Евгений Миронов в фильме Время первых
В роли Алексея Леонова снялся Евгений Миронов
Фото
Кадр из фильма

60-е. Разгар холодной войны. Две супердержавы, СССР и США, бьются за первенство в космической гонке. Пока СССР впереди, на очереди - выход человека в открытый космос. Опытный военный летчик Павел Беляев (Константин Хабенский) и его напарник Алексей Леонов (Евгений Миронов) готовы шагнуть в неизвестность…

О съемках, удачах, сложностях и о самом фильме год назад во время визита в Пермь рассказали режиссер фильма «Время первых» Дмитрий Киселев («Дневной дозор», «Ночной дозор»,«Елки», «Особо опасен», «Джентльмены, удачи!», «Лондоград»). Комментировали рассказ оператор Владимир Башта («Брестская крепость», «Географ глобус пропил», «Последний забой») и пермский предприниматель Евгений Пугин, который помогал с организацией съемок. Приводим разговор полностью.

Набрали слово «тайга» в Интернете

Режиссер Дмитрий Киселев
Дмитрий Киселев: «Одно дело – управлять процессом в павильоне, другое – снимать в тайге»
Фото
Павел Филимонов

— Наш фильм о космонавте Леонове, о стране, о том времени, когда совершали невозможное и приближали будущее. Роль Леонова исполняет Евгений Миронов, роль Беляева – Константин Хабенский, – рассказал Киселев. — Есть исторический факт – в марте 1965 года человек впервые совершил выход в открытый космос. И совершил его Леонов. После этой космической миссии корабль «Восход-2» с Алексеем Леоновым и Павлом Беляевым приземлились в Пермском крае, в тайге.

Когда встал вопрос, где будем снимать тайгу, просто набрали в Интернете слово «тайга» в поисках картинок. Первое, что выпало – именно это место. Вова (Владимир Башта, оператор, – прим. редакции) воскликнул: «А я знаю, где это место! Это лучшее место». Оказывается, когда он был оператором на съемках фильма «Географ глобус пропил», он уже был здесь и снимал тайгу. И по счастливому стечению обстоятельств, это оказалось то самое место, где приземлились космонавты. Точнее, почти 140 км от того места, но в масштабах Урала это математическая погрешность.

Оператор Владимир Башта
Владимиру Баште тайга запомнилась по съемкам «Географа»
Фото
Павел Филимонов

— Нас консультировал сам Алексей Леонов, но про это место он не так уж и много рассказывал. Три дня они с Павлом Беляевым продержались в условиях суровой зимней тайги, без нужного для таких условий оборудования. Было очень тяжело. Но все-таки космонавты – люди подготовленные.

Нашим проводником по тайге и нашим ангелом-хранителем был Евгений Пугин, руководитель одной из пермских туристических компаний, человек, который эти места любит, исследует, водит туда группы и потрясающе умеет рассказывать. Съемки «Географа» удались тоже благодаря Жене.

На березах выросли иголки

Время первых
Пермская тайга впечатлила съемочную группу
Фото
кадр из фильма

— Все пять дней, которые мы пробыли в уральской тайге, ее состояние было разным. Как будто было пять разных мест. Нам повезло: тайга открыла пять разных состояний. Она оказалась солнечной, снежной, суровой и очень гостеприимной. А сегодня мы увидели такое! Из-за того что вчера было немножечко тепло, а вечером – ветер и мороз, сегодня даже на березах выросли ледяные иголки. Потрясающе красиво! Такого я никогда не встречал. Думаю, что в том месте, где приземлились космонавты, одно из этих состояний уж точно должно было быть.

Миронов рвался в тайгу

Время первых
Фото
Кадр из фильма

— Ни Жене Миронову, ни Косте Хабенскому, которые исполняют роли космонавтов, сюда ехать было не нужно. Просто потому, что здесь мы снимали пейзажи. И космонавты, которые присутствовали в кадре, были настолько малюсенькие на фоне этого огромного пространства, что тащить ради этого народных артистов и заставлять их стоять на краешке скалы не было никакого смысла. Хотя Женя очень рвался, хотел поехать. Здесь мы работали с замечательными ребятами-пермяками, дублерами, которые вжились в образы. Это Андрей Вилисов и Евгений Волков, актер «Театра-Театра». Их задача была – ходить в костюмах по тайге, по пояс в снегу, стоять на скале, стрелять из ракетницы, громко кричать.

А медведи спали

Время первых
После экспедиции: Владимир Башта, Дмитрий Киселев и Евгений Пугин
Фото
Павел Филимонов

— Режиссер должен пропустить через себя состояние героев. У меня получилось. Здесь день начинался в 6 утра, мы брали снаряжение и поднимались в гору. А подъем в гору – это такая сложная физическая зарядочка для неподготовленного человека. На третий день я уже приблизительно почувствовал, что ощущали Леонов и Беляев, начал настраиваться на то состояние. Не было комфортного павильонного состояния, когда ты сидишь в кресле и управляешь процессом. Здесь пришлось все почувствовать и пережить на собственной шкуре. Это и главная сложность, и главное достоинство экспедиции. Говорят, в тайге водятся медведи. Я, когда готовился к экспедиции, про них часто спрашивал. Мне отвечали: «Если увидишь мишку зимой, то все! Это последнее, что увидишь». А медведи спали.

В Перми я уже не в первый раз и снимаю здесь не впервые. Мне очень нравится этот край, гостеприимство, люди. Их открытость, доброжелательность и интерес. Глаза у людей горят. Если хочешь что-то сделать, сначала вроде как снисходительно к тебе: «Ладно уж, так и быть поможем», – а у самих глаза горят. До этого я у вас снимал «Елки», вторую часть, и тогда это еще подметил.

Комментарий Евгения Пугина:

– Снимали недалеко от поселка Усьва, камень Столбы. Это примерно рядом с тем местом, где снимался фильм «Географ глобус пропил». Всего съемочная группа «Время первых» пробыла в Перми пять суток, из них трое ушли на съемки. Ночевали в поселке. Утром вставали в шесть утра, ездили на «Урале», пробивая себе дорогу. Снимали и возвращались в гостиницу. И так каждый день.

Также интересно: сон о вертолете

Уральская тайга
Посадочной площадки не было
Фото
Алексей Гречищев

Вертолет не мог приземлиться

— Тогда, в марте 1965 года, космонавтов нашел вертолет. Но приземлиться смог лишь в 9 километрах от места. И космонавты пробивались на лыжах, прорубали огромную площадку для посадки, – продолжает рассказ Дмитрий Киселев. — На съемках была такая же ситуация: мы не могли посадить вертолет. Поэтому разработали план. Женя Пугин обеспечил нам с пилотами прекрасную связь. Мы стояли на карнизе, на скале, практически на самом краю. Бедные сопровождающие нас каскадеры боялись, что нас сдует винтами вертолета, а мы все лезли быстрее и поближе к краю с камерой. Вертолет пролетал в нескольких метрах от нас. Не сдуло. Может, просто повезло. Мы снимали вертолет, который летал над нами, под нами. Параллельно летал наш маленький октокоптер – восьмипропеллерный летательный аппарат, который поднимает камеру. Он летел навстречу этому большому вертолету. Они с трудом, но как-то расходились. Почему-то это все получилось. Наверное, нам везет!

А вертолет нам предоставил город Пермь. Большое спасибо администрации губернатора, который лично курировал доставку вертолета. Достали его практически из-под земли. Вертолет был из Перми, а пилоты прилетели из другого города. Пилоты оказались замечательные, справились с задачей и выполнили почти каскадерские трюки. Приземлиться было практически невозможно, поэтому они полностью работали с воздуха. Площадки не было.

Невесомость должна быть достоверной

Время первых
Кадр из фильма

— Самый главный эффект в космосе – это невесомость. Она будоражит ум и воображение зрителей. Это здорово, когда ты перестаешь чувствовать вес своего тела, а предметы теряют вес. Я общался с космонавтами, которые сейчас летают и живут на МКС годами. Про невесомость они рассказывают смешные вещи. Первая реакция – хочешь за что-то схватиться. Ощущение, что ты в море попал и тебя сейчас унесет. А потом привыкаешь-привыкаешь-привыкаешь к этому состоянию. Когда космонавты приземляются на землю, они могут сделать по привычке такое: «На, держи телефон» (Дмитрий показывает – берет кусочек сахара и бросает. Тот падает) – и просто отпускает его. Они привыкли уже, что предметы можно по воздуху передавать. И мы этот трюк в фильме тоже будем делать. Это один из сложных эффектов. Нарисовать красивый космический корабль на фоне Земли и красивого космоса на сегодняшний день – задача не такая уж сложная. А вот сделать достоверной невесомость, тем более с двумя народными артистами в кадре, которые находятся в условиях очень маленькой капсулы корабля, нелегко. При этом они в настоящих скафандрах. И это не тренировочные костюмы, это сложные штуки с кучей железа, шарниры. Кто таскал эти баулы? Женя?

– Костюм весит около 30 килограммов.

– А еще плюс ранец, спецсредства, мощные устройства. Доспехи технические.
Фото №1 - Это просто космос! Пермскую тайгу покажут в фильме «Время первых»
Скафандр «Беркут»
Фото
Музей космонавтики

— И вот представьте себе, что заслуженный артист России Евгений Миронов должен надеть это все на себя, повиснуть на тросиках и висеть так на протяжении восьми часов, при этом выполняя команды. И все это – под светом в павильоне. Очень тяжело. Поэтому, если говорить о спецэффектах… Как они будут в этом играть, как они будут в этом выглядеть, так это и будет выглядеть на экране. Основной спецэффект будет рождаться у зрителя в голове. И будет зависеть от того, насколько интересно рассказана история.

Контакт «+», контакт «–». И парашют раскрылся!

Время первых
Фото
Кадр из фильма

— Мы можем рассказывать об этой истории только оттого, что сейчас раскрыты все архивы. Все было засекречено. Рассказывалось поверхностно, чуть-чуть. А сейчас мы знаем такое количество подробностей!

Я общаюсь с конструктором, который создал этот корабль 60 лет назад. Его зовут Виктор Благов, он в здравом уме и твердой памяти. Общаясь с ним, я каждый раз поражаюсь, какое безумное количество инженерных изобретений было сделано за кратчайшие сроки. Счет шел на недели. Программы можно расписывать на годы, но там было буквально так: «Нам нужно, чтобы парашют раскрылся на высоте 100 метров над землей. Все! Решайте!» Как? И дается на это четыре недели!

Благов рассказывал – у них были доски. Первая доска – это первая неделя. Она называлась «мозговой штурм». Все идеи ученые и академики набрасывают на ней. Вторая доска называлась «Практическая инженерная разработка». Две недели они тратили на разработку. Третья доска называлась «Реализация конечного продукта». То есть у них все шло буквально по часам. Они не имели право придумывать чуть больше. Все, что придумано, шло в разработку. Что разработано – шло в испытание. В итоге, знаете, какую они штуку сделали? Потрясающую просто! Вместо сложнейших приборов, которые что-то там фиксируют, они сделали просто колбу с токопроводящей мембраной, простой пленочкой. С одной стороны мембраны они провели проводочек «+», а внизу этой колбы был контактик «-». И когда аппарат из космоса, пролетев жуткие космические бури и плазменные потоки, попадал в атмосферу Земли, то просто атмосфера начинала давить на эту мембрану, и чем больше она давила, тем больше мембранка прогибалась-прогибалась-прогибалась. И было рассчитано так, что на высоте 200 метров она замыкала этот контакт под силой этого давления. Контакт замыкал систему, которая отстреливала крышку парашютного люка. Это вещь простейшая, и она была придумана в кратчайшие сроки. Реализована, испытана! Класс! И таких изобретений очень много. Я хочу в фильме очень сильно акцентировать на этом внимание. Это то, что обычно остается за кадром.

А парашют мы нарисуем. Компьютерной графикой у нас занимается студия Александра Горохова CG Factory, с этими людьми мы сотрудничаем со времен «Ночного дозора», «Дневного дозора», «Особо опасен». С ними делали и фильм «Он – дракон». Парашют они нарисуют, а тайгу нет! Поэтому мы здесь.

Старт — это не просто «бррр» и «пфф»

Время первых
Фото
Кадр из фильма

— Вот что такое космические фильмы? Красивый запуск ракеты: старт, «бррр», «пфф» – и она полетела. Все, круто! Да ни фига не круто! Знаете, как это происходит? Стоит бочка. Наполненная тысячами тонн горючего. В этой бочке сидит вот такусенький человечек, от которого вообще ничего не зависит. Он просто сидит и молится. И под ним вот эта гремучая смесь. Дальше эта огромная штука качается, она неровно летит. Немножечко вибрирует. Вдруг это все поджигается и идет вверх. Но почему она летит вверх? Почему она летит ровно по траектории, когда не было ни компьютеров и всяких этих штук? Это все результаты гигантского количества этих изобретений. Я хочу этот старт показать так, как никто еще в кино не показывал. Малюсенькие все эти детали. За счет чего это все взлетает?

Хочу, чтобы зритель словно оказался внутри ракеты и увидел кучу этих маленьких изобретений, настоящее инженерное искусство нашей космонавтики. Потому что подвиг Леонова и Беляева – это реально подвиг огромного количества людей, которые отвечали за каждую маленькую вещь. И если бы один винтик не сработал, если бы один переключатель не включился, ничего не было бы. Ничего!

Леонов переживает за фильм

Время первых
Фото
Кадр из фильма

— С Леоновым мы во всем нашли некий компромисс. И Леонов, и Благов очень сильно переживают за достоверность, правду. Но если рассказывать всю правду от начала до конца, это превратится в научно-популярный фильм. Полет настолько был насыщен удивительными событиями и поступками людей как на Земле, так и на корабле, что добавлять там ничего особо и не нужно. Просто вычленить главное. И максимально драматизировать. Показать это главное интересным киноязыком. Поэтому тут нет смысла быть недостоверным, придумывать. Мы можем что-то корректировать, но во благо зрелищности, зрительского интереса. Очень много мы работаем над исторической достоверностью эпохи до полета. Стараемся сделать фильм, близкий к реальной истории.

Как хоккейный матч

— Космическая программа была главной программой Советского Союза. Естественно, она носила и военный, и политический характер. Без этого никуда. Поэтому эта тема в любом случае останется, но мы перевели ее в такое русло, что это не гонка вооружения между Союзом и Америкой, а соревнование двух команд, потому что, по большому счету, это как хоккейный матч. То они победили, то мы победили. Мы идем «ноздря в ноздрю», и в конечном счете главное здесь то, что все были первыми. Почему так фильм и называется – «Время первых». Не было одного кого-то первого. Все делали что-то впервые.

Была эта гонка, и нельзя было подвести команду. Главный драматический момент в том, что космонавты принимали решение не в пользу своей жизни, а в пользу интересов страны, на самом деле, делали это в интересах команды. Потому что было просто стыдно подвести людей. До тебя все выигрывали, почему ты должен проиграть?

Что еще

Время первых
Фото
Кадр из фильма
  • Сюжета о том, как космонавтов везут в аэропорт по дороге, ныне названной шоссе Космонавтов, в фильме нет. «Мы ехали по этой дороге, мы знаем эту историю. Но финал будет не об этом».
  • Идея появилась после беседы режиссера с одним из космонавтов, недавно выходившим в открытый космос. Когда у него спросили, в чем опасность выхода в космос, он отметил: «В принципе, ничего опасного. Но вот светит Солнце и идет тень по кораблю. И ты можешь одну руку выставить в сторону Солнца, и там будет плюс 140, а вторую руку выставить в другую сторону, и там будет минус 140. Вот и все. Тебя может может сильно поджарить или сильно охладить. И система кондиционирования, которая в скафандре находится, с ума в этот момент сходит».
  • Космонавты пользуются не микрофонами, а ларингофонами, которые крепятся на горле и считывают не звук изо рта, а вибрацию. В космосе звуков нет. И даже стук собственного сердца можно услышать только внутри скафандра.