Два дня, проведенные в столице края, были расписаны у Сафронова по минутам – творческие встречи, общение с первыми лицами города и края, интервью с журналистами, небольшая экскурсия по городу. Корреспонденту Woman’s Day удалось перехватить его на открытии выставки, во время встречи с поклонниками его творчества.

Никас Сафронов в Красноярске
Никас Сафронов в Красноярске
Фото
Антон Петров

– Никас, откуда черпаете вдохновение, когда нет ни сил, ни желания работать?

– В Москве 275 тысяч художников, и все уверены, что они художники. Но 98% из них ищет вдохновение, а я просто работаю. Когда есть заказ и надо его выполнить в срок, не до вдохновения. Правда, я сажусь как ремесленник, но заканчиваю всегда как художник. Начинаю работать с 12 ночи и до 6–7 утра, а если это суббота, то и до десяти часов. Вдохновение, это когда ты выходишь на сцену и тебе надо играть Короля Лир, а у тебя квартира в коммуналке, соседка вредная, жена вечно пилит… А тебе надо выходить на сцену, играть свою роль. И ты выходишь, начинаешь играть, и в процессе приходит то самое вдохновение. У меня есть три составляющих успешной работы: профессионализм (если я не успею выполнить заказ в озвученный срок, я за него не возьмусь, сколько бы это денег ни стоило), духовность (я стараюсь не писать негативные сюжеты, а только те, которые приносят людям добрые эмоции), энергетика, которая приходит от вас, зрителей (ведь в музей люди ходят в основном с хорошим настроением, и даже если все плохо – идут, чтобы успокоиться, расслабиться, получить позитив).

– Скажите, вы любите путешествовать и где предпочитаете отдыхать?

– Отдыхать я люблю, но, как говорится в одном анекдоте, кто же даст?! Я отдыхаю во время работы, отдыхаю, общаясь с приятными и доброжелательно настроенными ко мне людьми, среди которых есть и художники, а это дорогого стоит! У меня была выставка на Красной площади, смотрю, какой-то человек ко мне подходит: «Коля, здорово, ты что, меня не узнал? Мы же с тобой в 92-м году познакомились на Арбате, я тоже художник». – «Ну и как тебе моя живопись?» – осторожно его спрашиваю. – «Знаешь, похвалить не могу, но вижу – очень стараешься».

– Ваши многоуровневые апартаменты входят в список самых лучших домов мира. Для чего такая роскошь?

– Я с детства мечтал о красивом доме, роскошной мебели, интерьере, продуманном до мелочей. В родном Ульяновске мы жили в тесных убогих бараках, а я представлял, что живу в королевском дворце… На моем примере можно сказать, что мечты сбываются! У меня в доме первый этаж выполнен в готическом стиле. Кто будет в Москве – добро пожаловать. Хотя… я один раз сказал так – человек 15 пришло (улыбается). Во всех залах – старинная мебель, которую я очень долго, несколько лет, собирал по всей Европе. И однажды, во время прямого эфира, один из ведущих спрашивает: «А кому вы все это оставите?» – «Знаете, я оставлю свою квартиру городу», – подумав, отвечаю. Раздается звонок, и какая-то тетка злобная кричит в трубку: «Да кому твоя рухлядь нужна?» Но послушайте, рухлядь – это тот же Эрмитаж, Лувр, и, знаете, я уверен, что моя мебель переживет и меня, и нас всех. У меня есть кресло с росписью на коже XVII века, и оно находится в прекрасном в состоянии. Правда, на спинке и на самом сидении роспись была чуть стерта, пришлось подреставрировать, но мебель хорошая. Я думаю, люди, которые могли покупать такую мебель, благодарили Господа за то, что он дает им такую возможность, что у них все хорошо, поэтому она намолена. Я еще перестраховался, и освятил дом, спасибо отцу Владимиру, поэтому если там что-то и было, то теперь не осталось ничего негативного.

Никас Сафронов в Красноярске
Никас Сафронов с супругой губернатора Натальей Толоконской
Фото
Антон Петров

– Кого из известных людей вам бы хотелось еще написать?

– Ну вас, например (обращаясь к девушке – корреспонденту Woman’s Day), кто знает, кто будет известным? Когда-то я рисовал бомжей, нищих, рабочих, у меня сохранилось много набросков. Это сейчас мне не надо искать натурщиц, достаточно взглянуть на человека, чтобы вспомнить, как он выглядит, и даже представить его без одежды. Я как-то сказал: «Никому не интересен человек, который ищет миллион, а всем интересен тот, кто его нашел». Мне тоже интересны люди, которые состоялись. Например, Леонид Рошаль, Лео Бокерия, Владимир Путин – я несколько его портретов написал, и он очень добрые слова мне сказал недавно, это было очень приятно. Аль Пачино, Шон Коннери, Софи Лорен, которая приезжала ко мне в прошлом году. Интересны все, кто состоялся.

– Если человек вам чем-то неприятен, вы откажетесь с ним работать?

– Когда платят, уже хорошо (смеется), уже ты любишь этих людей, и они сразу становятся все такие милые, словно из какого-то романа. Во-первых, нет некрасивых людей – есть плохие художники и фотографы. Во-вторых, когда люди платят, они идут к тебе с добром, и ты эти деньги потом используешь на благо. В-третьих, я профессиональный художник и я не имею права отказывать клиенту только потому, что он мне чем-то не понравился. Это как в ресторане или в магазине – этого обслужу, этого накормлю, а этому хлеб не продам. Бывает, что я пишу портреты, а потом женщины, в основном, бегут с этими портретами к пластическому хирургу и говорят: «А теперь мы хотим, как у Никаса», и что-то там себе шлифуют, подтягивают... А в идеале, избегайте общения с людьми, которые вам неприятны. Вроде бы человек к вам неплохо расположен, но если чувствуете, что «что-то не то», лучше с ним не встречаться.

– Вы уже были в Красноярске, понравилось у нас?

– В этом замечательном, красивом городе я второй раз. Петр Конюхов приглашал меня, когда открывал здесь музей. Стояла зима. Было холодно, но красиво и так тихо, спокойно и умиротворенно, словно в сказке. Я был у вас один день всего, не успел сходить в музей Василия Ивановича Сурикова. В этот раз я там побывал и пообещал, ненароком, написать портрет великого художника. В музее с удовольствием согласились: «Ваш – повесим!» (имеется ввиду портрет Сурикова в исполнении Сафронова. – Прим. Woman’s Day). Конечно, еще будет очень много работ, связанных с Красноярском. Городу, где тебя любят, надо отвечать всегда взаимностью, возвращать долги – долги человеческие, душевные, духовные. Вполне возможно, что на следующий год я организую тематическую выставку, посвященную этому городу, и если вы придете, я буду просто счастлив, а если пригласите еще и своих друзей, буду счастлив втройне. Современное искусство нуждается во внимании, в оценке зрителя. Так и я хочу, чтобы вы видели меня не только с экрана телевизора, а видели еще, что я делаю, чем занимаюсь.

Никас Сафронов в Красноярске
Никас раздает автографы поклонницам
Фото
Антон Петров