Backstreet Boy

ELLE GIRL: Сразу же спрошу о главном: вы такие же завзятые сердцееды, какими были лет 10 тому назад?

БРАЙАН: Наверное, мы все еще считаемся сердцеедами. Называют же нас до сих пор бойз-бэндом! С другой стороны, и юные девушки, и взрослые женщины по-прежнему сходят по нам с ума, и я говорю это безо всякого тщеславия. Конечно, это нам льстит.

ЭЙ-ДЖЕЙ: Я думаю, что мы сердцееды, и это круто! Ну какому парню не хочется, чтобы девушки от одного его вида падали в обморок?

НИК: А я никогда не считал себя сердцеедом. По-моему, это как раз-таки тщеславие.

ELLE GIRL: Фанатки до сих пор бросают вам всякие вещи на концертах?

БРАЙАН: Да, поначалу это были мягкие игрушки, потом – помидоры и другая еда, потом – нижнее белье…

ЭЙ-ДЖЕЙ: Теперь это может быть все что угодно – от трусов до золотых украшений. Они бросают на сцену игровые приставки и айподы, по-настоящему дорогие вещи, и ты не знаешь, что со всем этим делать и как на это вообще реагировать.

ХАУИ: Еще фанатки бросают нам памперсы, потому что многие из них теперь – молодые мамы.

ELLE GIRL: А на улицах вас поклонницы все еще преследуют?

ЭЙ-ДЖЕЙ: Недавно мы с Брайаном зашли в один торговый центр во Флориде, в ювелирный магазин, и были застигнуты врасплох 30 или 40 девушками из бразильской туристической группы. Мы попытались спрятать глаза и как-то незаметно ускользнуть, но они нас узнали, и началась гонка по всему торговому центру. Мы бежали очень быстро, а они никак не отставали… Но мы все-таки удрали через черный ход.

ELLE GIRL: Неужели ваши фанатки не повзрослели?

БРАЙАН: Они повзрослели, но остались такими же безбашенными. Ведут себя так, словно им до сих пор по 13 лет, кричат, плачут…

ЭЙ-ДЖЕЙ: Они суют тебе в нос камеру или мобильник: «Поговори, пожалуйста, с моей мамой!» Они появляются из ниоткуда, вешаются тебе на шею и начинают рыдать. Они неисправимы!

ELLE GIRL: А что насчет группиз (наиболее преданные фанатки, которые едут за любимыми артистами хоть на край света)?

ЭЙ-ДЖЕЙ: Есть парочка избранных, которые колесят за нами по миру с первого дня, они постоянно околачиваются в лобби нашего отеля и воспринимаются уже как члены семьи. И ничего больше.

БРАЙАН: Они стали старше, некоторые оставляют дома мужей. Частенько они сидят здесь в пижамах и тапочках, а совсем не в мини-юбках, как принято думать о группиз. Они заселяются в наши отели просто потому, что хотят быть неподалеку от нас.

ELLE GIRL: Но это ведь сильное искушение – девушки, которые постоянно под рукой?

БРАЙАН: Это было куда большим искушением, когда мы были моложе.

ЭЙ-ДЖЕЙ: Когда тебе 17–18 лет, а за тобой бегают девицы чуть ли не в два раза тебя старше, ты, конечно, думаешь: «Вау! Круто!» Разумеется, мы этим пользовались, но это происходило как-то само собой.

НИК: Многие из наших европейских фанаток сейчас перебрались в Лос-Анджелес, некоторые даже работают в рекорд-компаниях, это безумие какое-то! Помню, как в Лондоне я встретил этих девчонок, они очень круто выглядели. Они сказали: «Мы с вами на гастролях»,– и я подумал, что это тоже какие-то артистки. Вечером я встретил этих девушек в отеле и сказал: «Что-то я вас не видел на сцене!» А они в ответ: «Да мы просто везде ездим за вами, парни, из отеля в отель». Тогда я впервые осознал, что такое группиз.

ELLE GIRL: Но в вашей жизни все-таки были «особые отношения» с поклонницами?

ХАУИ: О, сколько было этих историй…

НИК: Да ладно тебе, старый развратник! У меня был только один такой случай, когда мне действительно понравилась девчонка-фанатка. Мы были вместе, а пару недель спустя я увидел, как она тусуется с лидером рок-группы The Calling. Я был в непонятках: что происходит? Мы уехали из города, а она тут же давай тусить с кем-то другим? Я чувствовал себя преданным, еще и потому, что она предпочла поп-музыканту рокера...

ЭЙ-ДЖЕЙ: А в меня втюрилась одна девица и подарила мне два кольца. Оказалось, это были обручальные кольца ее родителей, я отнес их оценщику и выяснил, что они стоят тысяч 20 долларов! В итоге я подарил кольца своей бабушке, и они ушли вместес ней в могилу… А потом эта девушка и ее семья захотели, чтобы я им эти кольца вернул. Но было слишком поздно.

БРАЙАН: А я вот что вспомнил. После концерта в Канаде я дико проголодался. Я знал, что Эй-Джей заказал пиццу, и мы с Кевином (Кевин Ричардсон, бывший участник Backstreet Boys . – Ред.) пошли в его номер. Заходим, а там явно что-то происходит между Эй-Джеем и поклонницей. Ну, мы быстро схватили пиццу и выскочили из комнаты: «Уф-ф-ф!»

ЭЙ-ДЖЕЙ: Ага, выскочили они! Вы просто спрятались в ванной комнате. А потом я захожу в ванную голый, а вы там трескаете мою пиццу!

БРАЙАН: Это было забавно!

Backstreet Boy

ELLE GIRL: Да уж… Ну а романтические поступки вы когда-нибудь в своей жизни совершали?

ЭЙ-ДЖЕЙ: Я пел серенады своей девушке. Но самое клевое – она пела мне в ответ. То есть у нас был такой серенадный марафон на всю ночь!

БРАЙАН: Я написал песню своей жене в день нашей свадьбы.

ELLE GIRL: Судя по всему, в вас еще жив дух рок-н-ролла. Это так?

ХАУИ:Я не думаю, что во мне жив дух рок-н-ролла. Это относится ко всяким волосатым группам, у которых телки в гримерках, наркотики, алкоголь… Это

БРАЙАН: Может, остальные парни – рокеры, а я нет. Я нормальный пацан. Но этот самый дух рок-н-ролла чувствовался, когда мы играли в лондонском Гайд-парке для 125000 зрителей, и люди свисали со всех деревьев – это было потрясающе!

ХАУИ: Помню, как-то я проводил время с девчонкой в отеле, и она сказала: «Разве тебе не хочется выбросить телевизор из окна? Давай, это же рок-н-ролл!»Я ответил: «Спасибо, это не ко мне».

НИК: А я много чего покрушил в отелях. Мне нравится рок-н-ролльный стиль жизни: весь этот свободный дух, жизнь одним днем... Да, иногда я напивался и неслабо буянил!

ХАУИ:Ну, хорошо, один раз я выбросил в окно отеля гладильную доску. Просто моя комната была очень маленькой, и когда ко мне приходили люди, им просто некуда было сесть. Это сойдет за рок-н-ролльную историю?

ЭЙ-ДЖЕЙ: Ну а я, хоть и останусь до конца своих дней «бэкстрит-боем», при этом не выгляжу, как участник бойз-бэнда, не так ли? Я вполне себе рокер, посмотри на мои татуировки, пирсинг и все такое. Я люблю рок-музыку, Black Sabbath и Led Zeppelin.

ELLE GIRL: А ваша собственная музыка как-то изменилась в связи с тем, что вы стали старше и мудрее?

БРАЙАН:Конечно, наша музыка эволюционировала вместе с нами – за 15-то лет! Лирика стала более глубокой, потому что у нас теперь больше жизненного опыта. Мы говорим о нашем пути к славе, о наших проблемах, о наших отношениях. Ну и еще – мы стали посовременнее звучать.

НИК:Мне кажется, наша музыка стала немножко более замысловатой.

ELLE GIRL: Кстати, теперь ведь вы сами играете на музыкальных инструментах! Вы этому специально учились?

ЭЙ-ДЖЕЙ: Да чего нам учиться, каждый из нас на чем-то играет, просто раньше мы не делали на этом акцента во время наших шоу. Мы ведь много танцуем, а это довольно сложно – одновременно петь, играть на инструментах и танцевать.

ELLE GIRL: Ну и напоследок: после стольких-то лет в шоу-бизнесе у вас еще есть какие-нибудь нереализовавшиеся мечты?

БРАЙАН: Для меня главная мечта и главная цель – оставаться вместе с ребятами. Это всегда было трудно, но, может быть, мы проведем вместе и следующие 15 лет – кто знает?

ЭЙ-ДЖЕЙ: Или, как Rolling Stones, останемся вместе навсегда. Ведь это просто потрясающе!

ХАУИ: А мне бы хотелось приехать с гастролями в Россию. Наверное, это будет забавно.

НИК: Мы столько накуролесили за эти 15 лет, у нас были и взлеты, и падения, но сейчас, я думаю, все должно как-то устаканиться: мы будем работать вместе, и у каждого при этом будут какие-то соло-проекты. И я бы хотел, чтобы люди будущего, оглянувшись назад, думали про Backstreet Boys и Nsync как про Rolling Stones и Beatles нашей эпохи.