Бейонсе в журнале Marie Claire
Бейонсе в журнале Marie Claire

Ей всего 27 лет, у нее огромные карие глаза, которые могут соблазнить весь мир, а голос у нее хрипловатый, что необычно контрастирует с ангельским личиком. Дома ее называют просто «Би» и рядом с ней очень уютно (она такая милая!).

При этом она уже думает о своем месте в истории не расстанется с видеокамерой – Бейонсе ведет видеодневник, снимая на камеру самые интересные мо­менты ее жизни – для потомков. «У меня есть бренд, так я  защищаю свою индивидуальность. Я  создала себе альтер-эго – это мой сценический образ. Я зову эту девушку Сашей. То, что я делаю во время концертов, я никогда не повторяю в обычной жизни. И кое о чем обычно не рассказываю в интервью!» – говорит Бейонсе.

Во время интервью вокруг Бейонсе крутится как минимум дю­жина помощников: охранник ростом с  баскетболиста, «гламурная команда» (парикмахер, визажист и личный стилист), мама Тина... Ее дочь замужем, но мама все равно не отпускает ее ни на шаг; под ногами все время крутится маленькая собачка породы ши-тцу – всеобщая любимица.

Бейонсе в журнале Marie Claire
Бейонсе в журнале Marie Claire

Бейонсе только что закончила сниматься в фильме Cadillac Records – чтобы перевоплотиться в легенду соула и блюза Этту Джеймс, ей пришлось поправиться на 10 килограммов. Этот лишний вес Би должна была сбросить за две недели, так как ее уже ждет следующий проект – психологический триллер Obsessed.

Тол­стеть, по словам Бейонсе, было очень весело: «Но потом пришлось опять худеть. Я была так недовольна, все время спрашивала: почему я должна это делать? у кого поднимется рука оставить девушку без сладкого?!«.

Destiny’s Child заключили свой первый контракт, когда Бейонсе Жизель Ноулз было всего 12 лет. Их первый диск вышел, когда ей исполнилось 15. Третий альбом, Survivor, разошелся десятимиллионным тиражом по всему миру.

В 2004 году вышел их последний альбом Destiny Fulfilled, и Бейонсе начала выступать сольно. Она говорит, что звездой можно быть только некоторое время. «А легендой, иконой – гораздо дольше. Сейчас, на данном этапе, я именно такой и хочу стать. Все, период поп-звезды у меня закончился. Не хочу больше быть горячей девчонкой. Хочу быть легендарной. Я уже достаточно много совершен­ствовалась. Меня очень уважают – а это гораздо важнее всяких наград или количества выпущенных дисков. И, похоже, приходит время, когда мне мало быть просто поп-звездой».

Бейонсе всегда направляли, в этом нет сомнений. Ее отец Мэтью Ноулз оказался талантливым продюсером (пока девочка росла, он работал продавцом техники Xerox). Мама Тина, стилист-парикмахер, владелица салона в Хьюстоне, бросила все, чтобы сделать карьеру дочери.

«Это было полным безумием, – улыбается Бейон­се. – Да, цель того стоила, но все-таки это было немного слишком. Правда, когда я была ребенком, меня все оберегали, защищали. Родители никогда не говорили: “Мы переезжаем в дом поменьше, чтобы поддержать твою карьеру”. Меня этим никогда не по­прекали».

– А чем вы лично пожертвовали, чтобы добиться успеха?

– Моя теперешняя жизнь наклады­вает особую ответственность. Даже прогулка с трехлетним племянником в парке превращается в испытание. Не получается поужинать в романтической обстановке, чтобы кто-нибудь исподтишка не попытался это снять. Я должна много работать, и это здорово, это правда здорово, мне очень нравится, но все-таки жертвую я слишком многим.

Бейонсе в журнале Marie Claire

По словам ее личного администратора, Бейонсе – трудоголик. Быть лицом аромата Emporio Armani Diamonds – самая несложная и приятная часть ее работы. Армани увидел ее выступление на благотворительном вечере – так и  началось сотрудничество.

В картине Cadillac Records Бейонсе снималась c Эдрианом Броуди. Героиня Бейонсе – обладательница «Грэмми», легенда блюза Этта Джеймс, борю­щаяся с героиновой зависимо­стью. Именно это и привлекло девушку: «Я очень давно искала возможность побыть темной личностью. Все будут шокированы. Это полная противоположность мне обычной. Образ высосал из меня все эмоции. Я была опустошена».

Чтобы подготовиться к роли, Бейонсе посещала реабилитационный центр в  Бруклине. «По правде говоря, я испугалась. Заранее ведь не знаешь, что именно придется увидеть. Мне не хотелось задавать лишних вопросов, хотя люди там очень открытые. У меня получилось их понять. Я никогда не осуж­дала наркоманов, но недоумевала – если у тебя есть дети, если есть что терять, как можно так глубоко погружаться в зависимость от дозы?!»

На это я заметил, что в музыкальном мире многие ищут вдохновения в наркотиках. «Да, я знаю, – почти шепчет девушка, – но это не про меня. Мне этого не нужно.»

Бейонсе очень нравится испытывать себя. Бывают ли у нее бессонные ночи? Конечно. «Иногда я просто не могу отключить голову, всю ночь думаю о чем-то важном, что волнует меня в этот момент. Как сейчас, например, о новом альбоме».

Я попробовал сказать комплимент: «Таких сильных женщин, как вы, в вашей профессии сейчас немного, особенно это касается темнокожих».

Бейонсе не согласна: «Я не думаю, что их мало. Нас становится все больше. Я часто вижу сильных, ярких, талантливых темных девушек. Я горда, что я одна из них, что могу появляться на обложках журналов и в кино. Мне кажется, что я тоже могу открыть двери темнокожим женщинам, – как в свое время Халли Берри и Дайана Росс открыли их мне».