Фото №1 - «Не могу смотреть на дочь: она копия моего бывшего мужа»
Фото
Getty Images/Westend61

«И даже не вздумайте меня осуждать! Я — прекрасная мать. Не надо говорить: «Зачем рожала?»  Рожала осознанно и по большой любви. У всего есть тысячи «но». И в моей истории для «нелюбви» тоже достаточно причин.

О том, что Машенька родится, я узнала, наверное, через неделю после зачатия. Просто проснулась и поняла, теперь нас с мужем уже не двое, а трое. И я знала, знала заранее, что родится девочка, была уверена в этом с первой секунды. Муж буквально уговорил меня, чтобы малышку мы назвали Машенькой. Именно так: «Машенька», не Мария, не Маша, не Маруся — Машенька! Знала бы я тогда, почему он так настаивает на этом имени. Но узнала лишь спустя три с небольшим года, а пока — счастливая беременность, море любви, как мне казалось, и ожидание чуда.

Когда нас встречали из роддома, многие шутили, мол, когда Машеньку зачали, мама, видимо, попить кофе выходила. Ну а мужу жали руки, дескать, нам бы такой копировальный аппарат, чтобы так себя клонировать. Уж не знаю, как так распорядилась природа, но дочь вышла полной копией отца. Даже губы поджимала недовольно так же. Свекровь примчалась с альбомом детских фото сыночка и радостно сличала с внучкой.

«Машенька — будто моя доченька, только спустя тридцать лет», — заливалась счастливыми слезами Наталья Ивановна.

Надо отдать должное, свекровь очень помогала с воспитанием Машеньки. Готова была и погулять, и взять к себе на пару часиков, чтобы я могла сбегать до врача или в магазин. И уже тогда я стала чувствовать себя лишней в этой семье. Бабушка, папа, Машенька, а для меня места не было. Машенька плачет? Папа профессионально укачивает ее. Машенька не ест кашу? Папа может легко уговорить ее скушать пару ложечек. А вот мама — нет, Машенька будто специально выплевывала еду, не спала, не тянулась ко мне на руки.

Как быть матери-одиночке - советы психолога
Фото
GettyImages

«Просто она по мне скучает, — пытался объяснить муж. — Я ж целый день на работе, а ты целый день вокруг нее носишься».

Но нет, я чувствовала, что между ними есть какая-то магия, что ли. Вы знаете, они даже пахли одинаково, какой-то особенный запах от макушки дочки шел, не молочком, не сладостью и конфетками, а вот как папа… Не знаю, как это объяснить.

Они все делали вместе. В момент, когда папа возвращался домой, для Машеньки переставали существовать другие люди. Она радостно мчалась к нему, уверенно брала за руку и уводила играть с медведями, строить дома и скакать на лошадке. Я смирилась. Вечерами и по выходным просто занималась своими делами, в тандем дочь — папа не вмешивалась, успокаивала себя, что так у меня больше времени на все.

Машеньке исполнилось три года, я наконец вышла на работу. И через неделю узнала, что мы с мужем «чужие люди, я тебя не любил, но не хотел разводиться из-за дочери». Он много говорил, что сейчас мне должно быть легче его отпустить, ведь я работаю, смогу найти себе другого. Машенька ходит в сад, не будет мне сильно мешать. А у него есть другая, которую — вот так неожиданность! — тоже зовут Машенька. Она с ним еще до моей беременности, которая все им испортила. Но он не подлец, дорастил дочь до трех лет, а теперь хочет уйти. И ушел.

Думаете, я его ненавижу? Нет. Осталась какая-то пустота. Я не желаю ему несчастий и прочего, пусть живет счастливо. Но уже год как жизни нет у меня.

После выходных с папой дочь закатывает дикие истерики. Пока едем домой, Машенька (только представьте, каково мне ребенка называть этим именем) рыдает, валяется на полу, будто бы я ее разлучаю с единственным родным ей человеком.

Фото №2 - «Не могу смотреть на дочь: она копия моего бывшего мужа»
Фото
martin-dm / E+ / Getty Images

Она постоянно меня сравнивает со своей «тезкой». Дескать, та мамочка — такая замечательная, красивая, там куклы лучше, еда вкуснее и вообще все сказочно. А я страшная, злая и не понимаю ее.

Но и эти детские закидоны можно пережить, придет время - и дочь поймет, что не все измеряется куклами и платьями. Я не могу заставить себя даже обнять дочь, потому что вижу в ней ее папу, моего бывшего мужа. И вот с этим смириться не могу.

Конечно, если бы Маше было чуть больше лет, на суде по определению места жительства она бы сказала, что хочет остаться с папой. И я бы только порадовалась такому решению. Но пока ей всего четыре, суд оставил ее со мной. А бывший муж не особо рвется ее забрать. Хотя исправно платит алименты, берет ее на выходные и летом на месяц.

Сейчас я думаю только о том, чтобы бывший и дочь как-то сами решили, что хотят быть вместе. Чтобы он ее забрал, но по своей инициативе. Не хочу, чтобы потом меня все обвиняли в нелюбви. Как отдать четырехлетнюю дочь ее отцу? Про то, как побороть мою нелюбовь к ней, советов не прошу, знаю, что сейчас я с этим не справлюсь».