Евгения Брик: «Наша дочь — ребенок любви. Она ярче нас обоих»

Недавно прошел сериал «Бомба», где актриса сыграла главную роль. Евгения с семьей сейчас живет в Лос-Анджелесе и признается, что скучает по Москве.

Про кино

В «Бомбе» было интересно сыграть женщину-ученого. Там еще любовный треугольник, куча страстей. Мне сразу вспоминается картина «9 дней одного года» с любимыми артистами. Наш фильм — дань талантливейшим, умнейшим людям, не имевшим права на ошибку, жертвовавшими своими жизнями. Страна еще зализывала послевоенные раны, а тут после атомного удара по Хиросиме приступил приказ собрать лучших ученых, чтобы сделать за два года бомбу…

Фото
личный архив Евгении Брик

На съемках было тяжело, но в этом и удовольствие от работы. Надо было снять фильм об ученых, который бы держал внимание зрителя. Мы посмотрели документальный фильм об истории научных исследований в создании атомного оружия, начали в чем-то разбираться. Произносить сложнейшие научные термины, не понимая их значения, просто нельзя. Сценарий писали долго, режиссер Игорь Копылов общался с учеными. К нам на площадку все время приходили консультанты, люди, работавшие с Курчатовым, рассказывали, что тот был не только великим ядерщиком, но и обладал хорошим чувством юмора. Раньше всех приходил на работу, а иногда и ночевал там, встречал всех сотрудников с утра, здоровался с каждым. Мы создавали сцены с таким же напряжением, как те люди в аврале работали в то время, чтобы было забойно, несмотря на сложную терминологию.

Фото:
evgeniabrik

В ноябре на канале «ТВ-3» еще выйдет сериал «Фантом». Прочитав сценарий, сразу загорелась: история похожа на любимый с детства фильм «Привидение». У героини муж после гибели становится призраком (его играет Денис Шведов), и моя героиня Вера проходит путь от полного непринятия существования потустороннего мира до осознания, что супруг рядом и ее охраняет. Вера — капитан полиции, серьезная женщина со своими слабостями, страхами, комплексами. В итоге она расследует причину гибели мужа. Здорово было тут впервые сняться с моей младшей сестрой Лерой, которая играла в сериале сестру Веры. Она приходила на пробы, но у нас разные фамилии, и никто не догадывался, что мы родственники, хотя говорили, что похожи. А когда узнали, что мы и в жизни сестры, порадовались такому совпадению.

Жду и еще одной премьеры — выхода восьмисерийного фильма «Дети» Алены Званцовой, за который я получила награду «За лучшую женскую роль» на фестивале «Пилот» в Иванове. Мы с дочкой были там, но не дождались закрытия, уехали в Москву. А в поезде раздался звонок, и мне сказали, что я получила приз.

Фото
личный архив Евгении Брик

Вы еще получили «Золотого орла» за роль в фильме «Одесса». Ожидали награду?

— Я не жду наград, но, естественно, рада им. Тогда в номинации была со своими любимейшими актрисами — экранными сестрами Машей Мироновой («Садовое кольцо») и Ксенией Раппопорт («Одесса»). Я ведь за призом на сцену не выходила, не летала тогда на «Золотого орла», но помню то ощущение у телевизора, когда произнесли мою фамилию. Кстати, этот проект стал пророческим. Ведь он поднимает тему эпидемии холеры. Кто бы знал тогда, что у нас скоро начнется пандемия.

Режиссером «Одессы» был ваш супруг, и впервые в его проектах роль писали специально для вас. Помните ощущения?

— Читала сценарий и тряслась. Мне, конечно, было приятно, но я возражала: «Нет, надо сделать пробы! Может, я не смогу». Мы фотографировались в костюмах, чтобы увидеть, как смотримся в кадре. Но серьезных проб у Валеры тут не было. Он изначально понимал, что сестер будем играть я и Ксения Раппопорт, а их маму — Ирина Розанова. А вот на роли молодых героев кастинг был.

Фото:
evgeniabrik

Две страны, две школы

Что у вас в ближайших планах?

— В ноябре, декабре и январе собираюсь сидеть дома. Мы в Лос-Анджелесе, а сейчас обострение коронавируса, не хочу пока работать. Я за свою семью переживаю больше, чем за себя, это большая ответственность, так что пока не до съемок.

Вы живете на две страны. Говорили, в России работаете, а в Америке вы — мама…

— Я бы сказала, что в России не только работа, по Москве ужасно скучаю. Этим летом с Зоей мы там не были из-за карантина, подобного раньше не случалось. В прошлом году Зоя даже в сентябре — октябре ходила в столичную школу в четвертый класс. Ей понравилось учиться у нас. В Лос-Анджелесе из-за угрозы землетрясений школы одноэтажные, в Москве — большие здания.

Помню, когда опаздывали, бежали с дочкой по лестнице вверх, я с ее рюкзаком, полным книг и тетрадей, а еще по пути прихватывали и сумки других ребят. А в Америке учебники оставляют в классе, много делают на компьютере, тетрадок нет, пишут на листочках, которые выдает учитель. Мне это не нравится.

В наших школах вырабатывают правильный почерк. В американской будешь писать каракули, но тебе замечания не сделают. Тут свои понятия: можно таким образом оскорбить ребенка. А мы привыкли одергивать детей. Стараюсь сохранять золотую середину: не могу не сделать замечание или дать подсказку, но палку не перегибаю, свободу не ограничиваю. Уверена, что такой опыт двух разных школ Зое полезен.

В тот приезд она еще снялась в сказке с Павлом Табаковым, Агнией Дитковските и Денисом Шведовым. Снимали в лесу, много компьютерной графики, интересная роль у Зои… Последний раз прилетала в Москву в апреле, чтобы добраться в Ханты-Мансийск на фестиваль. Впервые в жизни заседала в жюри, а потом все закрылось.

Фото:
evgeniabrik

«Дочка учится онлайн. Мне это нравится»

Как изменилась жизнь в пандемию?

— Сильно. И не просто жизнь, а отношения с людьми. Мне не по себе от того, что раньше все здоровались, улыбались, а сейчас отскакивают друг от друга на разные стороны улицы. И это стало нормой. Человек ко всему быстро привыкает. В Лос-Анджелесе все закрыто по-прежнему. Можно съесть еду из ресторана, но на улице, при этом все в масках или пластмассовых шлемах.

Мне нравится, что школа у нас онлайн с марта, после каникул в августе занятия снова начались удаленно, посещать их не надо. Да, много часов дочь проводит у компьютера, но зато безопасно. Дети могут и не заболеть, но для бабушек и дедушек принесенный ими вирус может иметь тяжелые последствия. А с нами живет моя мама.

Поначалу у меня было много страхов, но со временем поняла, что хочу сконцентрироваться на хорошем. Если что-то мы не можем изменить, то надо пережить с максимально разумным подходом. Можно из-за этой нерадостной истории деградировать, но можно из нее выйти просветленным и образованным. Дочка сразу мудрее восприняла эту ситуацию. Многие дети лезли на стену от скуки, а Зоя осознала, что не хочет, чтобы бабушка заболела коронавирусом.

За время карантина много с дочкой полезного сделали. По скайпу она занимается с преподавателями из России русским, литературой, рисованием, математикой… И ей это нравится. При этом мы с дочкой намного больше времени уделяем занятием музыкой. Успели сделать несколько проб, Зою утвердили в новые проекты, и меня тоже. Надеюсь, в апреле работа начнется.

Сами куда-то выходите? В парикмахерскую, например?

В этом я доверилась Зое. Подумала, пусть даже криво подстрижет, все равно удовольствие получит. Помню, как в детстве обожала стричь кукол. А несколько лет назад играла парикмахершу в сериале «Адаптация», ходила на курсы, чтобы правильно держать ножницы в кадре, так что подучилась. Показала Зое азы, которые знала, и она все сделала здорово.

Еще пыталась подстричь Валеру, он совсем оброс, но это было сложнее, в итоге мы сводили его в парикмахерскую, которая находится в прямом смысле слова на улице: стоит кресло за заборчиком, а рядом парикмахер. В тренажерные залы я и так не пошла. За пандемию смотрела множество прямых эфиров — кто-то учил готовить, кто-то гимнастике… И я дома делала упражнения.

Фото
личный архив Евгении Брик

«Вместе можно перенести что угодно»

То, что стали больше времени проводить дома, как повлияло на отношения?

— По большому счету ничего не изменилось. Когда раньше я не снималась, то тоже 24 часа в сутки проводила с дочкой. И на съемки часто улетала с Зоей, которая потом была рядом на площадке, делала уроки в вагончике.

От дочери мне всегда тяжело уезжать. Помню, до последнего откладывала перелет и прилетала на работу в день начала съемок, лишь бы побыть лишний день с Зоей. Мама и Валера говорят: «Лети хотя бы за два дня, чтобы прийти в себя». Но я сижу до последнего.

Мы всегда вместе, когда свободны от дел. Поэтому и в карантин не было такого, что почувствовали: нас много. Дела ведь никуда не делись. Валера целыми днями ведет переговоры насчет будущих фильмов, сериалов, сценариев… Все то же самое, но на расстоянии. Хотя муж летал летом в Москву на премьеру своего фильма «Гипноз».

Вы в браке 14 лет. Что в основе вашей семьи?

Изначально, когда люди встречаются, между ними происходят химические и физические реакции, они понимают, что хотят быть вместе, иметь детей. Назовем их отношения любовью, страстью… А со временем, когда пара вместе много лет, понимаешь, что у них уже есть нечто больше, чем любовь, страсть, дружба. Ты чувствуешь, что идешь с этим человеком одной дорогой, живешь одной жизнью, у вас одни интересы. И что бы ни случилось, эта основа никуда не исчезнет, потому что они неотделимы друг от друга. Говорят, можно что угодно перенести вместе. Сила — в двоих: в тебе и твоей половинке. Вместе мы целое.

И, конечно, Зоя, как явное свидетельство нашей встречи, ребенок любви. Она, как говорит Валера, талантливее и ярче нас. Так и должно быть. Ребенок должен взять лучшее от родителей и добавить что-то свое. Смотрю и удивляюсь, как она разбирается в технике. Поражаюсь ее невероятному чувству юмора и терпению. Она дает нам правильные советы, как человек, открытый ко всему и воспринимающий мир таким, какой он есть. Поэтому мы часто к ней прислушиваемся, она участвует в нашей работе и жизни. У Зои феноменальная память, помнит в фильмах папы какие-то вещи, которые мы уже забыли. Ощущение, что ей не 11 лет, она рассуждает и ведет себя намного взрослее.

Фото
@evgeniabrik

Пойдет по стопам родителей? Вопрос с профессией уже решен?

— Нет, она каждый день открывает что-то новое для себя. Смотрим с ней фильм о врачах — говорит: «Я буду нейрохирургом». Потом включили сериал про шахматистку и весь вечер играли в шахматы, а затем резались в домино. Ей, разумеется, нравится кино, она пишет интересные сценарии, юмористические рассказы. Один из последних очень смешной, со своим взглядом, «Моя семья на карантине», который она постоянно дополняет. Читала его в школе, понравился.

Да зачем ей в 11 лет определяться с профессией? Я в ее возрасте тоже хотела стать и учительницей, и парикмахером… Она многого хочет и пусть добивается, а мы будем поддерживать. Главное — чтобы у нее была страсть к любимому делу.

Я же мечтаю, когда кончится пандемия, поехать нам втроем отдохнуть. Раньше думали: зачем куда-то ехать, мы и так в Лос-Анджелесе, тут океан. А сейчас понимаю, что хочется сменить картинку, переключить внимание хотя бы на две недели. Вот такая у нас цель.

Досье

Родилась: 3 сентября 1981 года в Москве.

Образование: в 2004 году окончила Российскую академию театральных искусств (ГИТИС).

Карьера: сыграла около 50 ролей в фильмах и сериалах, среди которых «Стиляги», «Адаптация», «Оптимисты», «Садовое кольцо», «Бомба».

Семейное положение: замужем за режиссером Валерием Тодоровским. Супруги воспитывают 11-летнюю дочь Зою.

Комментарии

13
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
Показать сначала
  • Новые
  • Старые
  • Супер бездарная актриса. Но повезло удачно выйти замуж. Смотреть на ее игру просто невыносимо.
  • Какие злые комментарии. Один факт, что люди живут в Америке- как красная тряпка для быка.
  • Хотела написать, но вижу, что за меня уже все написали! Я тоже считаю, уехали, выбрали другой образ жизни, страну, ну вот и работайте там! Или что, Голливуд не принимает? У нас много молодых и не очень талантливых режиссёров, актрис.
  • Живешь в Штатах так и работай там нечего у людей отнимать работу. Вы едите в Россию зарабатывать деньги, потому что там Вы никому не интересны. Как актриса никакая, снимется только благодаря мужу.
  • Боже, какая она скучная