Вдова Георгия Данелии: «Когда сердце остановилось, меня не было рядом»
Фото
семейный альбом
+1

— Много лет он страдал от эмфиземы легких, они работали всего на 15 процентов, — поделилась с «Антенной» его вдова Галина Данелия. — В последние дни дыхание стало совсем сдавать, почти уходить. Положили его в больницу, где поставили трубку. И когда откачивали жидкость, остановилось сердце… Меня не было рядом… Я как раз ехала к нему… Последние годы он не выходил из дома, не вставал с постели, но не то что не терял присутствие духа — он творил. В 2013-м закончил «Ку! Кин-дза-дза», на который ушло 7 лет. После написал четыре книги. Как бы ему ни было тяжело, он все эти годы не переставал работать ни на минуту.

— Его фильмы вошли в золотой фонд нашего кинематографа, светлая ему память, – говорит «Антенне» Борис Бархатов, исполнитель заглавной роли в «Сереже» (1960). — Я снимался у него в пятилетнем возрасте, а он относился ко мне как взрослому, без всякого сюсюкания, работать с ним было одно удовольствие.

— Для меня это абсолютно невосполнимая потеря, потому что невозможно представить себе, чтобы в одном человеке для тебя соединилось все – учитель, первый режиссер, близкий друг, старший товарищ, любимый человек в семье твоих родителей, – признается «Антенне» Никита Михалков, сыгравший первую главную роль в кино в «Я шагаю по Москве» (1963). — Неожиданный, неограниченно талантливый почти во всех сферах жизни, потомок именитого рода, человек, научивший тебя смотреть на мир мужским взглядом, и в то же время невероятно нежный, ранимый и всегда не только слушающий, но и слышащий тебя человек. Он не снял ни одной плохой картины, хотя с бытовой точки зрения глупостей делал много. Но любые его поступки были поступками невероятно честного, глубокого и умного человека.

«Мне часто говорят, что мои фильмы любимы. Говорите, мне это очень приятно слышать. Думаю, все дело в энергетике добра, которая от них исходит. Если что-то не нашло отклик у народ, значит, я недоработал по этой части, мало доброты заложил. А вот переборщить с ней, наверное, нельзя», – говорил Геогрий Данелия в одном из последних интервью «Антенне»

— Он был предан профессии фанатично, таких режиссеров уже нет, – рассказывает «Антенне» Леонид Куравлев, заглавный герой «Афони» (1975). — Только он мог так показать на экране лгуна, эгоиста да еще и выпивоху слесаря, что его простит и полюбит народ. Ему даже памятник поставили в Ярославле, где снималась лента. А все потому, что он умел раскрыть внутреннее обаяние даже самого пропащего человека, который у него еще и одумается.

— Его талант поражает: за столь короткий хронометраж фильма (полтора часа) он столько всего драматургически успевает, что диву даешься, – объясняет «Антенне» Вахтанг Кикабидзе, заглавный герой «Мимино» (1977). — Никаких тянучек и все ложится – уникальный дар! И то, что он хотел до нас донести… Один умный вещь говорил, и никто на него не обижался! Последние годы общались по телефону – я старался его рассмешить. А он все понимал и отвечал, что свидимся мы уже там…

— Потеря Гии – для меня гигантское личное горе, – вздыхает в разговоре с «Антенной» Олег Басилашвили, главный герой «Осеннего марафона» (1979). — Умер родной человек, позволивший поглядеть на мир и себя другими глазами. Это был человек-кинематограф, мысливший образами, а еще истинный сын грузинского народа – добрый, широкий, делавший все вокруг себя чище и радостнее. Кино с уходом Данелии закончилось. Его заменяет цифровая технология: все видно, все слышно, полицейские поймали бандита – добро торжествует. У него тоже зло было повержено, но не совсем так – борьба с ним всякий раз начиналась по новому кругу.