Шарлиз Терон: «Легко сбрила волосы. Такое освобождение!»

Исполнительница главной роли в фильме «Безумный Макс: Дорога ярости» – о бритой голове, железной руке и женской силе.

Фото
кадр из фильма «Безумный Макс: Дорога ярости»

Фильм называется «Безумный Макс», и, собственно, его историю мы и планировали увидеть на экране…

И тут эта стерва Фуриоза появилась, да? (Хохочет.)

Нет, она классная! Просто в итоге создается ощущение, что это кино не про Макса, а про безумную Фуриозу!

Так странно это слышать. Потому что, когда мы снимались, это была грандиозная работа всего ансамбля. Все персонажи так ярко проявляют себя, и осознание этого факта на самом деле немного снимает ответственность. Это очень приятный комплимент, правда, но я считаю – и каждый из команды вам скажет то же самое – у меня бы не вышло так хорошо без поддержки остальных ребят. Но на самом деле я понимаю, о чем вы говорите. У меня было примерно такое же ощущение, когда Джордж Миллер (режиссер. – Прим. Woman’s Day) дал мне сценарий. «Бедный Макс», – подумала я, когда увидела описание своей героини. Она эмоциональный двигатель фильма, это правда.

Знаете, еще почему это было непривычно: женщины в современном кино обычно не становятся главными действующими лицами в боевиках.

Да! И когда я смотрю современные экшн-картины, которые, кстати, люблю, то думаю: сколько же можно главной героине стоять и демонстрировать глубокое декольте позади центрального персонажа? А вот Джордж как раз любит женщин и хочет показать их реальные чувства на экране. Здесь мы не возводим главную героиню на пьедестал, и она не надирает задницы парням и уходит в закат… Нет, мы показываем, на что способна женщина, которую сломали, что она делает, чтобы выжить.

Настоящая кровь

Фото
Getty Images

Физически было очень трудно сниматься?

О да! Но надо отдать должное – Джордж Миллер сразу честно предупредил, что хочет максимальной реалистичности. Не было такого, что мы пришли на площадку и с удивлением увидели, что нам предстоит бегать и драться в пустыне. У нас было много времени на подготовку, два с половиной месяца мы провели с каскадерской командой. Незадолго до этого я перенесла небольшую операцию на шее, было важно, чтобы все трюки были точно поставлены. И еще, что касается стремления Джорджа к реальности, мы снимали эпизод, где моя героиня почти умирает, и Макс делает ей переливание крови. Так вот Джордж хотел, чтобы мы снимали, как по трубке движется настоящая кровь! Не моя, к счастью (смеется), но реальная! И вот тут я подумала: «О мой бог!» Все время что-то шло не так. После 17 дублей я уже умоляла: давай нарисуем эту чертову кровь на компьютере! Но Джордж легко не сдается!

Том Харди, сыгравший Макса, рассказывал, что у него было четыре или пять дублеров. Похоже, на площадке каскадеров было больше, чем артистов?

Пожалуй, самая большая команда, которую я встречала за свою карьеру. То есть ты выходишь на улицу, а вокруг – бритоголовые накачанные парни. Конечно, Джордж был бы счастлив, если бы мы все трюки исполняли сами (смеется). Но, во-первых, есть профессионалы, которые сделают это лучше, а во-вторых, с тех пор как я стала мамой (актриса усыновила мальчика Джексона около трех лет назад. – Прим. Woman’s Day), не хочу подвергать себя повышенной опасности.

А роли с этих пор вы стали внимательнее выбирать? Больше комедий, меньше драмы?

Я всегда старалась оставлять моих героинь за порогом. У меня все время было много собак, и мне кажется, милые кокер-спаниели не заслужили, чтобы к ним домой возвращался главный персонаж из «Монстра» (фильм, за главную роль в котором Шарлиз получила «Оскар». – Прим. Woman’s Day). А с другой стороны, с тех пор как я стала мамой, меня, наоборот, привлекают более мрачные истории. Хочется больше говорить о несправедливости. Я считаю, Джексон заслужил того, чтобы жить в лучшем мире.

В одном из интервью вы признались, что после того, как вы прошли через съемки «Безумного Макса», не уверены, что согласитесь на вторую часть…

Я имела в виду, что не надо бежать впереди паровоза! Вообще настороженно отношусь к сиквелам. Сейчас готовлюсь к съемкам второй части «Белоснежки и охотника». И это была очень долгая работа, прежде чем мне понравился сценарий и я сказала «да». Так и здесь: я не собираюсь соглашаться, а потом в истории увидеть, что моя героиня едет голая на лошади. Нет, так я не работаю.

Железный палец на память

Фото
кадр из фильма «Безумный Макс: Дорога ярости»

Насколько вам, такой красивой женщине, было трудно решиться на то, чтобы побрить голову?

Это такое чувство освобождения! То есть я не уверена, что в жизни у меня хватило бы на это смелости. Но я рада, что моя работа подарила мне такую возможность. Я просто знала, что это необходимо. И как только сделала – что-то переключили внутри, и я сразу почувствовала себя Фуриозой. Знаете, как находишь удобные туфли и чувствуешь себя в них как надо. Это была моя «пара туфель».

А железную руку вам на самом деле приходилось носить? Или ее потом на компьютере приставили?

Для драк у меня была резиновая рука, но 85% времени я ходила с железной, которую сконструировал наш замечательный дизайнер. Она весила больше 5 килограммов. Но была так хорошо сделана, что я с удовольствием ее носила – она помогала мне лучше двигаться. На площадке постоянно был человек, который отвечал за мою руку: надевал, снимал, поправлял. И мы подружились, потому что он все время был рядом.

Вы не оставили себе ее на память?

Целиком – нет. Но один из железных пальцев мне подарили, и он хранится у меня.

Комментарии

0
под именем