Страсти «Голоса»: скандалы и обиды участников

В любом конкурсе есть победители и проигравшие. Популярное песенное шоу не исключение. Вот только причину ухода из проекта каждый из выбывших видит по-своему.

Нана Хатл, наставник Александр Градский

Фото
Руслан Рощупкин

Все начиналось для Наны Хатл многообещающе. Во время слепых прослушиваний 19-летняя кудрявая красотка из Ростова-на-Дону буквально взорвала эфир шоу «Голос». Вышла на сцену с хитом «Hotel California», переделанным на современный лад. После мелодичного куплета девушка… зачитала рэп. Естественно, Баста первым повернулся посмотреть на интересную исполнительницу. Вслед за ним последовали и остальные наставники, никто не остался равнодушным. Выбор оставался за Наной. Вместо того чтобы пойти к своему земляку, рэперу Басте, певица отправилась в команду к Александру Градскому.

Второй тур Нана прошла успешно, а вот нокауты не смогла. Несмотря на то что молодой певице достался красочный номер с песней на стихи Уильяма Шекспира, ей аккомпанировали барабаны и волынки, а также бэк-вокальная секция. Зажигательное выступление не вдохновило Александра Борисовича, и он пропустил в следующий тур Татьяну Ширко и Аллу Рид. После этого и последовало обличение – первое за четыре сезона существования шоу. Потом Нана, правда, удалила пост, но через некоторое время снова вернула. Вот некоторые фрагменты из откровений вокалистки:

«А всего-то надо было согласиться попеть в театре „Градский Холл“. В котором я явно не формат и там нет и не будет никогда моих зрителей. Погуглите афишу, и точно будете знать, кто и когда из его команды вылетает из проекта. Я поздно поняла, что он решает вопрос труппы на пару сезонов за счет „Голоса“. Так бы исполнила другую свою песню…»

А дальше по пунктам:

  1. Наставник не должен говорить участнику проекта за два дня перед выступлением после утвержденного и отрепетированного репертуара, что он не проходит в следующий тур, независимо от того, как и какую композицию исполнит участник.
  2. Для того чтобы оставаться в команде А. Г., необходимо соответствовать формату его театра или его представлениям о популярности.
  3. Я не жалею о том, что покинула проект, а зла, что покинула проект именно с этой моей композицией и без внятного объяснения наставника хотя бы зрителям как минимум, потому что эти объяснения пришлось давать мне.
  4. Я не считаю, что обязана каким-то раскрытием или новыми навыками А. Г., а тем более не считаю себя обязанной ему за эфиры Первого канала, как и за симпатии зрителей.
  5. Да! Мне действительно А. Г. предлагал в день съемок утешительный приз в виде выступления в его театре (я, естественно, отказалась).
  6. Да! Я действительно не вставила в повторе речитатива русский перевод Маршака, чем не испортила свою композицию окончательно.
  7. Я искренне благодарна редакции Первого канала за то, что допустили меня на слепые прослушивания, а также всем своим вновь приобретенным поклонникам, которые так же, как и я, верили в конкурс.
  8. На проекте действительно никто никого не покупает и не продает. Никто ни с кем не спит за эфиры!
  9. У меня нет продюсеров, и я не веду концертной деятельности, так что корпоративы, свадьбы и похороны незадорого – это мимо.
  10. Уф… Вроде все, не путайте с «уфф» – это карликовый африканский ежик, почти мой муз.

Станислав Обухов, наставники Полина Гагарина и Александр Градский

Фото
Руслан Рощупкин

Челябинский певец после выступления позвал на сцену возлюбленную Дарью Лиговскую и на глазах изумленных телезрителей предложил девушке руку и сердце. Избранница ответила: «Да». Но «Голос» Станислав все равно покинул.

– Мой уход с проекта после выступления в нокаутах был почти предсказуем. Считаю, это неправильный подбор тройки. Нужно было поставить в трио вместе ребят, а не двух девушек и меня одного. Но в любом случае участие в шоу – это пункт в послужном списке. Еще из недостатков – материал, не подходящий для исполнителя. Каждый наставник предлагает репертуар, исходя из субъективного музыкального вкуса и планов на того или иного участника.

Когда я попал к Полине Гагариной, с ней еще можно было поспорить. Например, она предложила мне исполнить старый хит «Люблю я макароны». Это песня немного фриковая и уж точно совершенно не моя. Отказывался и от материала а-ля Меладзе. Тоже совершенно не мой репертуар.

Когда был в команде Градского – с ним так не поспорить, он авторитарный. Если сказал «поешь эту песню», ты ее исполняешь.

Многие моменты показались не совсем справедливыми. Например, ситуация с иеромонахом Фотием (наставник Григорий Лепс. — Прим. «Антенны) – он показывал однобокий материал, ему не давали каких-то неожиданных песен, другого плана. Кто-то исполнял три песни подряд на английском, хотя, по словам наставников, в шоу нужно чередовать песни на русском и других языках.

Что касается меня, то в нокаутах нужно было спеть балладу на русском, и я исполнил «Музыканта» Никольского. Если говорить о других участниках, однозначно оставил бы в проекте Костю Работова. У него необычный тембр и искренняя, проникновенная подача материала. Есть участники, которые поют технично, но за этой техникой нет личности, искры. Костя – стильный вокалист, и жаль, что я не слышал, как он поет на русском; было бы интересно, если бы он раскрылся таким образом. Импонировал дуэт Биназир Ермаганбетовой и Раффы Григоряна. Мне кажется, Биназир не повезло, что ее выступление поблекло на фоне более эмоциональных, ярких, «на разрыв аорты» номеров. Если исполняешь красивую, но, условно говоря, камерную вещь, будешь казаться слабее по сравнению с «крикливыми» номерами.

Варвара Визбор

Фото
Руслан Рощупкин

Во время слепых прослушиваний к 29-летней внучке Юрия Визбора не повернулся ни одни из наставников, что вызвало в зрительном зале и интернете шквал негодования. Более того, Григорий Лепс высказал свое недовольство по поводу исполнения, а Баста посчитал, что Варвара даже в ноты не попадала. Поклонники певицы считают решение судей несправедливым.

— Я до этого смотрела почти все выпуски «Голоса». Понравилось шоу, зацепило. Показалось, можно попробовать поучаствовать. Для меня «Голос» был эталоном качества, профессионализма. И он оказался действительно честным, что порадовало. А всплакнула из-за переполняющих меня в тот момент эмоций. Если честно, слезы были в глазах еще тогда, когда общалась с наставниками. Растрогал теплый прием зрителей в студии. Но это конкурс, он тем и интересен, что-либо ты проходишь дальше, либо нет. С наставниками после этого я не встречалась. Думаю, может быть, мы еще встретимся когда-нибудь позже и будем с какими-то приятными эмоциями вспоминать этот интересный жизненный момент. Родные поддержали меня, а вот подруги Марина Коняшкина и Настя Цветанович, которые находились рядом с Дмитрием Нагиевым во время записи, были, конечно, возмущены. Но это естественная реакция любящих людей. Прошло время, и кажется, что можно было еще лучше спеть. У меня есть к себе вопросы. Увы, следить за новыми участниками сейчас нет возможности. Много дел музыкальных, день и ночь работаем над записью альбома, выступаем в Москве, пока не едем никуда на гастроли, хотя есть предложения. Ждем выхода альбома, чтобы потом по-честному отправиться в тур. Чувствуется, что благодаря «Голосу» у меня прибавилось зрителей. И это не может не радовать.

Родион Газманов, наставник Григорий Лепс:

Фото
Руслан Рощупкин

— Люди, которые ищут минусы в таком масштабном проекте, должны еще пройти определенный путь и школу, получить больше опыта. Безусловно, «Голос» – это рейтинговое шоу, и им нужно поддерживать определенный уровень. Поэтому бывали случаи, когда участникам не давали петь то, что они хотели. Но ведь артисты понимали, куда шли. В конкурсе практически не было непрофессионалов. То есть не знающих, чего хотят дальше, людей. Такие, как правило, не проходили даже слепые прослушивания. Поэтому все понимали, что это за проект и как он устроен. Возможно, кому-то хотелось больше репетиций с наставником. Но ведь он не нянька. Мне пришлось серьезно готовиться к выступлению, много репетировать, заниматься, хотя уже есть сценический опыт. Да и с Витольдом Петровским мы много работали, чтобы получился наш прекрасный дуэт. Где-то я его вытягивал, где-то он мне говорил, как будет лучше. Безусловно, Александр Борисович в какой-то степени деспотичен. Но опять же – у любого участника был выбор, они прекрасно понимали, куда шли.

Анастасия Крашевская, наставник Полина Гагарина:

Фото
Руслан Рощупкин

– Шоу называется «Голос», но многих ребят, кто пел хорошо, убирали, а дальше проходили их партнеры, которые были ярче в артистическом плане. Этот момент мне до сих пор несколько непонятен. Ведь участвовали мы в «Голосе», а не в «Артисте», где такой ход был бы оправдан. Не знаю, почему не удержалась на проекте. Наверное, дело в том, что у наставника есть свое видение певца. И я в него по разным причинам не попала. Возможно, в какие-то моменты роль сыграло настроение. Мы, участники, отснялись и поехали домой, а у наставников гастроли, концерты, большая нагрузка.

Карина Цветкова, наставник Баста:

Фото
Руслан Рощупкин

— На проекте были разные ситуации, и я не всегда была согласна с тем, что происходило. Но изначально понимала, что шла на шоу, поэтому и не питала иллюзий. Первое впечатление нельзя произвести дважды. Естественно, наставники, как опытные люди, изначально выделяют кого-то для себя и выстраивают приблизительную тактику до конца проекта. Думаю, они заранее знают, кого сольют, а кого будут «тащить». Они такие же игроки, как и сами конкурсанты. Логично и то, что в первую очередь «сливают» спасенных. К ним обычно наставники испытывают меньше эмоций, отсутствует фактор человеческой привязанности. В отношении оценки моего номера – я понимаю, о чем говорил каждый из наставников. Петь на русском языке мне приходилось и раньше, но не слишком часто. В основном с детства исполняла джаз и зарубежные фирменные вещи. Не имею ничего против, но это не совсем привычно для меня. По поводу выбора песни: среди озвученных Бастой вариантов этот показался мне наиболее приемлемым. Хотя рисовала в голове ее иначе, чем задумал Вася. У него своя получилась картинка, с которой я должна была совпасть. Мне же в такой интерпретации было тесновато и не сказать, что уютно. Но это, как говорится, мои проблемы. Работать с Бастой было интересно. Конечно, не всегда то, что говорилось про номера, соответствовало моим представлениям. Часто наставники обсуждают что-то, чтобы вызвать определенную реакцию у телезрителей или не обидеть друг друга. Где-то приукрашивают, где-то наоборот… Но всегда нужно помнить, что это в первую очередь игра. Просто многие слишком серьезно относятся к себе и к конкурсу.

А что думают участники прошлых сезонов?

Фото:
Сергей Джевахашвили

Анастасия Главатских (третий сезон, наставник Пелагея):

— Спустя время понимаю, что Поля лучше знала, какие песни нам исполнять и как выглядеть. А тогда, конечно, сильно сопротивлялась, смущалась. К примеру, в финале мне не нравилась прическа, которую мне сделали, платье, да даже песня. Казалось несправедливым, что Ярославу Дронову досталась композиция, которую он четыре года на концертах исполняет, а мне – которую четыре дня всего репетировала. Хотелось больше свободы выбора. В третьем туре Поля и ее мама Светлана придумали для меня костюм в стиле Пеппи Длинныйчулок – высокие гетры, коротенькая юбочка. Я как могла отбрыкивалась, мне хотелось выглядеть солиднее, но с мамой Поли спорить бесполезно (улыбается). В итоге большинство моих поклонников именно этот эфир запомнили больше всего и сейчас подходят ко мне и говорят, как им понравился мой образ. И те песни, которые казались мне сначала неподходящими, сейчас публика на концертах принимает на ура, и я их сильно полюбила. Жаловаться не на что. Поля нами занималась день и ночь, и как показала практика, просчитывала наперед. К тому же не совсем уж она неумолимая, в виде компромисса мне разрешили исполнить в том же третьем туре ту песню, которую я хотела.

Валентина Бирюкова (третий сезон, наставник Александр Градский):

— Я вам так скажу: мне Александр Борисович после первого же этапа заявил: «На следующем пойдешь к чертовой матери». А я ему отвечала: «Докажу, что нет». И доказывала. У него тактика такая. Он не душечка, это факт, жестко выражается, часто критикует, но мне это в нем и нравится, не люблю полутонов и фальши. Мы с ним часто спорили, но всегда, конечно, побеждал Александр Борисович и оказывался абсолютно прав. Да и вообще кто я такая, чего добилась в жизни, чтобы вмешиваться в работу мэтра? Он никогда не скрывал, что ему достаточно нескольких репетиций, чтобы понять, кто из его участников до какого тура дойдет. Потому что он профессионал.

Анжелика Фролова (первый и третий сезоны, наставники Дима Билан и Пелагея):

— Единственное, я бы пожелала наставникам побольше свободного времени. Чтобы у них была возможность с каждым участником хотя бы час позаниматься индивидуально. Можно даже в самом начале проекта. А по поводу объективности… Я сама неоднократно сидела в жюри и знаю, что тут ее быть не может. Отношение наставника к участнику складывается из его опыта, вкусовых предпочтений, взглядов на жизнь, личной приязни или неприязни. И это нормально. Не соглашусь с теми, кто ругает четвертый сезон. Он не плохой, просто сильно отличается от предыдущих. Гораздо смешнее, когда свою лепту в это вносят Баста и Лепс оригинальными комментариями и оценками.

Комментарии

0
под именем