Эксклюзив

Замуж за индуса: реальная история любви Вероники Сахаи

Вероника из Екатеринбурга отправилась в Китай учиться и... встретила там своего будущего мужа, представителя знатного индийского рода по имени Сартак. О первой встрече со своим избранником, знакомстве с родителями, подготовке к свадьбе в Индии и в России, венчании и жизни после брака девушка рассказала редакции Woman's Day.

Предыстория

— Мое первое знакомство с Индией состоялось в первом классе, когда учительница сказала, что есть такая страна, где корова – священное животное. Еще в детстве помню индийский чай, который очень любили и хвалили мои родители, и индийский фильм «Гита и Зита». Вот, пожалуй, и все. История других государств на тот момент меня не очень интересовала. Я всегда считала, что «где родился, там и пригодился», поэтому выезжать куда-то из своего родного Екатеринбурга не планировала.

Я всегда хорошо училась в школе, на одни пятерки. Была жуткой перфекционисткой, любила все доводить до конца. После окончания 11 классов (с золотой медалью!) я поступила в Уральский федеральный университет. Хотела поступать в театральный, но родители отговорили меня бросать физику и математику ради искусства и спорных перспектив. Я с ними согласилась. Учеба в университе давалась мне легко, я даже вступила в сообщество студентов технических университетов Европы и несколько раз ездила туда на короткие студенческие программы. Однажды рядом с кафедрой я увидела крошечное объявление о том, что проводится конкурс на два места от компании РУСАЛ для студентов-отличников, в ходе которого можно выиграть грант на годовое обучение в Гонконгском университете (первом в Азии высшем учебном заведении). Моя мама настояла, чтобы я приняла участие в конкурсе. А я уговорила подать заявку и свою подругу Машу. Мы сделали все, что от нас требовалась, и забыли об этом. Нам и во сне не могло присниться, что нас двоих отправят в лучший вуз Азии. Однако через некоторое время мне пришел утвердительный ответ, Маше тоже. Невероятно, но взяли нас двоих!

Учеба в Гонконге и встреча с будущим мужем

Впервые своего будущего мужа я увидела на занятии по английскому для инженеров. Мы сидели кружком вокруг профессора, рядом со мной были ребята разных национальностей. Тогда мой взгляд упал на парня с татуировкой на руке. Он был похож на героя из индийского кино, был красив, держался свободно, уверенно… Я смотрела на него до того момента, пока преподаватель не сказал: «Ребята, вы выбрали английский для инженеров, но я и так знаю, что вы работаете в основном с техническими текстами, поэтому мы будем учить кардинально другие вещи. Открываем ваши материалы». И… это был отрывок из сонеты Уильяма Шекспира в оригинале. Я, честно признаться, никогда не читала Шекспира в оригинале и не понимала ни слова, кроме заголовка. В общем, моя пятерка по английскому в университете родного города здесь стала двойкой. Учеба давалась очень трудно, я понимала предмет хуже всех и была уверена, что тот красавчик-индус никогда не обратит на меня внимание. Но так получилось, что мы с ним вскоре начали общаться…

Правила первых свиданий: метод Кейт Миддлтон
Подробнее

Он проявил инициативу. Подошел после пар, когда мы с подругой гуляли по побережью. Точнее, не подошел, а скатился к нам на скейтборде и сказал: «Привет, девчонки! Меня зовут Сартак. Хотите попробовать прокатиться?»

Я тактично отказалась, а подруга Маша приняла приглашение. И Сартак держал ее за руку какие-то три минуты, чтобы она не упала. Тогда я подумала, что Маша ему нравится, потому что я в этом Гонконге поправилась. Да и вообще, подруга высокая, а я нет, а еще Маша на английский не ходит, поэтому никто не знает, что она тоже не понимает Шекспира… Дело в том, что в учебе, работе, конкурсах я пробивная и упрямая, а в отношениях с молодыми людьми – абсолютная двоечница. К тому же Сартак был очень популярным в университете, за ним бегала толпа девушек. Я, конечно, не хотела быть одной из них. И не могла представить, что могу ему нравиться.

Тем не менее мы с Сартаком начали видиться все чаще, начали вместе ходить на обеды, заниматься спортом, бегать по холмам и горам. Но когда у нас был перерыв в учебе и я вернулась в Екатеринбург, он пропал. Ни разу мне не позвонил и не написал. Я решила, что наши отношения закончились. Однако по возвращении в Гонконг, когда мы увидились, он спросил: «А мы с тобой встречаемся?» Этот вопрос меня поразил. У нас в России наше с Сартаком общение могло бы называться дружбой, но никак не романтичными отношениями! Тогда я не знала, что в Индии к дружбе парня и девушки относятся иначе: вместе пошли на обед, значит, уже пара. В итоге на его вопрос я только рассмеялась, чем очень его обидела. Оказывается, он пригласил в Гонконг своих родителей, чтобы они познакомились со мной как с его девушкой…

Встреча с его родителями прошла в одном из индийских ресторанов. Мы просто общались, я рассказывала о себе, они – о своей семье. Ни о каких серьезных вещах речи не шло. Тем временем в университете мы объявили себя парой.

Первый приезд жениха из Индии в Россию

Учеба в Гонконге подошла к концу, я вернулась в Екатеринбург. Но с Сартаком наше общение не прервалось. Через некоторое время он прилетел в мой город, чтобы познакомиться с моими родителями, и остался у нас на месяц.

Конечно, многие обычаи нашей страны моему будущему мужу были непонятны и даже смешны. Он сразу начал шутить по поводу русских имен и говорить, что у нас совершенно нет фантазии. По его мнению, каждый второй мужчина носит имя Саша, Паша, Дима или Андрей, а все женские имена заканчиваются на «ша»: Маша, Наташа, Даша, а исключением является Настя.

Его удивил и смысл уменьшительно-ласкательных имен, потому что в них столько же букв, как и в полных версиях (Наташа – Наталья, Паша – Павел, Петя – Петр и т. д.). Сартак не понимал, зачем называть людей другими именами, если можно выразить особое отношение к человеку через слова «дорогой», «любимый», «друг», «братик», «сестренка», как это делают в его стране. В Индии ко всем обращаются через статус: на улице незнакомую бабушку назовут бабушкой, мужчину средних лет – братом.

С точки зрения различий в быту Сартака больше всего поразил «культ кошки». У нас дома есть кошка, во всех домах моих друзей и родственников тоже есть по коту. Даже на улицах на всех рекламных плакатах – кошки, котята, кошачья еда… У него никогда не было домашнего животного, только щенок, но он жил на улице. В Индии питомцы не так распространены, как в России. И даже если в семье есть собака, то ее выгуливают не хозяева, а домашние работники.

Сартак был шокирован температурой воздуха, а точнее, ее перепадами с -25 градусов на улице до +25 в помещениях. Первое время у него из-за этого даже шла кровь из носа. Дело в том, что в Индии зимой может быть +5, но и внутри дома тоже +5. Холодное время года длится не очень долго, поэтому люди предпочитают его просто переждать. В домах ставятся небольшие обогреватели и домашние печки, но их не хватает, чтобы обогреть пространство до +20, как мы с вами привыкли.

Нежнее нежного: история любви Преснякова и Подольской
Подробнее

Смена кухни для Сартака проходила не так болезненно. До приезда в Россию он долго жил в Китае, где питался невегетарианскими европейскими блюдами, так что с выбором продуктов для него проблем не было, он ел и курицу, и говядину. Правда, поначалу русская еда ему казалось пресной (из-за отсутствия специй, которыми так богаты блюда Востока). Однако наваристый борщ, солянка и салаты «Оливье» и «Полянка» ему понравились сразу! А вот холодец и сало он не понял: «Как можно есть сырой жир от свиньи и желе из хрящей коровы, почему бы просто не пожарить хороший стейк?»

Над нашими чаепитиями Сартак долго смеялся. В Индии не принято пить чай после еды, его пьют отдельно: либо с утра, либо в течение дня. Если пришли гости, то им в первую очередь предложат воды с лимоном (с сахаром или с солью). Предлагать в жару горячий чай с молоком и специями (а именно так его и пьют в Индии) с порога не станут, это целая церемония, которую проводят часами. У нас же чай всегда является логическим завершением приема пищи. Но больше всего моего любимого веселило, что под предлогом «попить чай» в России съедаются бутерброды, конфеты, торт и печенье.

Но в целом ему очень понравилась культура нашей страны. В том числе театр, литература, музыка. Он с удовольствием знакомился с нашими традициями и быстро влился в мою семью. Мои родственники полюбили его с первого взгляда. Всех покорило его трепетное отношение ко мне. Мне тоже было приятно, что в моей жизни есть мужчина, который добивается меня всеми возможными способами, заботится обо мне, едет ко мне в другую страну. В общем, все было как в сказке, пока я не приехала погостить в дом к его родителям в Шанхай.

Знакомство с его родителями

Когда мы стояли на пороге дома родителей Сартака, я очень волновалась, боялась сделать что-нибудь не так. Но без ошибок не обошлось. Причем ошибаться я начала с самой первой минуты нашего общения…

Как только открылась дверь дома, я обняла его маму и щедро по-русски поцеловала ее и отца Сартака. Затем оказалось, что в Индии не принято приветствовать мужчин более чем рукопожатием ну или скромным объятием. Реакцию на мои три радостных поцелуя в щеку я прочитала на дергающемся лице мамы. Дальше – больше. Я спросила, как я могу ее называть, Сартак сказал: «Зови ее просто мама». Тогда бровь мамы дернулась снова, и она сказала, что дочками так быстро не становятся и мне лучше называть ее по имени. Мне было удобнее говорить «тетя»: тетя Сузу и дядя Раджив.

Я старалась быть любезной, милой и обходительной, хотя чувствовала и видела, что мне не очень рады. Было особенно неловко, когда все говорили на английском, а потом резко менялся тон разговора и все начинали говорить на хинди, который я не знала совсем. Для сравнения: когда Сартак гостил в доме моих родителей, с ним говорили по-английски только я и мой брат, родители пользовались словарем, и все беседы были построены, как вопрос – перевод, вопрос – ответ – перевод ответа.

Еще я постоянно нарушала правила. К примеру, ночью, встав попить воды и увидев, что в комнате горит свет, выключила электричество и с чувством долга легла спать. Утром тетя Сузу грозно спросила: «Кто выключил свет в комнате Бога?» (Комната Бога – это место, где стоят статуэтки богов, разложены свечки, стоят религиозные картины и туда приходят молиться.) К счастью, Сартак спас меня и сказал, что это сделал он.

В другой день я хотела похвалить еду его мамы. «Какие у вас вкусные мясные котлеты!» – сказала я. Она очень обиделась, поскольку мясо в Индии не едят, и котлеты были сделаны из сои.

А однажды утром я услышала, как тетя Сузу плакала и громко кричала на Сартака. «Наверное, из-за меня», – подумала я. И решила поговорить с ней об этом. Она обняла меня и сказала, что это не из-за меня, а из-за ее глупого сына, потому что он не предупредил, что я буду жить с ними целый месяц, а мы не можем жить в одном доме, будучи не женаты, так как это противоречит их культуре (несмотря на то что мы с Сартаком жили в разных комнатах). Затем тетя Сузу попросила меня на любые вопросы их гостей отвечать, что я не девушка Сартака, а подруга его двоюродной сестры. Мне было очень обидно, меня никогда так никто не стеснялся. В день отъезда на родину я была уверена, что больше с Сартаком мы не увидимся, это была наша последняя встреча. Но все сложилась иначе. Он поехал провожать меня и… неожиданно сделал предложение.