ELLE GIRL: Как думаешь, почему ты нравишься зрителям?

МИША: У зрителей немного неправильное представление обо мне из-за Мариссы, которую я давно играла в сериале «Одинокие Сердца». Из-за того, что она совершенно дикая и взбалмошная, меня теперь тоже такой считают. Чем-то я на нее похожа, но не стопроцентно. И я уже не снимаюсь в «Одиноких сердцах», моя жизнь идет своим чередом, и мне странно, что таблоиды до сих пор ставят меня в один ряд со всякими неоперившимися актрисками.

Миша Бартон: «В Голливуде нет дружбы!»

ELLE GIRL: Рискну предположить, что ты говоришь о Николь Ричи, которых всегда фотографируют на вечеринках. Ты не хотела бы стоять с ними в одном ряду?

МИША: Нет. Мне даже смешно думать о том, что меня с ними сравнивают. В реальной жизни мы никогда не встречаемся, разве что на важных мероприятиях, где все должны появиться. Я стараюсь вообще не вспоминать об этих девушках. Ты знаешь, сейчас есть два типа знаменитостей: одни знамениты, потому что ходят на вечеринки, а другие знамениты своей работой. И нужно бороться за то, чтобы люди понимали, в чем разница между этими двумя типами знаменитостей. Этого можно достичь не только работая, но и формируя свой публичный образ в глазах зрителей.

ELLE GIRL: Сейчас тебе приходится быть более аккуратной в выборе друзей?

МИША: Я стала больше об этом думать. Когда я впервые приехала в Голливуд, меня это совершенно не заботило. Я была очень молода и наивна. Ты встречаешься с разными молодыми людьми, тебя все время фотографируют… Потом становишься старше и понимаешь, что в каких-то случаях важно сохранять дистанцию.

ELLE GIRL: Значит, ты совсем не общаешься с Пэрис и Николь?

МИША: Один раз я встретила Пэрис, но она прошла мимо. Я ее просто не знаю, да и о Николь не хочу говорить, хотя мы с ней приятельствуем. Мое знакомство с Пэрис – это выдумки газет. Ты показываешься на мероприятии и рискуешь попасть на одно фото с другими людьми, которых даже не знаешь толком. И тут же все начнут гадать о ваших отношениях.

ELLE GIRL: То есть ты не любишь появляться на публике?

МИША: В Лос-Анджелесе не люблю. Мне больше нравится нью-йоркская социальная среда, да и искусство тоже. У меня там старые друзья, с которыми мы вместе росли и ходили в школу, их отношение ко мне не изменилось. Нью-Йорк более здоровый город. Не все же должно доставаться Голливуду!

Миша Бартон: «В Голливуде нет дружбы!»

ELLE GIRL: Ты прошла курс в Королевской академии драматических искусств в Лондоне...

МИША: Это был непростой опыт. Мне пришлось на это решиться, потому что я захотела изучить Шекспира, а в американских школах его толком не преподают. Было крайне неловко сидеть в классе вместе с другими актерами и возвращаться назад к основам, к элементарным театральным упражнениям типа импровизации – их ведь забываешь, пока работаешь в кино. Конечно, остальные студенты были смущены моим присутствием. Но все актеры находились там из-за любви к Шекспиру и, в принципе, недолго парились по моему поводу. Самым неприятным оказалось каждодневное присутствие папарацци около школы!

ELLE GIRL: Ты придерживаешься какой-нибудь диеты?

МИША: У меня хорошая фигура от природы. На самом деле я стараюсь особо не переживать по поводу еды. Я ем здоровую пищу. В Калифорнии есть качественное мясо, органически чистые фрукты и овощи, и я слежу за тем, что кладу в рот. Я люблю пасту, и печенье, и яйца, и картошку. Мне нравится готовить. Каждый день я сама делаю свежевыжатые соки из фруктов и овощей. Еще я посещаю врача, который советует мне принимать разные витамины и минералы.

Миша Бартон: «В Голливуде нет дружбы!»

ELLE GIRL: Ты много над собой работаешь?

МИША: Ужасно не люблю зарядку, разве что пробежку с собаками вокруг парка, ну и время от времени катаюсь на велосипеде. Раньше у меня был личный тренер, теперь нет. Бывает иногда минутный порыв заняться каким-нибудь спортом, но он быстро исчезает. У меня отличный обмен веществ, поэтому мне не приходится много работать над собой — я и так остаюсь в хорошей форме. Повезло!

ELLE GIRL: Ты бы хотела попробовать себя в чем-то еще?

МИША: Я думала о многих профессиях. Мне нравятся психиатрия и психология, мне нравится писать, и я подумывала о журналистике, но какая-то необъяснимая сила тянет меня обратно к профессии актрисы.

ELLE GIRL: А есть у тебя какие-нибудь глобальные жизненные цели?

МИША: Я хочу доказать свою независимость и сыграть такие роли, которые увековечили бы меня как актрису. Я хочу заняться театром, хочу заниматься вообще всем, чем может заниматься молодая актриса, — от написания текстов до продюсирования. Участие в шоу О.С. – это только отправной пункт моей будущей карьеры. Я бы хотела сняться и в романтической комедии, и в боевике. Думаю, в глубине души каждая девушка хотела бы стать подружкой Бонда. Да, это было бы потрясающе…