Фото №1 - Павел Деревянко: «Мы перестали жить вместе, но дети ничего не почувствовали»
- Старшая Варя (справа) больше характером в меня, младшая Саша— в маму.
Фото
Роман Кузнецов

– Часто здесь бываете?

– Еду сюда, как только выдается свободная минута. Получается не так часто, как хотелось бы.

– Как меняется течение жизни, когда приезжает папа?

– Все как обычно, проводим время вместе, летом ходим купаться на реку, она совсем рядом с домом, жарим барбекю, болтаем, катаемся на великах, играем в прятки. Этот дом 65 лет назад построил прадед Даши, известный авиаконструктор Владимир Мясищев, он же обустроил здесь на территории корт. Все семейство постоянно занимается теннисом, только у меня за всю жизнь было тренировок пять.

Детская в холостяцкой берлоге

– Не густо. А в прошлом году в карантин вы здесь время проводили?

– Да, мы жили тут большой компанией, 11 человек. Это было мегакрутое время, я его вспоминаю с удовольствием. У меня же всегда есть берлога московская, раньше съемная, теперь своя. Сюда приезжал, когда появлялись время и возможность. А в пандемию мы три месяца провели вместе в доме, полном людей. Много спали, делали зарядку, дети учились онлайн, у нас с Дашей тоже было несколько онлайн-проектов, у каждого свои, вечером все смотрели кино, это был целый ритуал. Даша училась, слушала лекции, мы вместе с ней занимались фитнесом. Я тогда был в удивительно хорошей форме — и физической, и психической.

– Скучали по работе?

– Нет, вообще. Я бы провел так гораздо больше времени.

– Что для себя стало понятно?

– Мы же никогда с Дашей не жили вместе. У нас была такая особенная семья. Она с дочками здесь, я в Москве, а тут вдруг поселились вместе. И через месяц-полтора Даша спрашивает меня: «Почему ты даже с друзьями не видишься?» А я настолько органично влился в эту схему проживания, уверовал в предлагаемые обстоятельства, как она говорит, что и не хотел особо никуда вырываться, так было хорошо, хотя и непривычно.

– У Даши же своя пекарня. Ее бизнес в пандемию не пострадал?

– Кафе при ней — да, но при этом сильно увеличились онлайн-продажи. Сейчас у Даши уже два цеха.

– Дочки были в вашей новой квартире?

– Она появилась у меня совсем недавно, в мае было новоселье. Варя уже успела там побывать, Саша еще не видела.

– Для детской там нашлось место?

– Конечно, как без нее. У дочек всегда есть желание поехать ко мне ночевать, но из-за того, что Варя здесь ходит в школу, а Саша в сад, на неделе их не заберешь, нужно отправлять с кем-то на такси, очень неудобная логистика. Но сейчас Варварка уже подросла, думаю, скоро будет к папе ездить сама.

– У папы на съемочной площадке они были?

– Были, и пока им это не особенно интересно: долго, скучно.

Фото №2 - Павел Деревянко: «Мы перестали жить вместе, но дети ничего не почувствовали»
– Есть ли у меня что-то общее с Шариком этим лопоухим, которого я озвучил в «Простоквашино»? Да не особенно. Слишком простоват он для меня. Не скажу, что я прост. Наивен, пожалуй. Мультфильмы о «Простоквашино» в детстве знал наизусть. «Вашу маму и тут, и там показывают», да и много других фраз в народ ушли. Ребенку все равно, кто кого озвучивает, он смотрит и верит, в подробности не вдается. Только занимаясь своей профессией, я понял, что мелочей нет, голос — такое же выразительное средство, как изображение.
Фото
Киностудия «Союзмультфильм»

– А мультик про Простоквашино они видели, знают, что вы Шарика озвучили в новых сериях?

– Может, раньше они и смотрели, когда поменьше были, но сейчас у них другие интересы. Варю «ТикТок» больше интересует. Дочки вообще не особенно вникают в то, чем я занимаюсь.

– Расскажите про своих девочек. Какие они?

– Абсолютно разные. У Варвары вообще нет никаких забот, она не видит перед собой преград, знает, что все у нее получится, верит в себя. Самодостаточная, за словом в карман не лезет. Везде находит занятия, знакомства. Санька другая — спокойнее, вдумчивее, усидчивее, сама научилась читать, и ей это нравится. Варю надо заставлять. Старшая больше характером в меня, младшая — в маму.

– С кем вам проще находить общий язык? К каждой ведь нужен особый подход.

– Пока проще с Варькой. Хотя я с обеими умею ладить. Но если на Варвару можно прикрикнуть, она, хитрющая, все понимает и делает выводы сразу, то Саня, если повысишь голос, замыкается, серьезная она у нас девочка. Думаю, главное в воспитании — любовь и ласка. Я стараюсь девчонкам своим максимально это дать.

– Саша в этом году идет в школу?

– Да, туда же, куда ходит Варя. У них сад и школа находятся в одном здании. И это счастье. Когда я в первый раз туда зашел, не хотел уходить. Это небольшая частная школа. У них там нет единой формы, отличные педагоги, некоторых учителей дети называют на «ты», при этом нет никакого панибратства. Даже называют они себя антишкола. Дети с большим удовольствием в нее ходят. Я вот школу ненавидел, она была для меня каторгой. Варвара, отучившись два с половиной года в Москве, перешла сюда, и ей так тут понравилось, что стала приходить на занятия за час — полтора до начала.

– Насколько вы погружены в школьные заботы дочек?

– За это их мама отвечает.

– То, каким вырастет ребенок, не всегда зависит от тебя. Как думаете, на что вы можете повлиять, а что нужно принять и отпустить?

– Характер ты можешь только принять. А обучить каким-то навыкам. С Александрой мы пока меньше разговаривали, а Варвара уже взрослая, с ней больше обсуждали разные темы: внутренней свободы, отношения к жизни. Всегда говорил дочкам: хочу, чтобы вы выросли счастливыми, а для этого необходим набор качеств: трудолюбие, усердие, самоирония и многие другие.

– Думаете 10-летнему ребенку можно сказать: «Ты должен быть трудолюбивым и усердным» и надеяться, что он тебя услышит и поймет?

– Я не говорю, что должен, а спрашиваю: «Ты хочешь быть счастливой и успешной, чтобы жизнь твоя складывалась легко, как по маслу?» Отвечает: «Да». «Твоя жизнь будет зависеть от разных обстоятельств. Ты должна иметь такие-то навыки, развивать их». Варя совсем неусидчива, приходится объяснять, что чему-то научиться необходимо. Да, говорить «Будь трудолюбива» бессмысленно. Но у них перед глазами хорошие примеры. Все в семье — их бабушка, мама, тетя, папа — работают. И у детей подсознательно закладывается, что не может быть по-другому. Нужно чаще с детьми обсуждать такие темы, чтобы они задумывались. Учить их тонкостям человеческим взаимоотношений, деликатности, умению чувствовать пространство другого человека, его границы. Ты не станешь другим в один момент. Но можешь, видя свои недостатки, меняться.

Фото №3 - Павел Деревянко: «Мы перестали жить вместе, но дети ничего не почувствовали»
- У дочек всегда есть желание поехать ко мне ночевать, но из-за того, что Варя здесь ходит в школу, а Саша в сад, на неделе их не заберешь, нужно отправлять с кем-то на такси, очень неудобная логистика. Но сейчас Варварка уже подросла, думаю, скоро будет к папе ездить сама.
Фото
Роман Кузнецов

Меня постоянно что-то гложет

– Что вам хотелось бы в себе самом изменить?

– Я беспокойный, постоянно рефлексирующий. Мне не нужен повод, это происходит само собой. Издержки перфекционизма.

– Вроде в работе все хорошо складывается…

– Так не только в работе. Везде хорошо. На всех уровнях.

– Что тогда может в себе не устраивать, когда везде все хорошо?

– Не знаю, что это за штука такая. Двигатель какой-то внутренний, который меня постоянно толкает вперед. Хочется, чтобы медитация, внутренний покой пришли в мою жизнь. У меня это пока не очень хорошо получается. Вроде все в порядке на всех фронтах, но что-то постоянно гложет.

– Везде ли в порядке? А в личном? Вот ваша история с Дашей завершилась прошлой осенью…

– Да, мы перестали жить вместе. Но удивительно, дети вообще ничего не почувствовали.

– А вы им сказали об этом?

– Только Варе. Думал, как она воспримет. Потом сказал: «Вот, так получилось, мы с твоей мамой больше не живем вместе, но у вас с Сашей ничего не изменится, мы с мамой остаемся друзьями. Варька ответила: «Окей».

– Может, она не поняла до конца, что это означает?

– Конечно поняла.

– И не было заметно, что переживает?

– Нет, у нее вообще все в порядке.

– А с Сашей почему не поговорили об этом?

– Зачем? Ничего же не изменилось для них. Ну чуть реже папа стал появляться. Но мы так же с их мамой обнимаемся, целуемся в щечку, за исключением некоторых вещей.

Фото №4 - Павел Деревянко: «Мы перестали жить вместе, но дети ничего не почувствовали»
Фото
Роман Кузнецов

– Вы же с Дашей когда-то в этом доме и познакомились?

– Да, Вика Исакова привела меня сюда в гости.

– А о том, что не будете больше вместе, вы тоже здесь услышали?

– Нет, мы поехали с ней в город, там в кафешке Даша мне и сказала.

– Сразу обсудили, в чем изменятся ваши взаимоотношения?

– Ну а что обсуждать, ты не можешь сразу обо всем договориться и понять, как все будет дальше. Это странно и глупо. Может, кто-то так делает, но не мы точно. Все складывалось постепенно. Поначалу было непросто, я переживал. Даша, наверное, тоже.

– Вы сразу поверили, что с ее стороны это серьезное решение, не сиюминутный порыв?

– Конечно, она же не девочка. У нас с Дашей всегда все было честно. Увиливания и кривляния точно невозможны в наших отношениях. Мне вообще сильно везет с людьми откровенными, искренними, свободными и самодостаточными. Я сам такой же.

– Если так повезло с Дашей, не было ли желания переубедить ее?

– Все же обоюдно. Нет дыма без огня. Понятно, что между нами зрело это решение и пришло к финалу.

– Для Вари, как говорите, это было безболезненно. А для вас?

– Самое главное, сейчас уже все хорошо.

Фото №5 - Павел Деревянко: «Мы перестали жить вместе, но дети ничего не почувствовали»
Фото
Роман Кузнецов

– Сколько времени прошло, когда стало хорошо?

– Сначала было странное ощущение. А потом в начале марта я уехал на Урал в деревню, мы там снимали фильм «Подельники», дебют режиссера Жени Григорьева. Удивительная роль, сложносочиненный герой, гремучая смесь. Сидел в тюрьме, но не блатной, внук шамана, лечит животных, внутренне очень сильный человек. Наверняка вы встречали таких мужчин. Смотришь на него, он вроде улыбается, а понимаешь, что с ним лучше взглядом не пересекаться.

– Вам в том своем состоянии проще было его играть?

– Не то что проще. Меня эта работа излечила. И когда я в апреле вернулся в Москву, у меня появилась эта новая квартира. Невероятно хорошая, еще и по такой удивительной цене. Она прилетела ко мне. Как будто был вознагражден за что-то. И все, я стал таким, как прежде, за исключением некоторых деталей.

– У вас есть друзья, с кем можете откровенно обсудить свои проблемы?

– Конечно, я же говорю, мне очень везет на людей. У меня есть близкие друзья. По-настоящему близкие, которым доверяю я и они доверяют мне.

– Что говорит мужчина мужчине в подобных обстоятельствах?

– Разное. «Крепись, мужайся, братан» — бывает и так. Или: «И это тоже пройдет, как говорил Соломон».

– Уже немного со стороны глядя на Дашу, скажите, какие ее качества для вас особенно ценны?

– О, она суперженщина. Честная, прямая, с чувством юмора, мудрая, умная, трудолюбивая. Уже отличный букет. И все эти качества в ней сильно выражены.

– Кажется, она очень мягкий человек…

– Это только кажется. Но это было ее решение. Когда мы с ней запостили в соцсетях видео о нашем расставании, в комментариях дамы стали писать: «Ах, как ты можешь! Какая она несчастная, глаза у нее грустные, какой же ты кобель». Хотя мы оба говорили, что остаемся друзьями и все у нас хорошо.

– Для себя нашли ответ, почему развязка ваших отношений стала такой?

– Нам сильно повезло друг с другом. За 10 лет, может, только пару раз поссорились. Где-то на небесах заключился наш союз. Сначала в одном качестве, потом в другом, но это ничуть не хуже того, что было, просто иное. Сначала я хотел вернуть все обратно. Но это останется между нами с Дашей. А потом понял, что это было органичное решение.

– Верно ли, что вы только перестали называться парой, но продолжили участвовать в жизни семьи, в том числе финансово?

– По полной программе.

– Вы это отдельно не проговаривали с Дашей?

– В этом не было никакой необходимости. Для меня это нормально. Когда слышу истории, как кто-то не платит алименты, кинул бывшую жену, оставил детей без поддержки, я в шоке, не понимаю, как такое может быть. Я делаю много, реально много, и для меня это просто нормально.

Фото №6 - Павел Деревянко: «Мы перестали жить вместе, но дети ничего не почувствовали»
Фото
Роман Кузнецов

Романов полно, а чтобы влюбиться — нет

– Что вы чувствуете накануне 45-летия?

– Я готовлюсь к своему дню рождения, будет чертовски весело. Мы уже третий год подряд ездим на мою малую родину, в славный город Таганрог. В этот раз соберется большая компания. Человек 60, из них 40 прилетят из Москвы, Питера, Лос-Анджелеса, придут и местные мои друзья детства. Все будет красочно, костюмировано, как я люблю. Тема — Древняя Греция и Древний Рим, как раз приехал сейчас с примерки.

– В семье всегда так отмечают дни рождения или ваш всегда так проходит?

– Только мой. Так я люблю свой праздник. Мне нравится устраивать все по максимально высшему уровню, чтобы всем людям было хорошо. И тогда я на десятом небе от счастья.

– Вам в детстве родители устраивали яркие дни рождения?

– Я плохо помню. Сам стал отмечать с 30 лет. И вот уже 15 лет подряд так делаю.

– Довольны, с каким багажом пришли к своим сорока пяти?

– Очень доволен. Счастлив находиться в таком состоянии осознанности, ощущения профессии, жизни, себя, людей.

– А мне кажется, вы очень уставший.

– Это я просто накануне всю ночь не спал. Вообще. Только поэтому. Меня все устраивает. Жизнь вокруг, как обстоятельства складываются.

– Вам можно только позавидовать.

– У меня давно все хорошо, бывают небольшие какие-то перипетии, но я из них в конечном счете выхожу победителем, потому что принимаю сильные решения. Сильные решения всегда самые правильные. У меня настолько все хорошо, что повод для переживаний совершенно ничтожный. Если бы я обычному человеку сказал бы, что меня беспокоит, он удивился: ты идиот что ли, чем недоволен?

– Но для вас же проблема существует. Я немного запуталась: с одной стороны, все хорошо, но есть недовольство собой, причем перманентное.

– Да, я сам себя мучаю. Нервная у меня сущность.

– Может, стоит обратиться к психологу и он найдет причину?

– Я пытался заниматься с психологом, у меня было 34 сеанса по скайпу. Он меня спрашивает: «Какие у вас запросы, какие проблемы?» Отвечаю: «Да в общем-то никаких. Хочу покопаться в моем прошлом, в детстве». Мы же знаем, все комплексы и проблемы оттуда. Но у меня детство счастливое было обычное, но счастливое, мама с папой на заводе работали, я во дворе пропадал. Вспоминаю детство с удовольствием. Вроде у меня оттуда ничего не тянется. Говорю психологу: «Давайте покопаем, может, ошибаюсь, допускаю, что это возможно». Но через несколько занятий он мне говорит: «У вас все в порядке, Павел. Мы сейчас можем начать работать со снами, но тогда в такие дебри зайдем… Вам это надо?» Я отказался.

Фото №7 - Павел Деревянко: «Мы перестали жить вместе, но дети ничего не почувствовали»
Павел: «Дом на Алтае — Дашин проект, мы сразу на нее все оформили, она это и задумала. Ездила на Алтай на йога-ретрит, ей там понравилось, у нее появилась мысль построить там дом. И как-то все само собой сложилось. У меня все так в жизни как из воздуха ткется».
Фото
«Инстаграм» Павла Деревянко

– Вы с Дашей собирались строить на Алтае дом. Все получилось?

– Конечно, это Дашин проект, мы сразу на нее все оформили, она это и задумала. Ездила на Алтай на йога-ретрит, ей там понравилось, у нее появилась мысль построить там дом. И как-то все само собой сложилось. У меня все так в жизни как из воздуха ткется.

– Отношения новые тоже уже сложились так же легко?

– В смысле романов? Всего полно, но так, чтобы влюбиться, нет.

– А есть внутренний запрос на то, чтобы был рядом близкий человек?

– Пока не понимаю.

– Вам хорошо с самим собой в вашей новой большой квартире?

– Для меня отношения, которые складывались с Дашей, были идеальные. Теперь другая страница жизни. Если вы меня спросите, на сколько я себя ощущаю сейчас, когда через неделю исполнится 45, отвечу: на 16.

– Но в этом возрасте, мне кажется, редко кто что-то про себя понимает, часто не знает, куда двигаться дальше. Неужели вы с вашим опытом сейчас в таком состоянии?

– Да и я не всегда понимаю о себе все, хотя точно знаю, чем хочу заниматься. Но во мне до сих пор живет ребенок, мой внутренний ребенок. Кажется, лет в паспорте мне все больше, а я молодею и молодею.