Эмма Уотсон: «Я – не Гермиона!»

ELLE GIRL: Правда ли, что всякие трюки – прыжки-кувырки – это любимая часть твоей работы?

ЭММА: Именно! Правда, когда мы снимали третий фильм – «Гарри Поттер и узник Азкабана», я частенько ныла и жаловалась. Там финальная сцена занимала чуть ли не треть экранного времени, поэтому я постоянно ходила перемазанная кровью, по уши в грязи, на голове черт знает что – тут уж хочешь не хочешь, а заноешь. Но как же мне этого не хватало в четвертой серии! Несмотря на все, я получала столько удовольствия от выполнения трюков – радовалась уже тому, что мне доверили сделать то или это. Поэтому да, я чертовски рада снова оказаться в гуще событий!

ELLE GIRL: В одном из своих предыдущих интервью ты говорила, что в Гермионе ты во многом сыграла саму себя. Как по-твоему, какие твои черты отразились ли в ней особенно ярко?

Эмма Уотсон: «Я – не Гермиона!»

ЭММА: У меня есть брат Алекс, ему 13 лет. Я его очень люблю, и, по-моему, Гермиона обращается с Гарри точно так же, как я обращаюсь со своим братом. Думаю, на самом деле Гермиона очень неуверенный в себе человек, поэтому она так стремится быть во всем идеальной. Уж не знаю, связано это со мной или нет, но, мне кажется, в этой серии Гермиона наконец начинает бороться с собой. Она не знает, как ей вести себя с Амбридж, ей приходится нарушать правила, а это совершенно противоречит ее характеру! Наверное, ее метания понятны многим подросткам, ведь 16, 17 лет – довольно странный возраст. Непонятно, то ли ты еще ребенок и тебе пока стоит во многом слушаться родителей, то ли ты уже достаточно взрослый, чтобы поступать так, как тебе хочется, и принимать самостоятельные решения . Именно такие проблемы волнуют и меня, как любого нормального подростка.

ELLE GIRL: Все и впрямь совсем не по-детски. А как ты относишься к тому, что по мере взросления героев «Гарри Поттера» сама атмосфера фильмов и книг становится все более мрачной?

Эмма Уотсон: «Я – не Гермиона!»

ЭММА: Думаю, это в первую очередь интересно – ведь дети растут в Хогвартсе, это их мир, и вдруг в какой-то момент они понимают, что тут все не так гладко, что взрослым не всегда можно доверять и иногда надо полагаться только на собственные силы. Наступает момент, когда необходимо принимать самостоятельные решения, и Гермионе это особенно трудно – ведь она привыкла во всем следовать правилам, делать только то, что ей велят, слушаться преподавателей. Поэтому очень важно, что она смогла перебороть себя и сказать: «Так нельзя! Меня не учат ничему, что поможет мне сдать СОВ (экзамен по Стандартам Основ Волшебства. – Ред.), и, что самое главное, меня не учат, как защитить себя от злого дядьки Волдеморта, а именно это умение пригодится мне больше всего!» Поэтому в пятом фильме мы, ученики, наконец решаем бороться самостоятельно, не полагаясь на взрослых. Все как в жизни.

ELLE GIRL: За время съемок в этих пяти фильмах тебе довелось поработать с четырьмя разными режиссерами. Что ты можешь сказать о Дэвиде Йейтсе, режиссере «Ордена Феникса»?

ЭММА: По сравнению с другими режиссерами он очень тихий и задумчивый. Чувствительный, я бы даже сказала. Всегда старается сделать все происходящее на экране максимально правдивым, практически реальным. Именно так он и снимал «Орден Феникса», и ему это действительно удалось. Он хотел, чтобы зрители прочувствовали фильм, а не просто пришли посмотреть на кучу спецэффектов и послушать пафосные речи. Во всем, что он делает, есть что-то удивительно реальное – вдумчивое и серьезное. Этот фильм уже не назовешь детским. Мы взрослеем, взрослеют герои книги, и всех нас начинают интересовать гораздо более серьезные проблемы. Именно это должны уяснить для себя и зрители. Всякий раз, когда мы начинаем работать с новым режиссером, я немного волнуюсь: а вдруг он решит снимать позитивное, веселое кино, игнорируя тот факт, что книжки с каждым разом становятся все серьезнее и серьезнее? Поэтому я страшно рада, что съемки пятой части доверили именно Дэвиду, который очень ответственно отнесся к этому и даже пошел на риск, решив снять что-то по-настоящему интересное, не зацикливаясь на уже обкатанных приемах. К тому же Дэвид просто отличный парень, и мы с ним сразу нашли общий язык.

ELLE GIRL: Раз уж мы заговорили о таких серьезных вещах, то как ты относишься к тому, что в пятом фильме, впрочем, как и в пятой книге про Гарри Поттера, многое связано с политикой?

ЭММА: Думаю, этот фильм и правда в какой-то степени можно назвать политическим. Кстати, мне еще и поэтому кажется, что Дэвид Йейтс как режиссер – исключительно удачный выбор. Ведь его предыдущий фильм The Girl in the Cafe тоже был о политике. Как раз когда мы снимали «Орден Феникса», случился теракт в Лондоне, и Дэвид постарался отобразить в фильме и это тоже. Министерство Магии просто боится взглянуть правде в глаза, поэтому они всеми силами стремятся не замечать того, что творится вокруг. Выглядит это просто жалко – как же они собираются бороться с Волдемортом, если даже не могут честно признать, что все в их мире идет не так гладко? Это очень тревожный симптомчик!

Эмма Уотсон: «Я – не Гермиона!»

ELLE GIRL: Кстати, ведь в то самое время, когда Гермиона боролась с темными силами, ей пришлось сдавать СОВ, а тебе – выпускные экзамены в колледже. Как вы обе с этим справились?

ЭММА: Да, нелегко пришлось. Учеба для меня имеет большое значение, и я очень-очень хотела прилично сдать все экзамены. А ведь стоит только захотеть, и можно многого добиться. К тому же мне повезло, что все, кто работал над фильмом, здорово меня поддерживали. Я сразу заявила: «Так, мне нужно сдать экзамены, и я не хочу тупо их завалить! Я хочу учиться, развиваться и сделать все, что в моих силах, использовать свой потенциал на полную катушку. Вы можете мне помочь?» И все и впрямь мне здорово помогли, проявили огромное участие и поддержали меня.