Говорят, материнское сердце не лжет. Кэтрин Келли, мама пятерых детей, точно знает, что это утверждение верно на сто процентов. Ведь, если бы не ее чутье и не ее настойчивость, одного из своих сыновей она бы потеряла.

Малыш в очках — это и есть Эдвард. Тут он еще совершенно здоров.
Малыш в очках — это и есть Эдвард. Тут он еще совершенно здоров
Фото
facebook.com/catherine.kelly.338

Кэтрин заметила, что с ее трехлетним Эдвардом что-то не так: мальчик будто растерял координацию движения, начал биться о дверные косяки, врезаться в мебель. Казалось бы, ничего странного, ведь он еще маленький, уверенной походки от малыша ожидать было бы наивно. Но Кэтрин не собиралась игнорировать даже малейшие странности. Тем более что у Эдди начались проблемы с равновесием. А потом женщина заметила, что младшая сестра Эдди, Эдит, обгоняет брата в развитии. Все это случилось очень быстро, за пару летних месяцев.

Кэтрин была уверена, что с ее малышом что-то не так. Она даже подозревала, что опухоль мозга может влиять подобным образом на состояние ребенка. Женщина помчалась к педиатру, высказав ему все свои сомнения и тревоги. Но педиатр заявил, что она слишком уж переживает: никаких неврологических симптомов, которые подтверждали бы подозрения Кэтрин, у Эдди нет. Кэтрин настаивала на МРТ, но врач отказал: нет оснований.

Основания волноваться у мамы все же были. Просто врач их не видел.
Основания волноваться у мамы все же были. Просто врач их не видел
Фото
facebook.com/catherine.kelly.338

Тогда Кэтрин влезла в долги, чтобы записаться на платное сканирование. Его назначили на середину ноября, ждать нужно было еще два с лишним месяца. Незадолго до процедуры Эдди планово посетил окулиста, и тот заметил отек глазного нерва. И это уже было основанием для МРТ — малыш получил шанс пройти обследование пораньше. Сканирование подтвердило: в мозгу мальчика росла массивная опухоль. Его тут же увезли на скорой в госпиталь.

«Я была в ужасе, — вспоминает Кэтрин в разговоре с Daily Post. — На секунду я сломалась, зарыдала прямо на парковке. Но потом взяла себя в руки — я нужна была Эдварду, остальным моим детям, моему мужу. Я не имела права расклеиться».

Хирурги обнадежили родителей: опухоль была операбельна, шансы на успех высоки. Правда, если бы на МРТ мальчик попал еще тогда, летом, то все было бы гораздо проще: рак в мозгу Эдди был очень агрессивным, он пожирал его клетки и разрастался с каждым днем.

Операцию назначили на следующий день. Она длилась 12 часов. Врачам удалось удалить почти все раковые клетки. Но ослабленный опухолью иммунитет мальчика не выдержал: в мозгу начала скапливаться жидкость, нужно было ставить шунт, а после этой манипуляции начался сепсис. Вдобавок Эдди потерял зрение. К счастью, не навсегда, он ослеп на 36 часов из-за травматичной операции. За четыре дня малышу сделали три операции. Но и это было еще не все. Эдди нужна была еще химиотерапия.

Эдвард звонит в колокол в больнице — знак, что он здоров и может отправляться домой.
Эдвард звонит в колокол в больнице — знак, что он здоров и может отправляться домой
Фото
facebook.com/catherine.kelly.338

За следующие семь месяцев мальчик перенес шесть раундов изнурительного лечения. Ему 33 раза делали переливание крови. После всего этого Эдди пришлось заново учиться ходить и говорить. И лишь спустя год после первого визита к врачу малыш вернулся домой — он был здоров. Следующие пять лет он проведет под присмотром врачей: рак может вернуться в любой момент.

«У Эдварда не было классических симптомов опухоли. Но я доверяю своей интуиции. Люди должны верить инстинктам, ведь это может спасти им жизнь или жизнь других членов семьи», — сказала Кэтрин.