Однажды в Ростове, Сергей Жигунов, фантомасы
Фото
продюсерский центр Сергея Жигунова

Сергей Викторович, после просмотра первых серий фильма вас обвинили в том, что излишне романтизируете преступников…

Мы никого не романтизируем. Преступник остается преступником. Но то, что конфликтные персонажи в нашей картине – люди сильные, яркие, необычные, переступившие через законы человеческие и божьи, этого нельзя сбрасывать со счетов. Они идут против системы, хотя и остаются уголовниками. Тем не менее за такими всегда очень интересно наблюдать, пытаясь понять природу их поступков, мотивов.

Фильм основан на реальных событиях. А когда вы впервые услышали эту историю?

Мне было лет 13–14, когда отец рассказал мне о трагических событиях в Новочеркасске. Но еще раньше, году в 1974–1975, я узнал историю «фантомасов», про которых говорил тогда весь Ростов-на-Дону, где я родился и вырос. Их громкое задержание со стрельбой, герои, которые поймали бандитов, погибшие… По местному телевидению, кажется, даже суд показывали. У меня сохранялись детские воспоминания, как выступал Вячеслав Толстопятов и говорил о том, что он ни о чем не жалеет. Было очень страшно смотреть и слушать этого спокойного с виду, красивого молодого человека. А спустя какое-то время я еще раз увидел его на экране, и он уже почему-то плакал. Видимо, его смогли раскрутить, и он раскаялся, хотя до этого вел себя дерзко.

Неужели местные жители действительно считали банду эдакими местными Робин Гудами при том, что они убили такое количество людей?

Робин Гуд в Ростове-на-Дону и Робин Гуд в Шервудском лесу Великобритании – это два разных понятия. Ростов – жесткий город, и Робин Гуды там выглядят совсем не так, как в американском кино. Неспроста мой родной город величают Ростов-папа, он окутан криминальным флером, поэтому и отношение к бандитам там особенное, не как в других регионах России. В доме, где я родился и вырос – четыре подъезда и четыре этажа, в тюрьме отсидели все мальчишки старше меня: за хулиганку, за мелкие кражи, легкие наркотики – сажали за все подряд. Да, в нашем небольшом доме в рабочем районе так или иначе сидели почти все мужики. Поэтому естественно, что отношение к преступникам в городе было несколько иное. Но национальными героями Толстопятовы, конечно, не были.
Фото:
Первый канал

Вы можете назвать этот проект самым сложным?

Я бы сказал, что это проект самой сложной судьбы. Потому что в плане постановочной сложности много было непростых – «Три мушкетера», «Королева Марго», «Графиня де Монсоро», «Что сказал покойник», «Пан или пропал», с которым я лет шесть мучился… «Однажды в Ростове» мы запустили семь с половиной лет назад. Потом больше года Лена Райская писала сценарий, и полтора шли непосредственно съемки. Самой тяжелой сценой был новочеркасский расстрел. Снимали его 21 день. Тот, кто понимает в кинопроизводстве, услышав такое, упадет в обморок, ведь за это время сейчас снимают полнометражный фильм. Картина была готова в ноябре 2011 года. И оказалась под полузапретом, пролежав на полке три с половиной года.

На какой информации основывался сценарий? Изучали архивные документы?

Мне предложили пообщаться с родственниками Толстопятова, которых прячут в других городах России, но я не стал этого делать. В 70-е годы хоть и не было программы защиты свидетелей, но их семьи вывезли из города, потому как уж слишком много людей убила банда, и родственники погибших могли им мстить. Источники же съемочная группа изучала самые разные – в открытом доступе находятся материалы следствия по тем, кого обвинили в новочеркасском восстании, все судьбы, фамилии. Заключительная речь обвинения, которую читает прокурор, у нас подлинная. Помимо новочеркасского расстрела потом же приговорили еще и тех, кого посчитали зачинщиками. Тогда пострадали даже не десятки, а сотни людей, которых обвинили ни много ни мало в попытке свержения советской власти. Конечно, мы нашли материалы и по самим Толстопятовым, у нас даже сохранились настоящие фамилии участников процесса. И очевидцев событий осталось немало, ведь Толстопятовы грабили инкассаторов в Ростове почти 10 лет. Я общался со многими людьми: теми, что работали с ними на вертолетном заводе, теми, что видели непосредственно сами ограбления, и даже с военными, что стреляли в толпу. И все они рассказывали одно и то же – то, что можно найти в официальном доступе. Да, много еще было разных версий – что Толстопятовых не расстреляли, что в Новочеркасске на площади сняли асфальт, закопали туда трупы и заасфальтировали снова, и прочее… Но у этих версий нет подтверждения. К слову, в фильме был вариант финала, при котором Толстопятов оставался жив. Лена Райская придумала такой ход: Толстопятов в финале приходит на могилу матери, уже после того как его якобы расстреляли, и мой персонаж (майор КГБ Колесников) его убивает. Но сцена показалась мне довольно странной, и я убрал ее из сценария.
Однажды в Ростове, Сергей Жигунов, фантомасы
Фото
Первый канал

Как выбирали актеров? Вам важно было внешнее сходство?

Нет, это совершенно не важно. Потрясающее чутье на актеров у нашего режиссера Константина Павловича Худякова. Было два варианта: либо брать молодых и старить, либо наоборот. Когда писали сценарий, мы ожидали, что история будет длиннее, но, к сожалению,она не дошла до 74-го года. Изначально мы были уверены, что разница в возрасте дойдет до 12 лет и героям в финале будет по 40–45 лет. Константин Павлович сказал категорически: «Молодых артистов снимать не буду! Мне не о чем с ними разговаривать». Так что все артисты у нас в картине «возрастные», они прекрасные мастера и играют замечательно. Какие-то герои были абсолютно очевидны, например, Алена Бабенко (она играет Тамару, жену Владимира Толстопятова). Большие пробы на роль были у Кирилла Плетнева, Кати Вуличенко. Сыграть Вячеслава Толстопятова вместо Володи Вдовиченкова мог бы Юра Чурсин (автор сценария предполагал более молодую, интеллигентную, изящную версию), но Худяков отнесся к этому категорично, и я не стал настаивать. В итоге Володя замечательно справился, так же как и Витя Раков с ролью его брата. Я сразу думал и о Богдане Сильвестровиче Ступке, но не решался сделать ему предложение, потому что не мог понять, какого размера получится роль. Когда закончили сценарий, стало понятно, что это герой из трагедии шекспировского масштаба, мы с волнением послали Богдану Сильвестровичу сценарий. И он тут же согласился. Честно скажу, я сомневался в артисте Юматове (роль Копыльцова, начальника управления КГБ), и он знает об этом. Владимира Сергеевича в каком-то сериале «подсмотрел» Константин Павлович, и очень на нем настаивал. И Юматов потом все съемки надо мной издевался по этому поводу, потому что играет то он на самом деле замечательно и прекрасно выглядит на экране. А вот Юра Степанов, который должен был играть Форманюка, погиб за неделю до начала съемок и это была трагедия для всех нас.

Мнение специалиста

Данил Корецкий, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России, полковник милиции в отставке, писатель:

«История банды Толстопятовых была в то время по-своему уникальна. Они изготавливали самодельное автоматическое оружие, гранаты, патроны. Когда преступники при нападениях применили автоматы, это вызвало у сотрудников милиции шок. И гильзы были нестандартные, что ставило в тупик экспертов. Подобных случаев я не встречал ни до, ни после. Благодаря этому ноу-хау они вошли в историю отечественной криминалистики.

Особенностью этой банды была и идея ее организации. Вячеслав Толстопятов собрал верных друзей, привлек брата, поэтому информация не уходила в криминальный мир. В результате для уголовного розыска они были практически невидимы, а благодаря автоматам смогли нападать на вооруженных инкассаторов, оказывать сопротивление милиции.

Банда Толстопятовых возродила в Советском Союзе бандитизм. В статистике нашего государства этого явления практически не было. Кстати, в Ростове действовали две знаменитые банды – Толстопятовых и Билыков. О последних потом сняли фильм «Грачи». Два случая бандитизма подряд были печальным рекордом, когда задержали впоследствии еще одну бандгруппу, то их привлекли за разбой и убийство. Иначе статистика по Ростовской области была бы просто вызывающей».

Как было на самом деле

Виктор Раков, Владимир Вдовиченков
Виктор Раков и Владимир Вдовиченков – братья Толстопятовы
Фото
кадр из фильма

Woman’s Day поговорил с очевидцами громких событий тех лет.

«История банды Толстопятовых, которую экранизировал Сергей Жигунов, была в то время по-своему уникальна по нескольким причинам, – вспоминает Данил Корецкий, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист России, полковник милиции в отставке, писатель. – Одна из них – идея ее организации. Вячеслав Толстопятов собрал верных друзей, привлек брата, поэтому информация о их замыслах не уходила в криминальный мир. И для уголовного розыска они были практически невидимы.

Вторая причина – они вынуждены были изготовить самодельное автоматическое оружие, гранаты, патроны. Дело в том, что в те времена в Советском Союзе оружие было достать практически невозможно. Все преступления, которые совершались криминальными бандами, совершались с использованием обрезов охотничьих ружей или с холодным оружием. Пистолеты были очень редки, да и те, которые остались с войны. Автоматы они делали не своими руками. По чертежам Вячеслава Толстопятова их изготавливали мастера на ростовских предприятиях, не подозревая о том: заказчики маскировали детали, прибавив им лишний элемент, например, как часть лодочного мотора. Получив заказ, преступники спиливали ненужное, зашлифовывали место и получали, например, затвор. А гильзы «рождались» под видом штекеров для электропроводки, а затем дорабатывались. В результате, когда преступники при нападениях применили автоматы, это вызвало у сотрудников милиции шок. А нестандартные гильзы ставили экспертов в тупик. Подобных случаев я не встречал ни до, ни после. Благодаря этому ноу-хау они вошли в историю отечественной криминалистики.

Владимир и Вячеслав Толстопятовы
Владимир и Вячеслав Толстопятовы в жизни
Фото
архив Музея истории органов правопорядка Дона

Когда в Ростове стала действовать банда с автоматами, в милиции были созданы специальные группы с кодовым названием «Тюльпан», – продолжает Данил Аркадьевич Корецкий. – Возле каждого райотдела стояла специальная машина с сотрудниками, вооруженными автоматами, одетыми в бронежилеты и каски, в состоянии готовности немедленно выехать на происшествие. Для пресечения деятельности банды фантомасов были приняты и другие меры. Я тогда был общественным помощником следователя прокуратуры Кировского района и принимал участие в профилактических мероприятиях. Мы проверили механизм, как кассиры получают деньги в банке. Картина убыла удивительная. Приходила кассир крупного предприятия в банк, получала на руки 60 тысяч рублей – фантастическую сумму, так как тогда автомобиль, непозволительная роскошь, стоил 5000 рублей, складывала их в хозяйственную сумочку и пешком возвращалась, заходя по пути в магазины. После этого система была поломана: получение денег стало возможным только в сопровождении вооруженного охранника. Только где их тогда было столько взять?! Сопровождать кассиров приходилось кому-то из сотрудников предприятия, у кого было охотничье ружье.

Интересная деталь этих преступлений и в том, что каждое их вооруженное нападение встречало сопротивление со стороны населения. То пенсионер Чумаченко бросился на них с криком «Эй, вы, фашисты!» и погиб, то грузчик магазина Мартовицкий пытался забрать у них рюкзак с деньгами, и тоже погиб, то инкассатор, то сотрудники завода во время ограбления кассы.

Дело Толстопятовых
На этой машине преступники пытались скрыться во время последнего ограбления
Фото
архив Музея истории органов правопорядка Дона

Что же касается правдоподобности фильма, «фантомасы» в жизни не были заботливыми сыновьями больной матери. Не было у них и никаких политических устремлений – только корысть. А оружие преступники в жизни применяли экономно и лишь для преодоления сопротивления, а не стреляли во всех подряд. Сотрудник милиции, потерявший пистолет, немедленно увольнялся из органов, поэтому история о том, как бандиты «задружили» с милиционером, создав ему алиби, совершенно неправдоподобна. Тем более что фигурант дела о фальшивомонетничестве вряд ли мог считаться свидетелем, заслуживающим доверия. И освободить из-под стражи невесту Толстопятова-старшего благодарный милиционер не мог: это компетенция следователя и прокурора. Таких несуразностей в фильме много, хотя их легко было избежать, с помощью компетентного консультанта».