Валерия: «Только Аня умела укрощать буйный нрав отца»

«Мои дети раннюю школу жизни прошли. Дочь быстро повзрослела, – говорит певица. – Зато сейчас она крайне разборчива, мальчикам сложно ей угодить».

Фото
Сергей Джевахашвили

Валерия, многие звездные родители хотят всячески оградить своих чад от того, что называется шоу-бизнесом. Вы же с дочкой поете дуэтом, вместе выступаете, сейчас Аня участвует в проекте «Точь-в-точь». Это ее или ваша инициатива?

Я тоже не желала, чтобы она шла по моим стопам. И до 15 лет Аня не стремилась в эту профессию. А в 11-м классе заявила: «Хочу поступить в театральный». «Как? С чего?» – думала я. Но вот так. Против генов не попрешь. Тема, мой старший сын, учится на двух факультетах – бизнес-менеджмента и программирования. Казалось бы, сферы далекие от творчества. Но с недавних пор начал брать онлайн-уроки в бостонской музыкальной академии, пишет электронную музыку. И не знаю теперь, какую выберет профессию, такое у него образование разностороннее. Но это будет его желанием, я детям не могу ничего диктовать. Считаю, человек должен заниматься любимым делом. А сложный будет путь или нет – второй вопрос. Потому что все трудности переносятся легко, если дело по душе.

Аня, согласитесь, выбрали бы театр - избежали бы сравнений с мамой: хуже или лучше поете, выглядите, держитесь на сцене. Вы решили петь. Почему?

Да потому что поняла: стану хоть стоматологом, и там нашли бы, в чем сравнить с мамой. Постоянно слышу: «Ой, ну она совсем не похожа на Валерию, даже цвет волос другой». А мне хочется в ответ спросить: «Почему должна быть копией?» Не то чтобы не хочу быть на маму похожей. Она, бесспорно, яркая личность. Но и я личность. Надеюсь, в будущем получится отстраниться от маминого образа.

От сравнений рано или поздно избавитесь. Но останутся другие разговоры, мол, все, чего Аня добилась, благодаря Валерии и Иосифу Пригожину.

Конечно, Ане непросто. Недавно говорила на эту тему с Татьяной Михалковой. Она призналась: «Все, что делают мои дети, делают самостоятельно. Папа никогда им не помогал». А люди думают совершенно иначе, всегда будут твердить: это заслуга родителей. Конечно, мы в чем-то Ане помогаем. Простите, а кому нам еще помогать? Но многое дочка делает сама. Ее музыкальная история началась с того, что в прошлом году с ней связался в «Фейсбуке» однокурсник, друзья которого занимаются рэп-музыкой, они предложили Ане записать совместную песню «Дай шанс на мечту». В прошлом августе лежали всей семьей на пляже, слушали этот трек. Никто еще не понимал, во что это выльется. Потом они сработались, у них получилась настоящая команда, почувствовала, что и Ане это нравится. Решили оказать ей услугу на профессиональной основе. У дочери подписан с Иосифом контракт, она получает зарплату, у нее есть перед ним ряд определенных обязательств. Мы просто ее спасательный жилет. Но в основном сама всего добивается.

А внутри – война и мир

Фото
Руслан Рощупкин/Первый канал

Внешне вы разные. А по характеру?

Аня, как и я целеустремленная, сентиментальная, добрая – много общего. Но в то же время совсем другая. Дочка сверхэмоциональная, порой доводит какую-нибудь ситуацию до абсурда. Из одной крайности впадает в другую, у нее все широкими мазками. Ане это мешает в жизни, сама страдает.

Стараюсь себя контролировать, не показывать никому, что мне плохо. Но все равно не получается скрыть эмоции, будь то положительные или отрицательные. Многие из-за этого считают меня несдержанной. Клянусь, думала, перерасту. Но не проходит.

Учеба в Щукинском (Театральный институт имени Бориса Щукина. — Прим. «Антенна») только усугубила в дочке эти качества. И без того подвижная психика стала еще более гибкой. Так что мне периодически приходится работать психоаналитиком. Хотя не особо верю, признаюсь, таким специалистам: они шаблонами мыслят, а жизнь гораздо сложнее, тоньше. Все нюансы понимает только родная мать. К примеру, два года назад Аня вдруг превратилась в самого несчастного человека на земле. Она только окончила институт, ходила на кинопробы, кастинги, нужно было постоянно ждать, возьмут или нет. Дочери терпения не хватало. И у нее началась депрессия. Йося не понимал, что происходит. «20 лет, молодая, красивая, все есть, что ты несчастная такая?» – искренне удивлялся он. Я же понимала, что та творческая энергия, которая в дочери скопилась, нуждалась в выплеске, ей нужна реализация. А когда этого нет, вот и начинают тараканы бегать в голове. Да столько, что никаким дихлофосом их невозможно выгнать.

Как дочку выводили из этого состояния?

Слава богу, мама никогда не говорила что-нибудь типа: «Ой, Ань, успокойся. Пройдет». Потому что главное в этот момент – просто не трогать человека. Когда говорят, что нет причин нервничать, еще больше завожусь. Не понимала, как люди не видят, что у меня внутри война и мир.

Говорила, что понимаю ее беспокойство. «Но давай, – предлагала я, – объективно посмотрим на ситуацию. Все познается в сравнении. Да, внутри дискомфорт. Но это не самое большое несчастье в жизни. Этот период некого уныния, внутреннего раздрая закончится. Не надо драматизировать». Но что ни говори, самокритичность из Аньки никуда не делась. И в этом мы с ней похожи. «На себя посмотри», – говорит мне часто дочь. И мне тут нечего возразить. Иногда смотришь на людей и думаешь: вот бы наглости, как у них, и было бы счастье. Но ее нам с дочкой от природы не досталось. Знаете, когда Моцарт сочинял композиции, каждый раз писал в письмах: «Все это чудовищно, безумно недоволен результатом, но я так слышу». Но именно эти произведения стали мировой классикой на века. Я это к тому, что недовольство собой бывает полезно, позволяет развиваться.

Валерия, а вы из-за этого тоже впадали в депрессии?

У меня их никогда не было по одной простой причине – всегда была занята. Работа – лучшее лекарство от хандры. Некогда подумать, какой ты несчастный, потому что всегда много дел.

Была пухляшом, стала красавицей

Фото
Сергей Джевахашвили

Летом Аня снялась в откровенной фотосессии для обложки Maxim. Валерия, вы как к этому отнеслись?

У меня разрешения никто не спрашивал. Аня посчитала, что большая уже и может сама принимать решения. Но я его не одобрила.

Я рассуждала так: что такое обнаженная съемка в журнале? Зайдите в «Инстаграм», и увидите барышень в гораздо более откровенных позах и нарядах. Дома, в ванне, на пляже. У меня в сравнении с этим детский утренник.

Согласна, у Ани не самая обнаженная съемка, какие бывали в этом издании. По-женски прекрасно понимаю, почему ей этого захотелось. Была девочка пухляшом, а сейчас сама себя сделала – и хочется всем это показать. Это и мотивация для тех, кто не может похудеть, и желание поделиться тем, что она стала красивой девочкой… Для себя решила так: это ее жизнь, ее путь; возможно, позже сочтет это ошибкой, а может, нет.

А вас не смущает, что мужчины могут предвзято теперь к Ане относиться?

Вот за это даже я не беспокоюсь! Девочка у меня таких строгих правил. Долгое время думала, что у нее вообще никогда никаких отношений не будет. Высокий ценз.

Мне сложно угодить.
Аня в 12 лет и сейчас
Фото
Instagram.com/anna_shulgina

В институте Аня говорила про однокурсниц: «Не понимаю, что они все влюбляются. То в одного, то в другого. За неделю 25 раз поменяли приоритеты, и все у них страдания».

Даже пыталась быть как все. Случались и романы. Но когда доходило до расставаний, легко говорила «пока» и ничего не чувствовала. Ну расстались и расстались.

Она, конечно, не снежная королева, как показала жизнь, бывают все-таки случаи, когда сердце девочки тает. Просто Аня разборчива. И, уж извини, немножко орденов себе навешаю, кажется, в этом моя заслуга.

Каждому свои шишки

Фото
Сергей Джевахашвили

Расскажите, как такую разборчивую девочку вырастить…

В детстве мы вели с ней разговоры о том, что чувство собственного достоинства – самое важное в человеке.

Мама, перестань, это не от разговоров! Все зависит от того, как у тебя в семье устроено. Уж точно не влюблюсь только в картинку. Мне не нравятся люди, не умеющие выражать свое мнение, не уважаю мальчиков, которые в 20 лет только тусят. Считаю, что в этом возрасте нужно работать, и учеба в институте не оправдание. Ты учишься на деньги родителей, и вместо похода в кафешку или в клуб можно на два часа найти какую-нибудь подработку, на карманные расходы. А уж если мужчина в 24 года еще ничего не достиг, даже не воспринимаю его как мужчину.

В теории звучит все правильно. Но как часто все принципы разбиваются в одночасье, когда влюбляешься по-настоящему. Валерия, от каких ошибок хотелось бы уберечь дочь?

Никто на чужих ошибках не учится. И я свои шишки набивала. Даже если бы стукнула кулаком: «Только так и никак иначе», Аня кивнула бы головой: «Да, мама, я, как примерная дочь, так и поступлю». А на практике будет иначе. Это утопия. Да, есть какие-то вещи, которые дочь видела на примере моего второго брака (с продюсером Александром Шульгиным, отцом троих детей Валерии. — Прим. «Антенны»). И то она не со стороны подсмотрела и зарубила на носу, как делать не нужно, все через себя пропустила. Мои дети раннюю школу жизни прошли. Что, конечно, не есть хорошо, это ломает и травмирует юную психику…

А я даже рада, что это в моей жизни было.

Аня быстро и рано повзрослела. Она умела укрощать буйный нрав родителя. Даже удивлялась, откуда в этой пигалице столько мудрости. Наверняка ей было страшно, потому что боялись все, а она входила в комнату и нежным голоском говорила: «Папусик, я тебе салатик нарезала». И немножко огонь притухал. Настоящая маленькая женщина.

Вот женишься, тогда и воспитывай

Аня и Валерия. Поймете, кто где?
Фото
instagram.com/anna_shulgina

Аня, а с Иосифом быстро общий язык нашли?

Без волнения не обошлось. Сколько мне было, лет 10? Что в этом возрасте понимаешь? Помню, мама пришла и сказала: «Это мой новый муж». До этого дядя Йося просто приходил в гости, откуда я знала, какие у них отношения. Может, коллега по работе. Дети в этом возрасте ничего не понимают.

Был смешной момент. Мы год с Йосей прожили, не расписываясь…

Как год? Я целый год прожила в неведении?

А ты поняла все только на свадьбе? Ой, как смешно. Ты чего серьезно? Ну ты даешь. А момент был такой. За несколько дней до свадьбы Тема что-то такое устроил, и Йося его отругал. Сын стоит насупившийся и бурчит: «Вот настанет пятое число (день нашей свадьбы), тогда и ругай». А сейчас, мол, никакого права не имеешь. Штамп в паспорте поставят, тогда и будешь воспитывать.

Я тоже какое-то время присматривалась к Йосе, боялась, вдруг история повторится. Представьте, мы растем, маму не видим, потом неожиданно переезжаем в Аткарск, и там она круглосуточно с нами. А потом вдруг опять уезжает на работу. Что происходит? Нас тащат, то в Москву, то из нее. Это сложно.

Постоянно разные школы, да… Но выбора у нас не было.

Причем из-за статуса родителей часто попадали в разную социальную среду.

Сколько зависти и злобы было. Порой с ужасом думала, ну педагоги, взрослые люди и такое творят. «Думаешь, если ты дочь звезды, все можно?» И придирались к любой мелочи. Да, дети натерпелись мои.

Даже бойкоты нам устраивали. Только в школе № 1234 такого не было. За что спасибо директору.

Аня, никогда не хотелось, чтобы мама была не знаменитой певицей, а обычной женщиной, как у всех других?

Не помню подобных мыслей. Хотя часто спрашивали: «Как ты смирилась с тем, что мама так много гастролирует?» Поймите, если бы она все мое детство сидела дома, а потом вдруг неожиданно куда-то уехала, может, тогда это воспринималось иначе. А когда с этим растешь, это становится нормой. Для меня скорее удивительно, если мама месяц сидит дома. «У нас все нормально?» — хочется осторожно спросить ее.

Аня впервые поехала со мной на гастроли, когда ей было год восемь месяцев. У меня был концерт в Сочи. Жили, естественно, в гостинице. Помню, она по вечерам твердила: «Аком, аком». Так молоко она называла. «Аня, уже все дети спят, ресторан спит, и ты давай тоже», – успокаивала ее. Она все повторяла: «Аком, аком», подходила к телефону, снимала трубку и мне протягивала. Видела, что мы по телефону через ресепшен что-то заказывали. Хорошие времена были.

Комментарии

0
под именем