«С родными я другая и у них по домам не ношусь с чемоданчиком»

Лена Летучая
Фото
Румия Сафиулина

– Елена, в Самаре переполох: Летучая приехала! Какие впечатления от города и где удалось навести порядок?

– В Самаре я впервые. Мне у вас понравилось. На набережной очень красиво. Была поражена, когда увидела в Волге плавающих людей: октябрь же! Удивили пробки – почти как в Москве. За три дня в Самаре я проверила шесть заведений. Наклеила три наклейки: это много. Приняли меня хорошо, скандалов серьезных не было.

– Чем угощали?

– В Самаре я впервые попробовала мясо страуса. К слову, я не мясоед, мучаюсь, когда мне нужно пробовать его во время работы. Не понятно, почему ресторан южноафриканской кухни находится в Самаре. Очень долго требовала от хозяев документы, поэтому неоднозначный сюжет будет из этого заведения – столько драматургии!

– У вашей программы остроумное название. Кто придумал?

– Креативщики канала «Пятница!». Признаюсь, мне оно сначала не очень приглянулось. А потом понравилось. Я же воплощение героя: и ревизор, и Зорро, который, как спасатель, борется за каждого человека. Чувствую себя очень комфортно в роли ведущей. Мне не приходится никого играть. Какая я есть, такой меня и видят зрители.

– Неужели и со своими домашними так же строги?

– Конечно, в жизни я не всегда такая, как на экране. В Самаре мне сказали: «Вы такая обаятельная, мы поменяли мнение о вас». Конечно, с родными я другая и у них по домам не ношусь с чемоданчиком. Хотя они своих детей пугают: «Быстро уберитесь в своей комнате, а то сейчас Лена придет!».

– А вот хозяева заведений не считают, что проверка – дело полезное.

– Для того и существует наша программа, чтобы люди, которые работают в заведениях, вспомнили, для кого они работают. В Самаре один представитель ресторана мне заявил: «Это мое заведение! Это моя частная собственность! Почему вы сюда пришли?». Понимание «Это моя собственность, и здесь я делаю, что хочу» – ошибочное. У нас все подчиняются законам Российской Федерации. Существует Роспотребнадзор, который устанавливает нормы и правила, которые обязательно в каждом заведении должны соблюдаться. «Ревизорро» – не простое шоу, это социальная акция.

– Удивительно, но даже среди тех, для кого вы работаете, находятся такие, кто оправдывает нечистоплотные заведения. Говорят: «Да у кого на кухне идеальный порядок?!». Не обидно, что некоторые считают «Ревизорро» занудой?

– Если человеку приятно есть там, где грязно, если он готов травиться, – ну что же я могу поделать? Я работаю для каждого, кто понимает важность того, что я делаю. И рада, что таких людей большинство. Кто хочет зарастать грязью у себя в квартире – пожалуйста! Но в заведениях, которые за деньги кормят людей, за деньги предоставляют услугу, – это недопустимо. Человек должен получить соответствующий сервис. Я не прошу чего-то сверх нормы. Прошу только, чтобы было чисто, комфортно, чтобы в номере было светло. Чтобы в продукты в ресторанах были маркированы. Ведь продукты могут пролежать полгода, люди травятся. Случается, что по возвращении из ресторана людям становится плохо, из-за того что они съели салат из плохих продуктов. Или, например, блюдо, которое содержит много нитратов. Это же яд, который проявляется через 8–9 часов. Об этом знают не все. Я в своей программе обо всем по чуть-чуть рассказываю. Говорю, как поступать в разных ситуациях.

«Лена у нас сегодня на метле!»

Лена Летучая
Фото
Румия Сафиулина

– Что делать, если плохо обслуживают?

– За столом, где вы сидите, грязно? Попросите убрать. Вам грубят? В блюде таракан? Звоните в Роспотребнадзор. В каждом ресторане должен быть уголок потребителя с номерами нужных телефонов. Почему в заведениях боятся давать книгу жалоб? Потому что ее читают сотрудники Роспотребнадзора. Пишите заявление. Каждое обращение потребителя является поводом для того, чтобы в ресторан пришла проверка. А еще можете писать мне, на сайт в книгу жалоб: откуда вы, в каком заведении с вами что произошло. Съемка «Ревизорро» формируется на основе книги жалоб.

– А вдруг так: поспоришь с официантом из-за грязной скатерти, а он тебе со злости на кухне в тарелку-то и плюнет?

– Думаю, что, вероятнее всего, подойдут, вытрут со стола и скажут: «Простите, мы не успели, у нас много гостей»… Почему, когда речь заходит обо мне, все говорят только о плохих проверках? Очень много ресторанов, гостиниц, которые я хвалю, клею наклейки. Если я в чем-то не уверена, устраиваю повторную проверку. Предвзято я ни к кому не отношусь. Даже если в ресторане был скандал, но заведение хорошее – в зале чисто, еда хорошая, на кухне (несмотря на борьбу и даже драку) полный порядок, я клею наклейку. В Самаре я, например, проверила два ресторана одной сети. Вот и общепит! Прекраснейшая управляющая – ходила со мной, обезоруживала меня своей улыбкой, соглашалась со всеми недостатками и обещала их исправить… Я не скандальный человек. Меня из себя сложно вывести, но если это кому-то удается, тогда держитесь! Как говорит продюсер, «Лена у нас сегодня на метле!».

– Вы ведь не только на метле можете летать, но, как и Зорро, превосходно ездите верхом.

– Да, я обожаю лошадей! Когда я приезжаю со съемок, уставшая, измотанная, еду в конюшню, поговорю с лошадью, поглажу ее – и я уже счастливый человек.

– Вы ведь еще и на горных лыжах катаетесь, и с парашютом прыгать умеете. Неужели ничего не боитесь?

– Я спортивный и активный человек. Но страхи есть. Чтобы их преодолеть, я и пошла в горы, в самолет. И в школу верховой езды. Туда я поступила в тридцать один, и за год научилась переходить в галоп, рысь. Будь у меня больше времени, одолела бы и конкур… Тридцать пять – это не двадцать пять, нельзя лежать на диване и ничего не делать, чтобы быть красивой и привлекательной, нужно заниматься собой – физически и морально. Когда я встала на лыжи, у меня была паника, не понимала, как можно с такой высоты ехать на двух деревяшках. Но поборола свой страх. Когда прыгала с парашютом, от ужаса несколько секунд не могла дышать. Я люблю преодоление, это еще один шажок – с самому себе. В детстве у меня было много комплексов. Например, я стеснялась общаться с людьми. Мне было страшно спросить у прохожего, который час. Даже зная дорогу, спрашивала у людей, куда идти, спрашивала, который час, – перебарывала страх.

– Как же вы, такая хрупкая, не боитесь тех, кто во время проверки вступает с вами в драку?

– Вы имеете в виду Анапу, где не так давно в ресторане до крови избили операторов, когда разбили аппаратуру? Мы практически уже завершили съемку, все нормально со мной общались, и вдруг вбежал управляющий и начал драться. Тогда, чтобы спасти материал, я схватила свою камеру, которую били о кафельный пол, а взрослые женщины-поварихи выворачивали мне руки. Я держалась как железная леди – как и обычно в кадре. Но потом, когда уже было написано заявление в полицию, у меня случилась истерика. Даже сейчас тяжело это вспоминать. Жуткая ситуация. Будут наказаны эти люди, возбуждено уголовное дело.

– Зачем же вы выбрали такую опасную профессию?

– Я рада, что работаю в журналистике, которая может что-то менять. Твоя жизнь во вселенной – лишь маленькая песчинка. И если ты в силах повернуть к лучшему жизнь хотя бы одного человека, то ты живешь не зря. Когда я слышу искреннюю благодарность от людей, понимаю, что работаю не напрасно. Когда мне пишут: «Мы вас так любим!», мне это очень приятно… А чувство справедливости у меня с детства. В школе я нередко была белой вороной, потому что всегда имела свое мнение. Никогда не шла с толпой. И сейчас, если у меня мнение обратное, и я уверена, что оно правильное, – буду стоять одна. У меня бойцовский дух. Родители со мной не сюсюкали, не говорили, как все своим дочкам: «Ты у нас самая красивая». То, что я привлекательна, узнала, когда окончила школу.

«На ТВ я бываю в образе стервы, а в жизни все наоборот»

Лена Летучая
Фото
Румия Сафиулина

– С такой внешностью обычно идут в ведущие программ о моде…

– Люблю красивые вещи, знаю обо всем, что происходит в мире моды. Одеваюсь сама, у меня нет стилиста. Надеюсь, что я подаю пример многим девушкам. Одежду, в которой я на экране, покупаю в обычных магазинах. Для того чтобы выглядеть хорошо, не обязательно тратить много денег: две юбки-карандаш, три рубашки, классические туфли – и уже выглядишь элегантно. В детстве, когда все девочки носили модные брючки, я была одета, как хотела мама – «тепло и удобно». И переживала жутко! Модные брючки мне купили, когда в таких уже ходила вся школа. Одноклассник даже пошутил, как в фильме с Ириной Муравьевой: «В джинсы оделись даже самые отсталые слои населения». Но у мамы, которая всегда следила за модой, был правильный подход. Она учила меня, как комплектовать гардероб.

– Кто ваши родители?

– Мама работала инженером, папа трудился в строительной компании, сейчас ювелир. Они живут в Ярославле. Я у них единственный ребенок, росла в любви, но они меня никогда не баловали. Говорили: «Ты должна быть самостоятельной, должна получить высшее образование». Не уверена: правильно ли говорить девочке, что она всегда должна рассчитывать на себя? Поскольку мне тридцать пять, а я все еще не замужем. Но я точно знаю, что выстою в любой жизненной ситуации.

– Неужели, как и любой женщине, вам не хочется, чтобы решение сложных вопросов принимал мужчина?

– Хочется. Но, когда ты можешь все сама, мужчине очень сложно быть рядом. Люди телевидения – это абсолютные безумцы, которые отдают себя работе полностью. И даже спутников жизни находят в своей же сфере, потому что нет времени для других знакомств. И хотя я очень люблю свою работу, считаю, что в жизни нет ничего важнее семьи. Одиночество, которое есть у успешных людей, ужасно. Я всегда нахожу время для того чтобы позвонить родителям, чтобы встретиться с друзьями. Люблю делать сюрпризы, радовать людей. Мои родители волнуются, когда я зимой еду на своей машине из Москвы в Ярославль (был случай, когда я уснула за рулем), но когда приезжаю – с авторским тортом, всем по охапке цветов, – родные счастливы.

– Летучая – это ваша настоящая фамилия?

– Настоящая. Кто-то из журналистов умудрился мой паспорт сфотографировать, фото уже гуляет в интернете. Дедушка у меня был Летучий, папа Летучий, мама Летучая, тетя Летучая. Говорят, фамилия мне очень подходит: «Летучая наша полетела!». Когда я переезжала с БАМа в Ярославль, из Ярославля в Москву, мама только хваталась за голову. Потому что решения всегда принимала сама, обсуждений на семейных советах не было. Сердца у родителей уходили в пятки, но я говорила: «Уезжаю. Работу нашла, квартиру тоже, деньги у меня есть»… Наверное, правда, фамилия дает отпечаток. Однажды парень мне сказал: «Лен, смени фамилию, выйди за меня замуж, а то так и будешь летать до старости».

– Неужели поменяете?

– Если захочет мой избранник, мне это будет не сложно. У меня дважды были очень серьезные отношения, длились по пять лет. Один мужчина три раза предлагал мне выйти за него замуж, другой – ни одного. Много обстоятельств, которые не позволяют людям жить вместе.

– Наверное, с женой-ревизором очень трудно…

– Однажды статья вышла с заголовком, что Летучая бросила молодого человека из-за грязных носков. Я возмущалась и требовала заменить название… Мужчины, к сожалению, не всегда организованны. Бывает, что ходишь и рубашки по дому собираешь, носочки… Может, на телевидении я и бываю в образе стервы, а в жизни все наоборот. Я взрослая и умею хвалить мужчину, выслушивать его. И в отношениях бесхитростна. Не знаю, правильно это или нет, но мне важна честность во всем.

«Главное – чувства, а не печать в паспорте»

Лена Летучая
Фото
Румия Сафиулина

– Что вы цените в мужчинах больше всего?

– Ответственность. Умение держать слово. Уважаю мужчин, которые увидели, понравилась – завоевали. У меня были ситуации, когда меня отбивали из отношений. Я полюбилась молодому человеку, который по-мужски показывал, что он лучше. И я ушла к нему. Очень уважаю смелость, характер, поступки. Рядом с сильным мужчиной любая женщина становится слабой, маленьким котеночком, и будет и слушаться, и будет мягкой и пушистой. И вообще если говорить об отношениях мужчины и женщины, это – сосуд взаимной энергии. Никто никому ничего не должен. Самое главное – чувства, а не печать в паспорте. Мужчина ухаживает за женщиной и дарит подарки не потому, что он должен, а потому что хочет сделать приятно своей любимой. А если не хочет, то и не дарит. Так и женщина: хочет порадовать – печет пирожки.

– А вы умеете готовить? Уборку в квартире кому-нибудь доверяете?

– Я очень люблю готовить. А что касается порядка, то сейчас у меня есть помощница, а раньше всю домашнюю работу я делала сама.

– Считается, что красивой девушке легче добиться успеха в жизни…

– В профессии красивым женщинам приходится работать вдвое больше, чтобы достичь уважения. Все думают: «Ага, она молодая и красивая, значит, у нее есть покровитель, который ее пропихнул». Обидно. Красота, наоборот, часто является препятствием в жизни. Люди разные: кто-то пользуется своей внешностью, кто-то нет. Когда я пошла учиться в школу «Останкино», у меня не было ни связей. По окончании меня сразу пригласили корреспондентом «Первого канала» – в штат. Это было невообразимое предложение! Я не бредила телевидением. Но когда сняла первый сюжет, поняла: это мое. Телеведущей стать не хотела, меня больше интересовало телепроизводство (к слову, я сейчас продюсирую фильмы, в идеале мне бы очень хотелось попробовать себя в режиссуре). Но из-за внешности мне все говорили: «Давай в кадр!».

– Как бы то ни было, вы на экране, и зрители канала «Пятница!» благодарны «Ревизорро» за помощь.

– Когда еще только задумывалась программа, мы ходили в московский Роспотребнадзор, чтобы узнать, как проходят проверки, можно ли рассчитывать на содействие. Нам сказали: «Ребята, вы что?! Даже мы такого не делаем. Вы сошли с ума». Мы ответили: «Если вы не можете делать, значит, будем делать мы». Я рада, что нам многое удается. Например, по результатам нашей проверки полностью закрыли на реконструкцию аквапарк в Екатеринбурге. А в Хабаровске мы разобрались с мошенником. Он пользовался нашим именем, представлялся племянником продюсера и предлагал рестораторам за деньги сообщать, когда и куда приедет «Ревизорро». Но наша программа неподкупная. Хорошая репутация дается тяжелым трудом.

– А что, по-вашему, роднит Елену Летучую с народным героем Зорро?

– Я из тех, кто, как Зорро, верит, что добро побеждает зло.