Марина Федункив свадьба
Марина: «Считала, это такой мимолетный роман. Мне со Стефано было очень комфортно, он надежный и искренний. Но думала: южанин, симпатичный, успешный, молодой… Зачем я ему? Скоро все это закончится. Старалась максимально не строить иллюзий и не ждать того, что отношения выльются в нечто серьезное, хотя в глубине души, конечно же, очень этого хотела»
Фото
Яна Овчинникова

– Марина, поздравляю вас, свадьба состоялась, можно немного выдохнуть. Какие ощущения?

– Я счастлива, хотя испытываю некоторую усталость. Многие рабочие активности были перенесены на август плюс подготовка к торжеству, месяц выдался насыщенный, хотелось скорее праздника, а после наконец расслабиться. Бесконечно рада, что торжество получилось именно таким, как мы задумывали: душевным, ярким, без пафоса, все повеселились и кайфанули.

Марина Федункив свадьба
Марина: «Бесконечно рада, что торжество получилось именно таким, как мы задумывали: душевным, ярким, без пафоса, все повеселились и кайфанули»
Фото
Яна Овчинникова

В 35 лет сидела в Перми с мужем-наркоманом
и абьюзером, а теперь какой контраст

– Кто взял на себя хлопоты?

– Мы женились очень осознанно и имея багаж опыта за плечами, потому такими деталями, как выбор цвета салфеток для торжества, сильно не заморачивались. По мне, регистрации брака в МФЦ было достаточно. Но мой продюсер Игорь убедил меня, что такое событие нельзя не отметить, тем более у меня юбилейный год. Он же взял на себя большую часть хлопот по подготовке, общению с организаторами и декораторами. Мы решили собрать друзей и совместить сразу два праздника — свадьбу и мое 50-летие.

Я не хотела пускать СМИ на свадьбу, говорить о ней много, но когда мне в «Инстаграм» посыпались поздравления и сообщения от женщин, которых мой пример вдохновил, подумала, что это торжество, как бы громко ни звучало, будет с социальной функцией — рассказать и заставить поверить людей, что даже чернейшая полоса жизни может превратиться в светлую, а судьба преподнести сюрпризы. Надо надеяться, верить и что-то делать для этого. Я сама в 35 лет сидела в Перми с мужем-наркоманом и абьюзером, нереализованная в профессиональном плане, и думала, что лучше не будет никогда. И посмотрите, какой контраст сейчас. Знаю, сколько людей меня любят, поддерживают, следят за творчеством. И хочу, чтобы они на моем примере могли поверить в себя и не опускать руки.

– Что-то из итальянских традиций привнесли в организацию торжества?

– Если только количество гостей. У них обычно многочисленные свадьбы. Но, к сожалению, многие из итальянских друзей доехать не смогли, так как по возвращении их ждал бы двухнедельный карантин. Не каждый может позволить себе такой незапланированный «отпуск». Но приехала мама Стефано, пришли наши итальянские друзья, которые живут в Москве.

– Иногда на этапе подготовки к свадьбе пара может рассориться. У вас этот период прошел спокойно?

– В нашей паре за итальянские эмоции отвечаю скорее я. Стефано очень уравновешенный. Всегда найдет возможность успокоить меня, подберет правильные слова. Поэтому ссор по поводу предстоящего мероприятия не было, более того мы сразу сошлись на том, что хочется сделать его максимально душевным и позитивным. Плюс выяснилось, что и в декоре нам нравились одни и те же штуки.

– Но вы и подстраховались расписались еще раньше. Как прошел тот день?

– Я не против гражданских браков, но в случае со Стефано официальная регистрация нужна была еще и в бюрократических целях, чтобы не сталкиваться с ограничениями по въезду и выезду из страны. День прошел спокойно, правда, я прямо перед регистрацией испачкала платье, в котором приехала, и Стефано подворачивал его так, чтобы не видно было пятнышка.

Марина Федункив свадьба
Марина: «Ссор по поводу предстоящего мероприятия не было, более того мы сразу сошлись на том, что хочется сделать его максимально душевным и позитивным. Плюс выяснилось, что и в декоре нам нравились одни и те же штуки»
Фото
Яна Овчинникова

ЛЮБВИ С ПЕРВОГО ВЗГЛЯДА НЕ БЫЛО

– От какого события ведете отсчет ваших отношений?

– Мы познакомились в 2019 году на дне рождения нашего общего друга, того самого Игоря, думаю, еще и поэтому он так ратовал за это торжество. Сразу скажу, любви с первого взгляда не было ни с одной из сторон. Недели через три случайно столкнулись в самолете: я летела на корпоратив в Екатеринбург, Стефано туда же по работе. Он сам подошел ко мне, мы общались во время полета. Я тогда активно собиралась после Нового года отправиться в Италию, и он рассказывал, куда лучше поехать, что посмотреть. По этой же причине встретились снова уже за кофе в городе, и как-то закрутилось. Стефано, кстати, когда мы познакомились, не знал, что я публичный человек, возможно, поэтому мне было просто выстраивать с ним общение. Ну как просто, тогда он по-русски разговаривал гораздо хуже, чем сейчас… Имею в виду, что он меня не воспринимал как некую светскую личность, и это меня более чем устраивало.

Думаю, многим нашим читательницам история, произошедшая с вами, кажется почти кинематографичной. Итальянец в России, успешный, женится на женщине старше его на 13 лет, пусть тоже состоявшейся. Все-таки у нас сильны стереотипы, думаю, и вам они знакомы. Возможно, еще посетуют: счастье любит тишину. А насколько Стефано оказался готов к вашей публичности?

– Для него это скорее бремя… Я тоже из-за этого переживаю. Он вице-президент финансовой компании, непубличный человек, из другой совершенно сферы. А теперь к нему в ресторане на деловой встрече могут подойти люди и попросить сфотографироваться. Все глупости, которые досужие языки в интернете мусолят относительно его финансового положения и ориентации, для публичного человека — издержки профессии, а для Стефано неожиданно. К сожалению, люди часто не радуются счастью известных личностей, а выливают тонну хейта. А в нашем случае какая почва для сплетников и негативных комментариев: порушены стереотипы, разница в возрасте, да еще и супруг-иностранец. Болтали и осуждали бы в любом случае, по принципу «счастье любит тишину» не получилось бы. Еще и поэтому мы старались быть максимально открытыми.

– Когда стали понимать, что испытываете к нему чувства, не гнали их от себя, не было ли страха: я недостойна, не верю, это все глупости?

– Конечно, гнала. И в отношения не верила. Потому даже подруги были не в курсе. Считала, это такой мимолетный роман. Мне со Стефано было очень комфортно, он надежный и искренний. Но думала: южанин, симпатичный, успешный, молодой… Зачем я ему? Скоро все это закончится. Старалась максимально не строить иллюзий и не ждать того, что отношения выльются в нечто серьезное, хотя в глубине души, конечно же, очень этого хотела.

– А вы замечали эту разницу менталитета и возраста?

– Разница в менталитете, конечно же, присутствует. Несмотря на то что Стефано в России уже четыре года, по работе объехал полстраны, некоторые наши реалии его поражают. А вот разницу возраста не ощущаю. Мой супруг рано стал самостоятельным, в 17 лет уехал из дома, выбрал профессию наперекор решению семьи, был лишен денег и оказался вынужден зарабатывать самостоятельно. Всего добился сам, построил крутую карьеру. Поэтому мудрости и рассудительности у него как у прожившего длинную жизнь человека.

– Кто вам помог справиться со своими комплексами?

– Пожалуй, сам Стефано и помог. Он настолько деликатно, но при этом искренне и достойно ухаживал, всегда был рядом, поддерживал, заботился, что я со временем поняла, что из-за своих внутренних страхов и комплексов сама все испорчу. Уйдет он не потому, что разница в возрасте или еще что, а потому что окончательно вынесу ему мозг. И перестала это делать, начала наслаждаться моментом. И, знаете, все как будто вдруг вокруг меня стало таким легким, позитив появился неисчерпаемый, поняла, что наконец-то счастлива и не хочу больше запрещать себе быть счастливой.

– Когда поделились с подругами своими новостями, что услышали от них?

– Во-первых, рассказала я кому-то чуть ли не перед регистрацией брака, а кому-то даже после нее. Во-вторых, подруги восприняли новость очень позитивно и меня поддержали. Речь, конечно, о самых близких. Одна из них, Лена Коваленко, прямо сказала мне: «Федункив, прекрати мужчине своему мозг выносить, он замечательный! Иначе я тебе сама весь мозг вынесу». А Аня Плетнева из группы «Винтаж» устроила для нас большой ужин у себя дома и радовалась за нас как ребенок.

Как развивались отношения с мамой Стефано? Ведь в итальянской традиции сильна роль матери. В какой момент поняли, что она приняла выбор сына?

– Поначалу было непросто. Дело даже не совсем во мне. Как я поняла, мама не видела долгого пребывания Стефано в России и не готова была смириться с этим. Да и потом принимать иностранку в семью вряд ли оказалась готова. Изначально наше общение по «Фейстайм» было напряженным. А вот когда мы встретились живьем, она ко мне прониклась. Мы с ней тезки, ее тоже зовут Марина. В Италии прекрасно общались, а когда она приехала в Москву, гуляли и много смеялись. Она была на свадьбе до самого конца, очень нас поддерживала, я ей благодарна и счастлива, что между мамой и сыном никакого напряжения из-за меня не будет.

Родственники Стефано изначально отнеслись проще, передавали нам подарки, а вот друзья вообще всячески поддерживали и окружали нас во время приездов в Италию такой заботой, что меня это трогало до слез. Очень хотела, чтобы они приехали на торжество, но злосчастный карантин помешал это сделать. Их видеопоздравлениям на свадьбе радовалась, кажется, даже больше, чем Стефано.

Марина Федункив свадьба
Марина: «МамаСТефано была на свадьбе до самого конца, очень нас поддерживала, я ей благодарна и счастлива, что между мамой и сыном никакого напряжения из-за меня не будет»
Фото
Яна Овчинникова

ЖИВЕМ НА ДВА ДОМА

– Как устроен ваш быт, разногласий из-за цвета нового дивана не возникает?

– Мы живем на два дома. Мой — за городом, и добираться до него бывает проблематично, если у меня ночные съемки или Стефано рано утром ехать на работу. В эти моменты остаемся в его квартире в Москве. Наша главная проблема — срастить выходные в графиках, чтобы провести их максимально вместе и в тишине. Нам не 20 лет, мы люди взрослые и самодостаточные, вступившие в брак вполне осознанно, чтобы из-за цвета дивана и того, кто посуду моет, ссориться.

– На канале «Суббота!» вы ведете кулинарный проект «Моя жена рулит», где мужья готовят под строгим руководством жен. А кто в вашей семье играет первую скрипку на кухне?

– Однозначно Стефано. У меня часто нет сил на готовку, а он, даже уставший, берет себя в руки и может меня удивить кулинарным шедевром.

– Не научились готовить пасту и ризотто, кормите мужа покупными пельменями?

– Почему покупными? Вы считаете, я не в состоянии пельмени налепить? Стефано любит борщ, а вот окрошку терпеть не может. Что касается итальянских блюд, лучше супруга их не готовит никто, я даже и не лезу…

– У вас за плечами печальный опыт двух продолжительных гражданских браков. Что дает вам надежду, что новые отношения не пойдут по привычному сценарию?

– Стефано совершенно другой человек, не такой, как мои прежние мужья.

– Что отличает его от тех мужчин, с которыми сводила судьба раньше?

– Он очень деликатный, воспитанный, при этом самодостаточный, меганадежный, с внутренним стержнем и настоящим мужским обаянием. В чистом виде селф-мейд, как говорится. Впервые опекаю не я, а меня. С ним наконец дала себе возможность расслабиться и побыть женщиной! А еще у него потрясающее чувство юмора. Кстати, это первое, что меня в нем зацепило.

– Когда ваше стремление опекать нет-нет, но прорывается, бьете себя по рукам или для него такая забота только в радость?

– Скажем так, от старых привычек избавиться сложно. Конечно, я лезу с советами, переспрашиваю по несколько раз, если кажется, что так надо, могу прямо указать на что-то. Но Стефано очень достойно из всего выходит. Кивает головой, говорит: «Конечно, моя любовь» и делает как нужно ему, а не так, как «тревожная» Мариночка советует.

– У вас не только новая страница в личной жизни, но и в карьере за последний год большие перемены. Вы стали лицом канала «Суббота!». При вашей загрузке сами успеваете смотреть телевизор?

– Люблю сериалы. И, кстати, на «Субботе!» они присутствуют в избытке! Открыла для себя турецкие. Много слышала, никогда не смотрела. А сейчас прямо-таки подсела. За коллегами слежу с удовольствием. На той же «Субботе!» люблю шоу с Наташей Красновой и Бичоллой Тетрадзе. А вот на себя смотреть по телевизору терпеть не могу.

Марина Федункив свадьба
На фото (слева направо) коллеги и друзья пары — певица Наталья Гордиенко, Ольга Мороз, актрисы Екатерина Скулкина, Мария Кравченко и Татьяна Морозова, артист балета Николай Цискаридзе и певец Николай Басков.
Марина Федункив свадьба
Фото
Обложка книги, Издательство: АСТ, 2021 г

Отрывок из книги Марины Федункив «Жизнь сквозь смех. Реальная история нереальной женщины». Издательство АСТ, 2021.

…Врачи потом долго выпытывали у меня, как и где я могла так упасть, что мениски в коленях подверглись такой деформации. Все было хуже, чем у профессиональных футболистов, которые получают травмы неоднократно на протяжении карьеры.

Что ж, а я и не падала. Мой «любимый» брал в руки бейсбольную биту и ломал мне эти самые колени… Потому что отказывалась давать деньги на дозу или посмела осудить. Баба довела, говорите? Ну-ну… Переломы ног вообще превратились в нечто обыденное, как бы страшно это ни звучало. Уже когда начались гастроли с антрепризным спектаклем, я летала на них в гипсе. Помню, что лететь нужно было на Дальний Восток через Москву с пересадкой. Поломанная нога отекла в полете жутко, и я не могла сомкнуть глаз почти сутки…

А во время спектаклей люди думали, что это какой-то прикол, и ждали, когда же я наконец сниму гипс. Были очень удивлены, когда даже на поклон меня выкатывали в гипсе.

Но гастроли я все равно любила. И очень их ждала. Кто-то жаловался, что много городов, сложные переезды и корявая логистика, я же готова была ездить хоть месяцами без перерыва и на любой колымаге, ведь это только для других выездные концерты были тяжелой работой. Для меня они становились возможностью убежать из домашнего ада, выдохнуть, хоть немного прийти в себя. Но Михаил научился и на гастролях доставать меня: звонил, манипулировал, угрожал… Я срывалась и по ночам опустошала мини-бары гостиничных номеров, что делало утренние переезды еще более изнурительными…

…У меня был страх перед тем, что если кто-то узнает, то он, не дай Бог, осудит Михаила. Люди не поймут, что он же это все делает потому, что находится в одурманенном состоянии, что его осуждать нельзя, ведь он меня на самом деле очень сильно любит. А виноваты наркотики… Вот так я постоянно оправдывала его. И он сам каждый раз, после того как случалось насилие, говорил, что любит, что жить без меня не может, что не помнит, как и что делал. Просил прощения, обещал завязать с наркотиками, стоял на коленях… И я прощала, оправдывала, снова бросалась спасать.