мы топчемся на месте, просто выпендриваемся перед вами. Так больше нельзя. Должен остаться один из нас, иначе ничего не выйдет».

Товстоногов обещал подумать, а через две недели утвердил на роль меня. Борисов обиделся, решил, что я ходил себе роль выпрашивать, хотя это было неправдой. Я всего лишь расставил точки над i. Таких примеров предостаточно. Вспомните моего героя из «Осеннего марафона» Андрея Бузыкина. Он никак не мог определиться: сказать «да» или «нет», потому что постоянно боялся ошибиться или сделать кому-то больно, поэтому болтался посередине, а в результате просто потерял себя.

Считаю ли я себя успешным? Я не знаю, что такое успех. Успех – это когда ты чувствуешь, что ты сделал все правильно, как хотел, и зритель тебя правильно понял. Все остальное – понты и вранье. Никакого самоутверждения нет.

Настоящий артист всегда недоволен собой, я в том числе. Бывали на сцене моменты, когда я был счастлив. Но могу ли я назвать это успехом? Скорее это плоды тяжелого труда».

Комментарии

1
под именем
  • Все комментарии
  • Мудрый человек, хороший актер! Здоровья и хороших ролей