Действие разворачиваются в конце XIX — начале XX века в Сибири. В центре сюжета — история семьи Громовых. Отец и сын, Петр (Александр Балуев) и Прохор (Алексей Горбатов), влюбляются в Анфису Козыреву (Юлия Пересильд).

Подготовительный и съемочный периоды заняли больше года. В фильме много натурных сцен и эпизодов с отстроенными декорациями. Создатели проекта пытались во всем запечатлеть приметы эпохи.

– Мы снимали на Урале, в Москве и Подмосковье, Минске, Суздале, Кинешме, — рассказывает режиссер Юрий Мороз. — Сложно приходилось работать в сибирской части. Хотели воссоздать достоверность происходящего так, чтобы зритель увидел на картинке настоящую природу этого. Поэтому снимали в труднодоступных местах — в 150 километрах от поселений. Туда доставляли всю технику, инвентарь… В итоге совершили семь экспедиций, три локации были на реке Исеть. Туда привезли специально сделанную тяжеленную шестиметровую деревянную лодку, в которой переправляются Петр и Ибрагим, и спускали на воду за 50 метров до порогов. А они только в одном месте, и сплавляться можно только в определенный период, когда там вода. Необходимо было подловить этот момент, чтобы лодка могла идти. Важно было еще, чтобы в кадре все происходило неподдельно: бурлящая вода, скалы, тайга, поэтому на плывущей лодке находились не дублеры, а наши актеры. Хотелось, чтобы картинка на экране получилась объемной, для этого надо было снимать сверху. Раньше мы бы не смогли сделать подобное, надо было задействовать несколько вертолетов. Сейчас помогли дроны. Из-за передвижений, переброски техники и снаряжения снимали за смену всего лишь два дубля.

Мешала работе погода. Зима была малоснежной, поэтому зимний белый пейзаж надо было делать искусственно и исправлять на компьютере. В фильме всего три реальных кадра с замерзшей водой. Снимали долго, потому что, пока засыпали место искусственным снегом, проходило минимум часа три.

Декорации строили в каждом из пяти городов, в которых снимали. Это чрезвычайно сложная работа, ведь надо было, чтобы все сошлось при монтаже. Скажем, в резиденции Громова, которая состояла из построек в Москве, Екатеринбурге, Минске и Суздале. Город Громов Прохор построил в тайге. В молодости он увидел излучину реки и сказал: «Я здесь построю город».

Эту сцену отсняли на Урале. А потом в ту излучину реки вмонтировали сам город. Имение снимали в Подмосковье, в Середникове, бараки и дамбу — в Минске, а завод и лесопилку — на Урале. В итоге все это надо было соединить, чтобы в кадре выглядело гармонично.

сериал «Угрюм-река»
Фото
Анна Митрохина / пресс-служба канала «Россия 1»

В одном из кадров Громов идет по подмосковному имению, садится в машину, направляется на ней по декорации дамбы в Минске, а потом выезжает на заводе, отснятом на Урале. Эту машину взяли в екатеринбургском музее и перевозили по всем городам, чтобы соединить кадры.

Громов построил в резиденции башню, возвышающуюся над тайгой и рекой. Башня Прохора, по словам режиссера, — соединение Азии и Европы. В ней находится его кабинет, в котором он проводит много времени, руководя своим производством. Башню создали при помощи компьютерной графики, а помещение внутри нее снимали в павильоне. Там, на первом этаже, стояли настоящая динамо-машина, вырабатывающая электрический ток, и разная техника.

Есть в сериале и мистический персонаж — Синильга (ее сыграла Евгения Манджиева). По легенде, она была необычайно красивой шаманкой, мужчины шли за девушкой в лес, оставляя свои семьи, и не возвращались. В романе «Угрюм-река» она появляется всего раз, а в сериале — несколько.

– Мне было интересно придумывать фантастическую реальность, — признается Мороз. — Синильга приходит к Прохору во сне в самые переломные моменты жизни. Шаманка похоронена недалеко от резиденции Громова, и Прохор часто навещает ее гроб. Тунгусы все, что хотели сохранить, поднимали на столбы, чтобы уберечь от диких животных. Это некое место силы. Нам надо было тоже, чтобы гроб Синильги стоял высоко на обрыве. Она у нас олицетворяет природу.

В сериале старались воспроизвести в духе тех времен даже сцены трапезы.

– Консультировался с поварами русской кухни — что как подавали на стол, с чем, сколько сменяли блюд, — рассказывает Александр Пугачев. — Ели тогда много, не так, как сегодня. Блюда в основном были сезонные. На столе обязательно были наливочки, у нас — бутафорские.

В Сибири любили ягодные настойки, хреновуху, медовые напитки… По сюжету есть линия и золотоискателей: старатели моют золото лотками, снимают лишь «золотую пенку». А на самих золотых приисках вели разработки уже машинами. К слову, золотой амулет Прохора сделан из меди, а затем уже позолочен, чтобы получился точный цвет. А промысловое золото, которое в кадре, изготовлено по геологическим образцам с золотым напылением.

Над образами и костюмами героев велась кропотливая работа.

– Возьмем Нину Куприянову, которую сыграла Софья Эрнст, — делится художник по гриму Наталия Горина. — Она из обеспеченной семьи. В то время в моде были завитки.

А я работаю настоящими железными французскими марселевскими щипцами, которые были произведены в 1870 году в Марселе. Раньше их грели на углях, сейчас — на муфельной печи. Когда делаешь ими завивку актрисе перед кадром, то она держится всю смену, если только волосы случайно не намокнут.

А электрические даже форму завиткам другую придают, исторически неверную. Такие же щипцы есть для накладных бород и усов. Во всех проектах о других эпохах я состоятельных дам всегда завиваю на щипцы, чтобы сохранить шик моды того времени. В юности у Нины прическа «мальвинка» — зализанные волосы, после замужества немного распущенные, а затем кудряшки — она ведь следит за собой. А когда наступает кризис в отношениях с мужем, ее образ становится более жестким: прическа гладкая, без завивки, ей уже не надо привлекать супруга.

Фото №1 - Семь экспедиций, тысячи предметов одежды и щипцы из XIX века: как снимали сериал «Угрюм-река»
Фото
Анна Митрохина / пресс-служба канала «Россия 1»
Фото №2 - Семь экспедиций, тысячи предметов одежды и щипцы из XIX века: как снимали сериал «Угрюм-река»
Фото
стоп-кадр из сериала «Угрюм-река» (1968 г.)

В советском фильме Аксинью играла Людмила Чурсина — сильная женщина, не похожая на Юлю Пересильд. Юрий Мороз мне говорил, что Аксинья была содержанкой, авантюристкой, можно сказать, своего рода Сонька Золотая Ручка. Я предложила из Аксиньи сделать рыжую бестию, и все со мной согласились, идея понравилась. Если бы у Юли были свои длинные волосы, уговорила бы ее перекраситься в рыжий цвет, но у нее короткие, поэтому пришлось делать парик. Мы завивали его, давая понять, что у Аксиньи от природы вьющиеся волосы. Мне кажется, что Пересильд идет этот образ. Он получился эффектным, под взрывной характер Аксиньи.

Петра Громова сыграл Александр Балуев. Его герой меняется в течение фильма. Из психбольницы выходит с седой бородой в куцеватом паричке. Впрочем, и Прохор в исполнении Александра Горбатова в ходе действия обрастает бородкой. Годы ведь идут, герои становятся старше. Действие охватывает около 10 лет. 20 париков на интеллигенцию и крестьян мы специально изготовили к съемкам, а 20 взяли на прокат. Заказывали бороды, чеховские в том числе, усы, бакенбарды…

Бороды и усы делают из волоса буйволов, взятого из подбрюшья, они иголкой нанизываются на специальный материал. Чтобы выглядело все естественно, подбирают разные оттенки волос, цветов 10 намешивают. А потом края полученной конструкции обрезаем ножницами, придавая форму и усам, и бороде, укладываем волосики щипчиками и закрепляем лаком. Синтетические усы и бороды служат крайне мало, поэтому прибегаю к ним нечасто. Когда еду в метро и вижу красивую бороду, всегда прошу мужчину, чтобы он разрешил ее сфотографировать.

сериал «Угрюм-река»
Фото
Анна Митрохина / пресс-служба канала «Россия 1»

– Основная задача была исторически подлинную вещь максимально облегчить и что-то в нее привнести, — комментирует художник по костюмам Лариса Лебедева. — Референсами были картины художников-передвижников.

Начнем с Анфисы. В первый раз мы ее видим на свадьбе в белом платье, а в конце — в красном. В середине фильма — лавандовые цвета. Для платьев выбирали современные шелка, но с орнаментом, который повторял исторический рисунок ХIX века. Старались поддержать костюмом перемены ее характера. Когда Прохор женится на Нине, он начинает носить другую социальную одежду, более нарядную и изысканную. Костюмы для этого героя мы шили изо льна, хлопка, бархата, сукна, репса и шелка. У Прохора около 25 костюмов, в основном черные. Даже чернобурка у него есть. Но когда он сходит с ума, у нас с этого момента появляются китайские халаты — сине-лиловая гамма, золото. Они связаны с его раздвоением личности, безумием. А в светской жизни у него сюртуки с сапогами, элегантное пальто. Он в целом у нас достаточно изыскан. Нина стабильно элегантна, очень модно одета и выдержанно. В первой части в цветных нарядах, во второй — в черном. А для платьев Анфисы специально выбирали самые яркие цвета. Это работает на образ.

Всего для массовки (около 100 простолюдинов), тунгусов, солдат, полицейских было изготовлено больше тысячи предметов одежды. Специально сшили обувь в ателье по подлинным фотографиям, а иногда и образцам: зимние сапоги-гармошка, сапоги на меху, сапожки высокие для женщин и даже лапти.

КСТАТИ

  • В 1968 году режиссер Ярополк Лапшин снял советский фильм «Угрюм-река», который более чем на полвека стал классикой отечественного кинематографа.

  • Прохора Громова сыграл Георгий Епифанцев, отец актера Владимира Епифанцева.

  • В роли Анфисы — 27-летняя Людмила Чурсина.

  • Образ жены Прохора Нины воплотила актриса Валентина Иванова.