Накануне годовщины гибели певца, актера и поэта председатель Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин потребовал доклад о том, как идет расследование его убийства.

Фото №1 - Дело Игоря Талькова: могут ли его раскрыть 30 лет спустя
Фото
Persona Stars

В тот роковой вечер, напомним, 34-летний рок-музыкант готовился к выходу на сцену дворца спорта «Юбилейный» — шел сборный концерт звезд советской эстрады. По версии следствия, незадолго до его номера возле его же гримерки произошел конфликт — потасовка охранников Игоря Талькова (Александр Барковский, Аркадий Бондаренко, Сергей Игнатенко) и его концертного директора Валерия Шляфмана с ранее судимым охранником певицы Азизы, кикбоксером Игорем Малаховым.

Последний якобы хотел, чтобы тот уступил очередность выступления его подопечной (петь ближе к концу шоу считалось престижнее), в результате чего и завязалась драка, в которой прозвучал выстрел. Пуля попала Игорю прямо в сердце.

Оружие, из которого его убили, не найдено, полный состав участников инцидента неизвестен, а само убийство до настоящего времени считается нераскрытым и является одним из самых громких и загадочных в истории шоу-бизнеса.

Основными подозреваемыми остаются Валерий Шляфман (он, находясь под следстием, сумел эмигрировать в Израиль в 1992 году; между нашими странами тогда отсутствовал договор о взаимной выдаче преступников; межправительственное соглашение о совместной борьбе правоохранительных органов было заключено в 1997-м, но никаких действий по беглецу с тех пор не велось ни здесь, ни там) и Игорь Малахов (он умер в 2016 году).

– Когда застрелили папу, мне было всего 9 лет, — рассказывает «Антенне» его единственный наследник Игорь Тальков-младший. — С одной стороны, здорово, что моего родителя, выдающегося барда, помнят и спустя три десятка лет, что людей волнуют обстоятельства его гибели, что высокие чины пытаются докопаться до истины… Но, с другой стороны, мне лично все равно, Шляфман это или Малахов. Да они мне как личности просто неинтересны. Это как на добыче золота песок проходит сквозь сито — вот каково их место в судьбе моего отца. Один из них лишь исполнитель — я не верю, что выстрел прогремел случайно. А вот кто ими столь эффективно управил, вопрос более интересный. Папа же был неугоден власти, жестко критиковал верхушку в своих песнях. За это, считаю, его и ликвидировали, причем максимально показательно — на концерте перед переполненными трибунами. А дело не раскрыли специально, чтобы народ сосредоточился на разгадке, кто же убийца, и забыл о том, для чего совершили само убийство.

…Отца помню очень хорошо, прежде всего как человека строгого. Он заставлял меня стоять в планке или отжиматься при любых обстоятельствах — закалял физически и морально. И я ему за это благодарен. Я пошел по его стопам и сам стал музыкантом, автором и исполнителем. Папа в детстве занимался со мной, он был очень ревнив к музыке. Функционал моих, скажем так, звукоизвлечений, не позволял его чем-то удивить, кроме как ритмом. «Угу, ритм четкий, ритм четкий», — вот это единственное, что он приговаривал с улыбкой, слушая меня. А вот стоило мне запеть «В лесу родилась елочка», как он осекал: «Тебе медведь на ухо наступил. И судя по всему, огромный». Говорить неправду он не умел даже единственному ребенку. При отце, конечно, было тяжело как-то проявляться, ведь он меня еще и жутко наказывал: запросто запирал в чулане без света, чтобы подумал. И я думал: в целом, практика неплохая, направляет на его любимый путь философии.

…Сегодня я исполняю некоторые песни отца на своих концертах, к выбору каждой подхожу осторожно, настолько сильно живет во мне уважение к нему и его памяти. И, конечно, любовь. Любят своего дедушку и трое моих детей — Варвара, ей 10 лет, Святослав, ему 8 лет, и Мирослав, ему 5 лет. У него прекраснейшие внуки, хоть и сорванцы. Рвут струны на укулеле. И внешне они похожи на деда, особенно пронзительным взглядом.

Мы узнали, есть ли перспективы раскрытия дела спустя 30 лет.

– Косвенно все указывает на Шляфмана, но дело Талькова, скорее всего, никогда не будет раскрыто, так как следствие по нему было угроблено практически в первый же день, — говорит «Антенне» Владимир Калиниченко, бывший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР, занимавший этот пост с 1980 по 1992 год. — Единственный шанс — выбить признательные показания из Шляфмана.

Слышал, накануне годовщины актер Николай Лещуков заявил, что Малахов якобы ему признавался, что убийца — это он. Но Малахова уже нет в живых, поэтому нет возможности проверить эту версию. Как и нельзя привлечь к уголовной ответственности за заведомо ложный донос Лещукова, ведь он сказал это не следствию, а СМИ.

Александра Бастрыкина я прекрасно знаю лично, он человек умный и серьезный. Хорошо, что он взял это дело на свой контроль, но, повторюсь, убежден, что вероятность установить истину тут крайне мала… Увы, следствие по делу Талькова изначально велось бездарно. В любом случае, это точно был не случайный выстрел — об этом кричат все обстоятельства, улики, показания. Он носил явно умышленный характер.