Среди наследников Евгения Евстигнеева, Алексея Петренко и Людмилы Гурченко продолжаются споры о наследстве.

Евгений Евстигнеев: недвижимость, на которую претендуют чужие дети

Народный артист СССР умер 25 лет назад. Наследниками остались его вдова – заслуженная артистка России Ирина Цывина (для него это был третий брак, для нее – второй), а также его сын Денис (от первого брака с народной артисткой СССР Галиной Волчек) и его дочь Мария (от второго брака с актрисой Лилией Евстигнеевой). Ирина Цывина вскоре вновь вышла замуж – за гражданина США, продюсера Джорджа Пусепа, у них родились сын Евгений и дочь Зинаида, позже они развелись. После этого она вновь скрепила себя узами брака, с бизнесменом Александром Благонравовым-средним. Он умер от отека мозга 18 февраля на 65-м году жизни. Его наследниками остались дважды вдова Ирина Цывина, его сын от первого брака Александр Благонравов-младший, его отец Александр Благонравов-старший, а также Евгений Благонравов, сын Цывиной от Пусепа, которого он усыновил и которому дал свои отчество и фамилию. Теперь пасынок Ирины заявил права на все имущество Цывиной, в том числе нажитое в браке с Евстигнеевым, но оформленное в браке с Благонравовым-средним.

Фото №1 - Пропавшая машина и квартира-музей: как звезды делят наследство
Фото
личный архив Ирины Цывиной

Юлия Вербицкая, адвокат Ирины Цывиной:

— Благонравов-младший обратился в Тверской суд Москвы с иском, в котором просит выделить из всего имущества, зарегистрированного на Ирину Константиновну, супружескую долю. Это в том числе земельный участок в Щелковском районе Подмосковья, который получили Цывина и Евстигнеев в 1992 году (в последний год его жизни) от районной администрации. В 1997 году она, уже будучи замужем за Пусепом, завершила строительство дома. Замуж за Благонравова-среднего вышла в 2002 году, но документы на дачу зарегистрировала в Росреестре в 2005 году, что не делает это имущество совместно нажитым. Вот Джордж, возможно, имел права на эту дачу, но он на нее, как честный человек, не претендовал. И дети Евстигнеева тоже. Кадастровая стоимость дома составляет 3,5 миллиона рублей. Там 150−200 кв. м, два этажа, стены рубленые. Земельный участок – 12 соток.

Суд по ходатайству Благонравова-младшего наложил арест на все недвижимое имущество Цывиной, обозначенное в иске. Также он претендует на свою долю в четырех квартирах в разных районах Москвы площадью по 40−50 метров.

Квартира номер один, в которой сейчас проживает Ирина, была куплена ею через несколько месяцев после заключения брака с Благонравовым-средним на ее средства. Они взялись от продажи другой квартиры, принадлежавшей ей до брака с ним (в ней она жила с Евстигнеевым, и после его смерти споров с наследниками по ней не возникало), но проданной в браке. Вторая квартира – в ипотеке до 2021 года. Ее они с супругом взяли вместе. Третью и четвертую квартиры она приобрела в браке, но практически на свой заработок, хотя истец утверждает, что одну из них – полностью на деньги его отца, и он просит лишить ее этой квартиры в супружеской доле. Все четыре квартиры оформлены на Ирину.

Если бы младший Благонравов ничего бы не начал, она так бы в них и жила. Ирина в шоке. Она человек высоких моральных качеств и не выдвигает требования признать Благонравова-младшего недобросовестным наследником, хотя он не поддерживал отношений с отцом.

Благонравов-средний был не особенно удачливым бизнесменом. Принимая наследство, она приняла и его долги. Скоро будем встречаться с кредиторами – это более трех банков – и выяснять, о какой задолженности идет речь. В одном банке – это около 6000 у.е., которые она должна выплачивать по текущему курсу. У Благонравова-среднего была компания по перевозкам, которая обанкротилась.

Александр Благонравов-младший, сын, пояснил свою позицию только «Антенне»:

— Мне 39 лет, у меня самого давно семья, сыну 17 лет. Со своим отцом я общался до конца его дней; иногда были разногласия, но мы справлялись. Я его сын от первого брака, а с Ириной это был третий его брак. Этот Новый год мы встречали вдвоем. И все последние годы мы ездили друг к другу в гости.

С Цывиной он не жил уже около года до своей кончины, а жил с другой Ириной – Веденкиной. Разводиться они не хотели – может, чтобы не делить имущество. Отец скончался скоропостижно спустя месяц после дня рождения. Мы отметили его вместе с Веденкиной, а Цывиной там не было. Но он оплачивал все семейные счета. Отец жил на даче (что построили на земле, выделенной Цывиной и Евстигнееву. — Прим. «Антенны»). Цывина сдавала две квартиры, а в двух жила с сыном Евгением. Она только в последние дни приехала в больницу и устроила там скандал, запретила к нему всех пускать, в том числе Веденкину, которая о нем заботилась больше всех. Она не очень хорошо себя вела и на похоронах. Поэтому с ней в контакт не вступаю: пусть суд решает.

Дедушке 84 года, свою долю отдал мне. Он изобретатель (Александр Благонравов-старший, доктор технических наук, профессор, конструктор бронетехники, генерал-майор инженерно-технической службы, заслуженный деятель науки и техники России. — Прим. «Антенны»).

У отца была логистическая компания, которая занималась автомобильными перевозками, я в ней довольно долго работал, но потом ее продали немцам.

Два года назад, когда они были еще вместе с отцом, Цывина приезжала ко мне на дачу и обнималась с моими собаками. Тогда отношения были нормальными. Отец с Цывиной были соседями по даче, вместе ходили на тусовки, так и познакомились. Отец раза два этот дом перестраивал, вплоть до последних лет что-то там делал. Построил баню большую.

Фото №2 - Пропавшая машина и квартира-музей: как звезды делят наследство

Я не общаюсь с сыном Цывиной от американца, которого отец усыновил. В этом он совета у меня не спрашивал. Отец помогал ему в разных жизненных ситуациях и много в него вкладывал, Женька к нему очень хорошо относился.

Несмотря на то что вся недвижимость оформлена на Цывину, две квартиры были приобретены отцом в браке с Ириной на заработанные им деньги. Цывина никогда столько не получала, чтобы приобрести все эти квартиры, а вот отец зарабатывал много. Третью квартиру они приобрели в браке на совместно нажитые средства, а четвертую взяли вместе в ипотеку. Что же касается участка, который выделили Цывиной и Евстигнееву, то в собственность она приобрела его во время брака с моим отцом, поэтому по нему и ведется наследственный спор.

У отца были автомобиль и мотоцикл. Однако недавно получил справку из ГИБДД, что никакой транспорт за ним не числится. Начал расследование и выяснил: в июле через подставное лицо (продал автомобиль некий Зайцев В. Ю..) собственником становится Цывина и владеет ею с июня, а ведь полгода для определения наследства еще не прошло. Несколько дней назад она эту машину продала. Так что подаю новое заявление.

Ирина Цывина, дважды вдова:

— Благонравов-младший общался с отцом только в последние месяцы до его смерти, а вот Ирина Веденкина придумала, что у них любовь. Это бывшая однокурсница, с которой он общался по-дружески, пока женился на других. Она надеялась, что он разведется со мной и на ней женится, но он сам мне говорил, что она ему не нужна. Я не была с ним на Новый год, потому что он сильно выпивал и так и не закодировался, как я велела. Звонил и говорил, как жалеет, что за 16 лет мы первый Новый год не вместе. Я очень любила Сан Саныча, поэтому Джордж у меня украл дочку – мстил за то, что он усыновил Женьку.

Дележ имущества я переживаю чудовищно. Благонравов-младший ведет себя непорядочно. Я хоронила его отца на деньги подруг, а сын ни копейки не дал. Когда Сан Саныч обанкротился, он хотел фирму переписать на сына. Но сын не хотел этого, и Сан Саныч очень расстроился. Считал это трусостью и предательством.

Я очень много снималась и зарабатывала огромные деньги – и расплачивалась с долгами Сан Саныча. Мой Женька не работает, мой брат – инвалид, а мне коллекторы звонят по ночам.

Никакого рока в том, что я в 54 года дважды вдова, нет. С Евстигнеевым мы расстались на пике любви. Его неправильно оперировали в Англии. Отключили от аппаратов, он мог бы жить. Последнего мужа я делала счастливым и тащила по жизни, лечила от алкоголизма, прощала ему все. Он изменял мне с женщинами легкого поведения. Но я все терпела и прощала, так как брак венчаный. Я еще буду счастливой.

Алексей Петренко: сомнения в родстве

Народный артист РСФСР скончался 22 февраля на 79-м году жизни. У него оторвался тромб. На наследство претендуют трое: Полина Петренко – его дочь от первого брака (с певицей Аллой Петренко), вдова Азима Абдумаминова, которая также представляет законные интересы Мелании Петренко – якобы их общей дочери.

Фото №3 - Пропавшая машина и квартира-музей: как звезды делят наследство
Фото
Интерпресс / PhotoXPress.ru

Евгений Тонкий, адвокат Полины Петренко:

— Мы с Полиной обратились в Пресненский районный суд Москвы с иском с двумя требованиями. Во-первых, мы считаем, что Азима подделала свидетельство о рождении своей младшей дочери Мелании. Во-вторых, мы оспариваем сделку дарения (на квартиру в Москве и дачу в подмосковной Балашихе), которую Петренко совершил на Абдумаминову. И просим признать Абдумаминову недостойным наследником.

Есть первоначальное свидетельство о рождении девочки, датированное 2007 годом. Отцом там указан некий Улугбек Сулейманов, а матерью – Азима Абдумаминова. Мы утверждаем, что именно Сулейманов является отцом девочки, а не Петренко. Мы предполагаем, что Азима подделала документы и вступила в преступный сговор с работниками отделения загса в Кыргызстане. В первоначальном свидетельстве девочку зовут Алия. Во время выдачи свидетельства в 2007 году Сулейманов и Абдумамимнова проживали вместе, и у них был брак не официальный, но совершенный по мусульманским обычаям. Петренко с ней тогда не жил. В Кыргызстане после нашего заявления по этому факту возбудили уголовное дело.

Если докажут, что свидетельство подделано и что Мелания не родная Петренко, то наверняка согласно статье 1117 Гражданского кодекса, который исключает право наследования для лиц с умышленными противоправными действиями, и Азиму, и ее дочь из наследников вычеркнут.

Что касается договора дарения, мы считаем, Петренко его не подписывал или находился в это время в неадекватном состоянии. Будет проводить экспертизу.

Вторым браком Алексей Петренко был женат на журналисте Галине Петренко-Кожуховой, от которой ему и достались квартира в Москве и дача в Подмосковье. После ее смерти его пасынок, телеведущий и путешественник Михаил Кожухов, спокойно владеет половиной доли. Ни на что больше он претендовать не может. А вот наше дело сложное и может идти полтора года. Помимо квартиры и дачи в наследство входит достаточно большая сумма на счету в банке, дом в Тверской области и небольшая лесопилка.

Азима Абдумаминова, вдова:

— Свидетельство о рождении выдал госорган. В таком случае все документы, которые выдавал этот загс, надо признать недействительными.

Сулейманов – мой бывший водитель (я в то время работала на главном национальном канале Киргизии продюсером), на которого я когда-то действительно записала ребенка. Но Улугбека нет в нашей жизни десять лет. Единственный отец, которого знает ребенок, – это Алексей Васильевич Петренко. Он все вложил в этого ребенка. Почему десять лет не было другого отца? Почему он не появился при жизни Петренко? Мы каждый год отдыхали в Киргизии по три месяца, и каждый раз газета «Вечерний Бишкек» писала, где мы, что мы, чем занимаемся. Мог бы раньше нас найти и объявиться.

Улугбек теперь выдвигает требование, что одну треть наследства нужно отдать ему. Вот почему он все затеял. Он каким-то образом объединился с Полиной, и она в его заявлении выступает третьим лицом. Она наняла ему московского адвоката. Что касается Полины, то Алексей Васильевич был мощный, характерный человек, человек слова. Если бы он хотел, то еще при жизни все бы оформил на нее. Но он сделал дарственные нам. По сути я являюсь хозяйкой этой недвижимости – дома в Балашихе и половины квартиры в Москве – уже шесть лет. Какой у меня мотив подделывать свидетельство? Ведь он при жизни все оформил на меня.

Самое страшное, что Полина уже после смерти отца пытается доказать, что он был психически нездоров и недееспособен, хотя он до последнего дня был на сцене.

Людмила Гурченко: авторские права

Единственная дочь народной артистки СССР Людмилы Гурченко — Мария Королева (от второго мужа — писателя и актера Бориса Андроникашвили), работавшая медсестрой в онкоцентре, 8 ноября скоропостижно скончалась на 59-м году жизни. Женщине внезапно стало плохо на улице, приехавшая на вызов скорая лишь констатировала смерть. Она пережила свою легендарную мать всего на шесть лет. Теперь ее наследство поделят зять и внучка Гурченко.

Фото №4 - Пропавшая машина и квартира-музей: как звезды делят наследство
Фото
PhotoXPress.ru

Араз Мирзабекян, адвокат Марии Королевой:

— После кончины Людмилы Марковны в 2011 году я помогал Марии Королевой в разделе имущества с вдовцом актрисы Сергеем Сениным (с которым Гурченко состояла в шестом браке. — Прим. «Антенны»). Мы подружились. Последний раз я гостил у Марии на ее даче за четыре дня до ее кончины. Она была сильно простужена, но говорила, что все в порядке. Ее смерть для нас всех стала большой неожиданностью.

После кончины Людмилы Марковны ее вдовцу и дочери в разных долях достались трехкомнатная квартира в центре Москвы и дача в подмосковной деревне Новоглаголево. Мария с Сергеем решили по соглашению сторон, что квартира целиком достается ему (он обосновал это тем, что это его единственное место жительства и что он проживал в ней с Людмилой Марковной), а дача – двухэтажный дом с земельным участком 12 соток – целиком перейдет Марии с выплатой ей нескольких миллионов рублей.

Также Марии были переданы два автомобиля – Audi 4 и Volvo общей стоимостью примерно 500 тысяч рублей, которые она почти сразу же продала.

Кроме того, Сенин и Королева – наследники авторских прав Гурченко в равных долях, с которых они получали отчисления. Например, с их разрешения о Людмиле Марковне в 2015 году сняли одноименный телесериал, где ее сыграла Юлия Пересильд.

В квартире Гурченко от нее осталась масса личных вещей. Семейные фотоальбомы, бижутерию и несколько норковых шуб Сергей отдал Марии. Себе оставил все награды Людмилы Марковны и все ее роскошные платья в квартире, из которой он сделал музей.

…Ориентировочная цена того, что осталось после кончины Марии Королевой, а движимое и недвижимое имущество и авторские права – несколько десятков миллионов рублей. Примерная стоимость одной дачи – 20 миллионов. Мария имела в собственности квартиру в центре Москвы. Ее имущество принимают ее вдовец Александр Королев и ее дочь Елена. Они его фактически не делят: живут дружно, все остается в семье. Я был вместе с родственниками на поминках, ее прах захоронят на Ваганьковском кладбище вместе с мамой Людмилы Гурченко, а также ее внуком (единственный внук актрисы Марк умер в 1998 году в возрасте 16 лет. — Прим. «Антенны»).

Пара фраз

Какая самая необычная вещь вам доставалась по наследству?

Андрей Бахметьев, телеведущий:

— Рисунок «Душа слона». Его нарисовал мой друг Дмитрий Яковлев в 1972 году для передачи «Спокойной ночи малыши!». И подарил мне в 1990 году на день рождения сына Димы, которому он стал крестным. Друга уже нет, но, вспоминая его, всегда улыбаюсь.

Борис Берман, телеведущий:

— Швейцарские наручные часы с фронта – от папы, ефрейтора, артиллериста Исаака Борисовича Бермана. Когда занес их как-то в мастерскую страны-изготовителя, мастер охал и ахал, что они до сих пор ходят.

Полина Дашкова, писательница:

— Щеточка для усов и бороды на резном дереве из натуральной щетины кабана. Она досталась от прадедушки, Льва Борисовича Володарского, который был врачом на Первой мировой. А от бабушки, Олимпиады Яковлевны Володарской, мне перешла бронзовая фигурка зайца с кувшином морковной ботвы – он был из шоколадной бомбы времен царской России. Бабуля им так дорожила, что показывала только из своих рук.

Евгения Игумнова, актриса:

— Зелено-белый шерстяной ковер, в который мои советские родители вложили все свои сбережения. После химчистки он стал тоненький, как шелк, вот сколько в нем всего скопилось. Лежит на полу в спальне.

Владислав Котлярский, актер:

— Жизнь. Ничего дороже родители мне оставить не могли, и я сам передал ее по наследству сыну и дочке. А еще от прабабки, Анны Ефимовны Гуровой, у меня хранится серебряная ложка. Ее мне дали, когда выпал первый зуб. Ею не пользуюсь, но берегу.

Юрий Норштейн, мультипликатор:

— Доброе имя моего отца – Бориса Лейбовича Норштейна. И от него же киянка, большой молоток из дуба, которым я обрабатываю железо, потому что он не оставляет вмятин.