Елена Степаненко: «В моих записках о здравии первое имя — Евгений»

Юмористка дала первое интервью после развода.

Фото
Владимир Широков/личный архив Елены Степаненко

– Елена Григорьевна, обрадовалась, увидев, что вы возвращаетесь на ТВ с большой программой. Что это будет?

– Да, это моя новая программа. Она называется «Елена Степаненко приглашает» — своих друзей, веселых артистов на женский праздник 8 Марта, где будут весна, цветы и радость (смотрите ее на канале «Россия 1» в пятницу, 6 марта, в 21:00. — Прим. «Антенны»). Как ведущая вечера, объявляющая артистов, предстану в разных образах: и стюардесса, и блондинка, и домашняя хозяйка… И, конечно, сама буду выступать: покажу мини-сценки, прочитаю монологи и спою. Будет такая музыкальная мозаика. Хотя Анна Ахматова удивлялась, как можно вспоминать о женщине один раз в году, я считаю, если наш русский муж принесет жене букет цветов не только в день рождения, а просто весной, то вот это уже праздник. Потому что весной мы все возрождаемся, хотим чего-то нового. Какие запахи просыпаются в это время года! И все мы думаем: «Боже мой, наверное, сейчас что-то придет хорошее». То есть это заряд на новую, красивую, счастливую, весеннюю жизнь. А так хочется, чтобы у женщин этих зарядов было побольше.

– Как здорово, что вы так это чувствуете. Я за вас переживала, когда все это произошло (в 2018 году артистка развелась с юмористом Евгением Петросяном после 33 лет брака. — Прим. «Антенны»).

– Переживать тут нечего. Если что-то дается, то это по воле Господа.

– Как вы думаете, зачем вам послано это испытание разводом?

– Затем, чтобы я переосмыслила свою жизнь. Сейчас я принадлежу только себе и могу идти в храм в любое время, хоть в 5 утра. Я не могла делать этого в семейной жизни: надо было приготовить завтрак, собрать, проводить, приготовить обед… Это отнимало массу сил и времени. Сейчас я могу сама решать все вопросы. Появилось время, чтобы открыть себя. Я больше читаю, слушаю, путешествую по России, по святым местам. И мне хорошо.

Похудела за год на 42 кг

– Как вы пришли к вере?

– Это произошло еще в детстве. Я родилась в Волгограде, а это очень жаркий город с сухим континентальным климатом. Крестили меня там во младенчестве. И вот в годиков четыре — пять я как-то зашла, гуляя на улице, в храм. Стояло знойное лето. Дул степной ветер. И в храме я почувствовала необыкновенную прохладу и, главное, запах ладана — он произвел на меня, маленькую девочку, такое неизгладимое впечатление, что я вошла и онемела. Кто-то тихонечко пел псалом, стоял полумрак… На мгновение я застыла, а потом пошла вдоль стен, смотрю — кто-то крестился у икон, и я стала креститься. С тех пор я стала ходить на воскресные службы, где прекрасно пели, и я поняла, что это дивный мир — мир чистоты, блаженства и покоя, куда можно прийти в любое время и попросить обо всем. Первое, что я прошу, — простить меня за все, если я кого-то вольно и невольно обидела, не так подумала, и, если я делаю что-то не так, направить на правильный путь. И в храме я получаю благодать, спокойствие и, самое важное, защиту. Хочу пожелать всем, чтобы в храм ходили не только в горе, но и в радости. Очень люблю свое имя — в честь святой царицы Елены Константинопольской, благодаря которой обрели Животворящий Крест. Именины 3 июня. В это время всегда распускается сирень. И хотя климат изменился, и сирень зацветает раньше, она остается моим любимым цветком. Еще у меня любимый цветок — фрезия, с очень нежным запахом. Можно купить три цветочка — и от них пойдет волна аромата. А когда я жила в Волгограде, у нас в саду росли пионы и один белый куст необыкновенно пах. Я любила ставить раскладушку и спать на улице, потому что ранним утром эти пионы начинали источать необыкновенный аромат. И я сразу просыпалась. И вообще я большая фантазерка! Я себе такое напридумываю, так люблю в этих мечтах купаться. У меня это осталось с детства до сих пор. Стоит что-то помыслить — и можно унестись в эти грезы и там так спокойно ходить, летать… У калитки рос огромный кусты смородины, под ветвями которого мы себе соорудили шалаш — это был мой дом, куда я приглашала подруг и устраивала для них театральные представления. Персонажей для них делала из спичек, на головку которых надевала цветочки. Если надевала на спичку большой цветок, например ромашку, то это была королева. Паж мог быть колокольчиком. Прислуга — лютиком. Мне не нужны были никакие куклы. Девчонки всегда ждали, когда я освобожусь и выйду с ними играть. Но освобождалась я нескоро, так как папа давал много заданий: собирать ведрами клубнику, вишню, груши, яблоки. Это все росло в нашем саду. Я объелась фруктами в детстве и теперь терпеть их не могу.

– А я, глядя на вас, полагала, что вы одними фруктами и питаетесь. Как вы так похудели?

– Да, до похудания я весила очень много: 110 кг при росте 168 см. Теперь вешу 68 кг. Похудела за один год. И уже два года держусь в этом весе плюс-минус 2—3 килограмма. Но я не люблю слово «похудание», потому что его корень — «худо», что значит «плохо». Предпочитаю говорить не что я похудела, а что постройнела, похорошела. Один из главных моих принципов: вся порция должна помещаться в ладошку, а есть надо 4, 5, 6 раз в день — сколько хотите. В Волгограде папа рыбачил на осетра, и я ела черную икру ложками. «Ой, икра, давайте попробуем чуть-чуть» — этого я не понимаю. А еще мама пекла пироги с осетриной, которые я терпеть не могла и просила испечь с картошкой и капустой. И вот мое ноу-хау. Как-то купила в кулинарии потрясающие пирожки с капустой, которые я обожаю с детства, а я к этому времени уже сбросила 3 килограмма за 10 дней. Принесла их домой, а они пахнут — сил нет. И я думаю: «Господи, ну сколько той жизни осталось? Поем я их». И я съела два пирожка вот так: откусывала, жевала, жевала, жевала до тех пор, пока никакой вкусности во рту не оставалось, и выплевывала. Так я съела два пирожка — фактически я их выплюнула, но вкус во рту остался, и я наелась. С тех пор я перестала соблюдать диету и стала есть все. Но! Все, что не прожевывается, это копченая колбаса, мясо (но его я и так его мало ем), я жую и откладываю.

– И вы так делаете, даже когда находитесь в гостях или на каком-то приеме? Это же неудобно, ведь все видят!

– Надо быть сообразительной. Накладываю в тарелочку большие листья салата и то, что не прожевываю, тихонечко на вилку или на ложку — и прячу под салат. И никто этого не замечает. А ты сидишь, все ешь, и все прекрасно. Но этому правилу сложно следовать: когда жуешь, разумеется, хочется проглотить. Если прожевал до консистенции каши — ради Бога, глотай. Но если остался кусочек, то нет. И при этом ты наедаешься, потому что мозг посылает сигнал о насыщении только через 20 минут после начала трапезы. Все мои подруги считают, что это невозможно. Одна из них говорит, что каждый раз, когда садится есть, думает обо мне, жует, но в решающий момент выплюнуть у нее не получается.

С Евгением Петросяном, 1997 год.
С Евгением Петросяном, 1997 год
Фото
Persona Stars

простила совершенно и за все

– Вам не обидно, что вы давно состоявшаяся артистка, шикарная женщина, а ваше имя третий год прежде всего связывают с разводом, и всем больше всего интересно, что же там произошло. И это так потому, что вы еще ни разу не комментировали эту тему. Может, пора это сделать сейчас — и закрыть ее навсегда?

– Я не комментирую тему развода только лишь потому, что это моя личная жизнь. Вы вдумайтесь в эту фразу: «Личная жизнь». Она моя личная, о которой я могу рассказать только своему духовнику на исповеди, потому что я воцерковленный человек. Считаю, что-то больное или неправильное, что ты делаешь, можно доверить Богу. И только Он может тебя направить по пути исправления твоих ошибок.

– А безотносительно развода можно вас спросить про Евгения Вагановича, как вы к нему относитесь? Или он тоже для вас запретная тема?

– Совершенно спокойно я к нему отношусь. Считаю, то, что происходит, он сам избрал. Если он думает, что идет верным путем, ради Бога!

– Вы его за все простили?

– Совершенно. За все.

– Встречались ли вы за эти годы?

– Конечно, он приходил, забрал все свои личные вещи из квартиры, рукописи, все, что ему нужно, все забрал. Также регулярно приходит его сотрудник Денис и забирает кассеты, которые требуются для его передач. Поэтому то, что пишут в прессе, что я его не пускаю в квартиру, это неправда.

– А он вас простил, если было за что?

– Не знаю. Мы поговорили, он сказал, что хочет начать новую жизнь. Я сказала: «Ради Бога!» — и отпустила его в эту новую жизнь.

– Продолжаете за него молиться?

– Конечно, а как может быть иначе. Как было, так и есть: в моей записке о здравии первым я пишу имя Евгений.

– Вы с ним венчались?

– Да.

– Перед Богом он так и остался вашим мужем?

– Не знаю. Думаю, что нет, у него же теперь другая семья.

мне было достаточно сидеть дома и вести хозяйство

– Евгений Ваганович, комментируя развод, сказал, что хотел бы сохранить ваш дуэт как культурную ценность.

– Ради Бога, пусть сохраняет. Много всего снято для телевидения. И то, что писали, что я претендую на какие-то авторские права, это все ложь.

– Но выступать дуэтом вы больше не будете?

– Думаю, что нет.

– При этом вы остались артисткой Театра эстрадных миниатюр под его руководством?

– Я артистка «Москонцерта», в который входит этот театр.

– Заметила, что в начале карьеры вы выступали вместе, а потом, несколько лет назад, у каждого появилась сольная программа, и вдвоем мы вас выдели только на московских концертах.

– Евгений Ваганович всегда говорил, что я должна выступать сольно, со своим концертом. Что в его концерте зрителям меня мало, пожалуйста, выступай отдельно. Я этого особенно не хотела, но было так много сольного материала, что Евгений Ваганович на этом настаивал. Поэтому у меня появилась своя программа. И она у меня получилась. Концерты имеют большой успех. Но мне самой достаточно было сидеть дома, варить борщи и вести хозяйство.

– Неужели вам достаточно было быть только женой, хозяйкой, хранительницей очага?

– Да, мне этого было вполне достаточно. Я очень ленивая в плане продвижения себя по актерской линии. Мне даже один продюсер в шутку сказал, что никогда не видел артистки, которая настолько не любила выступать на сцене. Если бы мне можно было, то я вовсе не выступала бы. Честно, у меня нет никаких амбиций.

– Вы стали примером для женщин, как достойно пережить развод. Что бы вы могли посоветовать?

– Если с женщиной случается много несправедливого негатива, то мой совет — собрать все в один пакетик, завязать веревочкой, отнести в чулан и сказать, что все это неправда. И никогда не развязывать, пусть это делает кто-то другой. Я и сама так поступила: то, что случилось, упаковала в целлофановый мешочек, завязала на бантик и пустила этот мешочек плыть по реке. И вот когда он доплывает, а целлофан разложится, как известно, лет через сто, кто-то и узнает всю правду. Но через 100 лет она будет уже никому неинтересна. Дело все в том, что, если подходишь ты к болоту, просто не надо в него вступать, чтобы тебя не затянуло в трясину.

– Вы себя считаете сильной или слабой женщиной?

– Я себя считаю нормальной женщиной. Когда обстоятельства складываются так, чтобы я была сильной, я сильная, в остальное время я слабая. Я женщина, покорная Господу. Для меня главное — чтобы не было стыдно, когда приходишь в храм.

– После расставания вам не стало тяжело шутить на тему семейных ценностей?

– Нет. В этих миниатюрах я никогда не ассоциировала героиню с собой, я всегда разделяю сцену и жизнь.

– Сами по телевизору что-то успеваете смотреть?

– Редко. Очень понравились сериалы «Доктор Рихтер» с Алексеем Серебряковым, «Тест на беременность» со Светланой Ивановой, «Коломбо», «Отец Браун», а еще фильмы «Лед», «Союз спасения», «Марафон желаний». Люблю смотреть исторические костюмированные картины XVIII века. Обожаю, как все одевались, какие вели диалоги, их дворцы, переезды. Очень люблю фильмы о Холмсе с Ливановым и покойным Соломиным. Я считаю, что в России самые талантливые актеры. А взять старые фильмы, так это чудо чудное и диво дивное: крупные планы, как движется камера, какие лица. Чем в «Инстаграме» сидеть, лучше включить «Весну на Заречной улице» или «Кубанских казаков», которые можно смотреть бесконечно, сколько бы их ни повторяли. И каждый раз испытаешь гордость за Родину.

– Дочь Евгения Вагановича, которая постоянно живет в США, не звала вас переехать к ней?

– Викторина звала, но я отказалась. Я очень люблю Россию, и, когда мне предлагают куда-то поехать, я отвечаю отказом, потому что во многих местах нашей страны еще не была, чтобы куда-то еще собираться.

– Какие места хотели бы посетить?

– Очень хотелось бы побывать на Байкале. Я видела фотографии необычайно прозрачного льда этого озера, которое уходит далеко вглубь, как зеркало. Я бы в Карелию поехала — там такая природа.

Фото
Владимир Широков/личный архив Елены Степаненко

я совсем не одинока

– Как вы отмечаете 8 Марта и день рождения?

– Поскольку я женщина-юмористка, в марте, естественно, много концертов. Все дарят цветы, все радостные, чувствуется весеннее пробуждение. А день рождения (8 апреля артистке исполняется 67 лет. — Прим. «Антенны») я отмечаю так, как хочу. Бывало, что я справляла его в Венеции, в Дубае, во Франции. И конечно, очень много дней рождения было в Москве. Вообще, это твой день, поэтому отдавать его на растерзание даже близким людям не считаю возможным. Провожу его, как хочу. Я в этот день ни от кого не прячусь, не скрываюсь, но часто уезжаю.

– У вас есть близкие подруги?

– Конечно есть. У меня их несколько. Они со мной уже 30 лет, а одна — даже 45 лет. У меня есть и хорошие друзья. Я совсем не одинока. У меня много знакомых батюшек, которые меня любят и с которыми я всегда на молитвенной связи. Мы часто перезваниваемся, переписываемся. Я люблю ходить в кинотеатр в районе дома, где есть несколько маленьких залов по пять рядов. Мы с девчонками собираемся, а после кино идем в кафе. Весело болтаем и отлично проводим время.

– Почему вас нет ни в одной соцсети?

– Да потому, что мне это не нужно.

– У вас нет не только соцсетей, но и сайта, где был бы вывешен график гастролей, поэтому о ваших выступлениях не так просто узнать.

– Города, в которые я еду выступать, знают о моих концертах: там же висят афиши. И потом я еще для себя не решила, буду ли я продолжать выступления или не буду. Иногда даже думаю, может, пора заканчивать карьеру юмористки и начать сниматься в кино. Мне присылают сценарии, звонят и хотят предложить другое амплуа: «Не пора ли вам трагедией заняться».

– Сами себя видите в этом амплуа?

– Почему нет. У меня такой возраст, что могу попробовать и трагедию. Я пока раздумываю. Мне надо разобраться со своей ситуацией, закрыть эту страницу своей жизни и начать новую. Строить новый дом не на песке, а выбрать стабильное место, спокойное душевное состояние и определиться с главным — чего хочу.

– Свободно ли сейчас ваше сердце?

– Для чего?

– Для кого: чтобы в нем появился другой мужчина, которого вы могли бы полюбить.

– Пути Господни неисповедимы. Все может быть. Но с учетом того, что происходит, мне кажется невозможным, чтобы кто-то взял и появился в моей жизни сейчас. Еще очень рано, мало времени прошло. У меня была большая жизнь с одним человеком, и, что бы ни говорили люди, которым нужно подправить зрение и что-то в голове, это была полноценная жизнь в любви, согласии, взаимопонимании, честности, во всем. Это все было! Но, как теперь всем известно, это прошло. Поэтому время покажет.

темнее всего перед рассветом

– Вы красиво одеваетесь. Сами подбираете наряды?

– Ничего особенного в моих нарядах нет. Да, я сама их подбираю. Смотрю в самый последний момент перед выходом из дома, что бы с чем соединить, чтобы не повторяться. Никакие дизайнеры и луки мне не нужны. Для меня главное — чтобы это было удобно и по погоде. Я очень долго ношу одни и те же сумки, украшения. Если пересмотреть мои записи, то я везде на них в одних и тех же любимых сережках, которые у меня очень давно.

– Есть примета, что нужно избавиться от всего старого, чтобы пришло новое…

– Это все глупости. Я не верю ни в какие приметы и ничего не разрушаю, поэтому и сама не разрушилась, не обозлилась. Вся эта ситуация для меня была даже не обидной, а странной.

– Вы заканчиваете концерты фразой «Женщина должна быть красивой, любимой и счастливой. А больше она ни-ко-му ни-че-го не дол-жна!» Вы тоже так считаете?

– Конечно, это шутка, но я так считаю. И еще я говорю, что, если разбудить в душе у женщины колокольчик, он будет звенеть для тебя всю жизнь. И он будет самым главным в вашей жизни. И потом, я говорю, что все можно забрать у человека — деньги, квартиру, чины, ордена… Жизнь можно отобрать. Это сейчас запросто. А вот нашу любовь не сможет у нас отобрать никто. И «туда» мы с собой ничего не унесем. Унести-то можно только то, что у тебя в душе. Улыбку любимого, смех ребенка, мамину колыбельную, которую она тебе пела, когда ты болела, чудный запах, который живет на затылке у твоего внука, — унести можно только любовь, данную нашей душе Господом. Женщина произнесла одно-единственное слово: «Люблю». И весь мир благодарно замер. Почему я согласилась дать тебе это интервью, потому что я хочу, чтобы все скорее закончилось и двигаться вперед, чтобы люди перестали во всем этом копаться и говорить неправду.

– Елена Григорьена, а хотели бы что-то в этом интервью пожелать Евгению Вагановичу?

– Конечно бы хотела! Я ему желаю здоровья, счастья, добра и радости. Я за него молюсь, я хочу, чтобы у него все было хорошо! И все задуманное им сбылось бы в его новой жизни. А всем дорогим читателям «Антенны» хотела бы пожелать света в душе. Помните, что темнее всего в жизни бывает перед рассветом.

Комментарии

26
под именем
  • Топ
  • Все комментарии
Показать сначала
  • Новые
  • Старые
  • Умница!!!
  • Вообщем молодец, держит удар.
  • Она и сама остроумно шутит, например, на тему развода.
  • Да, например, моим родителям и мужу.
  • И их совместные выступления очень многим нравились.
  • Они были исключительно гармоничной парой.
  • Ничего удивительного. Все-таки 30 лет вместе коту под хвост.
  • А вы видели фото грустного Петросяна, который говорит, что у него в жизни пустота?
  • Вот образец оптимизма и позитива!
  • Желаем ей счастья и здоровья