Фото №1 - Крик отчаяния жены, муж которой не работает
Фото
Westend61/ Getty Images

Никогда бы не подумала, что моя семья станет непосредственной жертвой кризиса. Однако произошло все самое худшее, что только могло: в начале года меня и моего мужа уволили. Примерно в одно время, с разницей в две-три недели. Сначала мы очень обрадовались, подумали: «Ну наконец-то у нас будет время побыть вместе!» До этого время действительно было в дефиците, и нам не хватало общения друг с другом. Так что мы с радостью окунулись в пучину ничегонеделания. О последствиях мы не задумывались – сомнений не было, что, как только мы захотим, работа найдется.

Все само наладится

В скором времени наш медовый месяц закончился – меня пригласили в крупную компанию и предложили хорошую зарплату. Вопросом «Ах, на что же мы будем жить?» можно было не терзаться.

Я начала осваивать новую должность, а мой Сергей продолжал сидеть дома. Когда я возвращалась домой, он рассказывал мне, что на рынке сейчас тишь да гладь и никто людей не ищет.

Мы решили, что нужно подождать, когда ситуация изменится и работников опять начнут нанимать. Так прошел месяц.

За это время Сергей пересмотрел все фильмы и сериалы, какие только мог найти. Днем он ходил в магазин, а вечером встречал меня с работы. Про его работу мы не разговаривали – я не хотела его ранить, а он считал, что все сложится само. Он говорил мне, что чувствует: в мае все встанет на свои места и его пригласят в хорошее место. Однако май закончился безрезультатно, ему никто не звонил.

Машинист электропоезда

Я стала психовать. Мне начало казаться, что мы поменялись ролями: я убиваю мамонта и зарабатываю деньги, а он сидит дома и хранит домашний очаг. Поначалу я все держала в себе, но напряжение нарастало. Как-то я спросила: «Сколько резюме ты отправил за последнюю неделю?» Сергей сказал, что ни одного. «Нет достойных вакансий», – объяснил он.

Для меня это стало последней каплей, и я начала кричать. О том, что не хочу в одиночку нести ответственность за семью, о том, что не могу больше слышать о том, что сейчас кризис и людей не нанимают. Моим последним аргументом стало:

Если бы у нас были дети или хотя бы кредит, ты бы уже в феврале пошел работать машинистом электропоезда.

Надежда умирает

Надежда на то, что все изменится само собой, испарилась, и Сергей начал действовать – рассылать резюме, звонить, писать. Однако никто не реагировал. Мы не могли взять в толк, в чем дело, потому что у него очень хороший опыт. Затишье продолжалось еще месяц. За это время у Сергея было одно собеседование, и после него он долго плевался.

Сентябрь уж наступил

В сентябре муж стал постепенно впадать в депрессию. Ему не нравились имеющиеся вакансии и разочаровывали собеседования. Я поняла, что теперь моя задача – его поддерживать. Я стала говорить ему, что все наладится, что он обязательно найдет то, что будет ему нравиться, и что главное – продолжать поиски и не отчаиваться.

Этот период «наставничества» продолжался до начала ноября.

Каждый вечер мы обсуждали, кому он сегодня отправил письма и куда еще ему обратиться. Думаю, эти беседы носили терапевтический характер и снимали напряжение. Я помогала писать сопроводительные письма. Этот период «наставничества» продолжался до начала ноября.

Блистательный финал

Буквально два дня назад Сергею выслали приглашение на работу. Мы оба испытали огромное облегчение. Без сомнения, это был самый сложный период в нашей жизни. И, к счастью, он закончился. Сейчас я думаю, что тогда летом можно было не нервничать так сильно, не кричать и не обвинять мужа во всех смертных грехах. Возможно, с самого начала следовало взять все в свои руки и контролировать процесс поиска, не забывая при этом напоминать, что все будет в порядке. Но сделанного не вернешь, и я надеюсь, что в следующий раз буду вести себя мудрее.

Мила Левчик

Мила Левчик

Популярный блогер, эксперт и тренер в вопросе отношений мужчины и женщины.

Моя цель – донести до женщин знания о достоинстве и целостном развитии личности.

Не стоило решать проблемы за свой счет. У мужчины не должно получаться комфортно жить, не зарабатывая ничего.

Что бы вы делали, если бы вдруг не стало денег на еду, а никто бы в карман ассигнации не совал? Вышли бы на работу, все равно какую, лишь бы выжить, а там осмотримся и будем искать что получше. Чем это не вариант? Почему он этого не сделал? Потому что вы все взяли на себя.

Мужчины – такой вид живых существ, которым всегда, при любом раскладе, погоде и политической ситуации вредны, даже опасны деньги, которые он не заработал, а получил просто так.

Мама дает – страдает способность к самостоятельному заработку, к сильным, мужским поступкам и решениям.

Жена дает – муж приучится затыкать свои косяки чужими усилиями и деньгами. Возвращать долги жене для них противоестественно. Ваше тут же становится общим, а его – это его. Разучится считать деньги, перестанет бояться делать долги и кредиты. Зачем думать, смотреть наперед, ведь есть жена, она все решит, найдет, заработает, продаст почку.

Мужчина не ценит того, что не заработал. Баловать его в худшем смысле – это давать то, что он не заслужил, то, что не может оценить (типа электромобиля для трехлетки, о котором он даже не просил).