Вы более 30 лет на эстраде и многое повидали, было ли в проекте «Шоумаскгоон» что-то новое, чего никогда не пробовали и не делали?

— Не могу раскрывать, какие композиции буду исполнять, но в проекте самый разный материал — рок, советская песня, романс, под каждый стиль нужно перевоплотиться, вдохнуть в него эпоху, спеть живьем, чтобы тебе поверили, а это непросто. Смена жанров — эксперимент и риск, можно ведь и не попасть в суть, благо в зале есть публика и понять, получилось у тебя или нет, помогает реакция зрителей. Невозможно сложно ставить оценки артистам, с которыми ты стоишь на одной сцене (по правилам участники сами оценивают друг друга. — Прим. «Антенны»). Мне на этой почве даже маленечко дурно.

Мало того что мы все разные, так еще и выступаем в разных жанрах, кому-то он может нравиться, а кому-то нет. Это все равно что судить велосипедиста и боксера, очень сложно.

Алиса Мон фото
Фото
пресс-служба телеканала НТВ

Как вам удается всегда оставаться стройной? Неужели никогда в жизни не набирали лишние килограммы?

— Конечно набирала, но на то были серьезные причины, например, после родов (сыну певицы Сергею 31 год. — Прим. «Антенны»). Почему-то многие считали, что раньше я была больше в теле, но я не очень-то согласна. У меня разве что щеки были ого-го, потому всем и казалось, что я полненькая. С годами щеки исчезли, к сожалению. Я стараюсь контролировать свой вес, с весны начала ходить в бассейн, записалась в фитнес, но поняла, что железяки — это не мое, поэтому выбрала воду. Научилась плавать правильно, правда, сейчас занятость не позволяет заниматься, но как только закончится проект, сразу побегу. Летом даже по два раза в день ходила, почти по часу плавала, на что одна подруга сказала мне: «Ты что? Можно ведь и раскиснуть!» 

На заре карьеры вы решили сменить свое имя и стать Алисой. Называет ли вас кто-нибудь Светланой сейчас?

— Практически никто, разве что новосибирские друзья, с которыми когда-то работала в ресторанах, то есть наша кабацкая братия. Тогда я еще была Светой и никто и не думал, что стану Алисой.

Имя сменила официально и считаю, что правильно сделала, поскольку, когда рассталась с мужем (композитором и продюсером Сергеем Муравьевым. — Прим. «Антенны»), у меня осталось только имя, и я решила увековечить его для себя в паспорте. 

В вашем «Инстаграме» чаще появляются фотографии кота Вуда, чем сына. Почему так?

— Потому что мой сын с детства запретил, чтобы я его где-либо светила. Сережка считал, что если все будут знать, кто его мама, то потом начнут упрекать в этом, указывать, что, если бы не родители-артисты, он бы не поднялся сам. Поэтому старается пробиться в музыке самостоятельно и не афишировать меня.

Клип на ваш хит «Алмаз» снимался в Майами. Дорого ли он обошелся? Остались ли у вас какие-то наряды из него?

— Лично я за него не расплачивалась, могу только со слов моего на тот момент продюсера сказать, что клип стоил более 30 тыс. долларов. Одежду мы покупали на месте. Я тогда только из Ангарска вернулась, где работала художественным руководителем Дома культуры, и тут вдруг меня в белую одежду одевают, тональным кремом красят так, что думала, туда ноготь прислони, и он полностью погрузится в штукатурку, но на выхлопе такая красотка получилась! Шляпу из клипа я отдала Саше Пескову, он сделал номер на песню «Алмаз», сказал, что, когда вышел на сцену в платье а-ля Мэрилин Монро и в моей шляпе, это был фурор. У меня на память остались серьги и кулон, а сумочку из клипа я подарила одной очень хорошей девочке на удачу.

Вы коротко подстриглись, что очень вам к лицу. Но все же почему решились на столь радикальные перемены?

— Практически все волосы я оставила на проекте «Суперстар», потому что было очень много экспериментов: мне делали какие-то косички, крепили пряди — в общем, помучили их, и они наполовину отвалились. Вот такая жертва случилась. Хотя мои лучшие друзья-стилисты давно уговаривали меня коротко подстричься, и в итоге оно само собой получилось. Теперь думаю, что, может быть, с такой прической и останусь, с ней ничего делать не надо, с утра встаешь и ты уже готова.

Как вы относитесь к знакомствам в интернете?

— Никак, я не дружу с интернетом! Могу разве что залезть и посмотреть какую-то информацию, допустим, о моде или о том, что меня интересует. Даже в «Инстаграм» захожу крайне редко.

Слышала, что вы увлекаетесь моделированием одежды. А шьете ли сами себе костюмы?

— Раньше, когда особо не было выбора, приходилось покупать какие-то вещи и перешивать или, если достала классную ткань, делать что-то из нее, а сейчас надобность уже отпала. Сегодня можно все купить, даже что-то эксклюзивное. Поэтому если и шью, то только по мелочи, шторы например. Я этому не училась, у меня так получается, что как в музыке я — слухач, так и в шитье — самоучка. Никогда не покупала выкройки, тематические журналы, просто могла взять вещь, посмотреть, как на ней выполнены вытачки, и на глаз сделать. Видимо, это потому, что в детстве любила шить куклам, они у меня были одеты с ног до головы.

С чего обычно начинается ваш день?

— Я это называю утром в деревне, когда надо убрать горшок кота, накормить его… Как говорила моя бабушка: «Пока животину не накормлю, сама кушать не сяду». Вот так же и у меня, сначала я должна сделать так, чтобы всем вокруг было хорошо, а потом уже заниматься собой — быстро позавтракать йогуртом либо овсяной кашей на воде с медом и маслом. Утро у меня достаточно аскетичное.

АЛИСА МОН НА ТВ: НТВ, «Шоумаскгоон», суббота, 20:20