Вольфганг Черни, актер (Австрия)

что думают о России иностранцы
Фото
Yun Vlasova

Недавно он сыграл главную роль в фильме «Скажи ей». А 10 июня состоится премьера военной драмы «Красный призрак». Вообще на счету 36-летнего артиста уже более десяти работ в российских проектах «Последний богатырь», «Собибор», «Т-34», «Динозавр-2», «Тобол» и других. В нашей стране актер не только обрел популярность, но и встретил любовь и стал отцом.

– Восемь лет назад мне предложили большой проект «Снайперы: любовь под прицелом», — вспоминает Вольфганг. — Я о работе в России никогда не думал. Был в Америке, учился там, хорошо говорил на английском, хотел в Голливуд. Российский проект показался мне очень интересным: главная роль, герой — немецкий солдат, но маленький минус — он прекрасно говорит по-русски. Язык я не знал совсем, но попробовать захотел. Попросил своего русского друга, который жил в Мюнхене, чтобы он прочитал мне текст, а я за ним записал, как слышал. Так и заучивал на съемках, не понимая, о чем говорю, потому что времени у меня было на то, чтобы учить либо язык, либо текст. Я выбрал второе.

Было смешно, когда в магазине пытался купить молоко или воду, а из слов знал только «винтовка» и «руки вверх», что не очень помогало.

что думают о России иностранцы
Фото
Misha Moon

Первые съемки в России — это прекрасный и интересный опыт, такое приключение. После я спросил у агента, могу ли работать здесь больше, он сказал, что такая возможность есть, но неплохо бы подучить язык. Я говорю на немецком, английском, учил французский в школе, но это все романские языки, славянские никогда не знал, русский в этом плане стал первым. Помню, что сложной была буква «ы», фраза «я до сих пор не верю, что это действительно ты», слово «действительно» казалось мне очень странным.

Я немного знал о России, когда сюда приехал, только то, что это самая большая страна в мире.

Конечно, были те, кто говорил мне, что лучше не работать здесь, тут опасно, мафия, медведи на улицах. Но я очень быстро понял, что это стереотипы.

Еще я знал, что русские нечасто улыбаются. Не понимал почему. Думал, что они очень серьезные.

Сейчас у меня много друзей здесь. Среди актеров это Иван Колесников, Андрей Бурковский, Ян Гэ, с которыми я снимался в «Тоболе», Агата Муцениеце, Ирина Пегова, с ней я познакомился в проекте «Ледниковый период». Они все очень крутые.

Русские сначала и правда серьезные, чуть держат дистанцию, но когда вы знакомитесь ближе, то понимаете, что они теплые, открытые, однако, чтобы понять это, нужно время. Мне кажется, что они не так часто улыбаются на улице потому, что зимой здесь слишком холодно, а летом много комаров.

Конечно, между российским и европейским кинематографом есть разница, но думаю, что не такая большая. В Германии, где я жил и работал, все очень пунктуальные, аккуратные, корректные, но иногда это мешает в творческом процессе, люди там очень боятся сделать ошибку. А в России, наоборот, в кино иногда бывает большой хаос или маленький, но всегда творческий, и иногда он дает интересный результат, о котором никто даже не думал, это была просто импровизация на съемках. В вашем кино есть большой потенциал, и мне это нравится. Сейчас я больше снимаюсь в России. В Европе все закрыто, а здесь, пока все сидели дома, появились прекрасные сценарии, чему я очень рад.

Не думал, что встречу свою будущую жену в России, но когда был здесь впервые и увидел, какие вокруг красивые девушки, то понял, что это другой мир. Я путешествовал по Америке, Европе, везде есть красивые девушки, но в России их так много!

Семь лет назад я снимался в Москве в сериале «Истребители. Последний бой» и как-то на вечеринке познакомился с яркой умной блондинкой Викторией, которая хорошо говорила на английском, что помогло мне, ведь мой русский на тот момент был никаким. Очень быстро стало понятно, что у нас все серьезно. Виктория для меня идеальная жена, самая красивая, с большим и добрым сердцем.

Раньше мы жили на три города — в Вене, Лос-Анджелесе и Москве. А с прошлого марта, с начала карантина, постоянно находимся в России. Сейчас не так много спим, но могу сказать, что быть родителями — это просто чудо (сын пары Леонард появился на свет 19 апреля. — Прим. «Антенны»). Я все еще в шоке от всего, что происходит, мне нужно время, чтобы это понять. Буду стараться больше бывать дома, чтобы каждый день видеть моего сына.

Габриэлла да Силва, ведущая программы НТВ «Поедем, поедим» (Бразилия):

что думают о России иностранцы
Фото
личный архив Габриэллы да Сильва

– Когда пригласили на кастинг, идея шоу мне сразу понравилась, потому что очень люблю путешествовать и вкусно есть! И такая работа объединяет мои пристрастия, что может быть лучше?

С моим партнером, итальянцем Федерико Арнальди, комфортно работать, мы сразу нашли общий язык. Я ведь родилась в Рио-де-Жанейро, а темпераменты итальянцев и бразильцев близки друг другу. Думаю, это также нам помогает с легкостью переживать любые нестандартные и иногда непростые ситуации во время работы.

Настоящим испытанием для меня стали сьемки первой программы в Сочи. После рождения детей я стала большой трусихой, даже на многие аттракционы отказывалась ходить, когда мои дети вовсю катались. И в Сочи нужно было посидеть на качелях над огромной пропастью, а еще спускаться над обрывом на большой скорости на «зип-лайне». Но я сделала большое усилие и поборола страх.

Наша программа ведь кулинарная. Я не готовила до того, как вышла замуж. Сейчас же кормлю и супруга, и детей, но в основном делаю блюда бразильской кухни. Мне важно, чтобы в семье сохранялась атмосфера моего родного Рио, мы ведь с семьей живем в Москве и бываем на моей родине только раз в год. Поэтому дома у нас часто можно услышать португальский язык и отведать настоящую бразильскую кухню. Из русской кухни полюбила куриный суп, хотя поначалу не понимала это блюдо. Очень нравятся пельмени и борщ. А также пристрастилась к кавказской и среднеазиатской еде. Мама моего мужа в детстве жила в Средней Азии, в Ашхабаде, и по праздникам любит готовить настоящий плов в казане, а еще — манты.

К русской суровой зиме уже привыкла. А первые несколько лет с трудом ее переносила, у меня была даже депрессия. Нравится красота России зимой, когда все белое и сверкает, но только на неделю или две, а потом начинаю сильно скучать по теплу и лету.

…Я певица. В 2008 году в свой первый приезд в Москву на гастроли я познакомилась со своим будущим мужем. Выступала на сцене, а он (Виталий Чекулаев. — Прим. «Антенны») пришел с друзьями на наше бразильское шоу. В конце представления мы всегда устраивали импровизированный карнавал с приглашением зрителей. Помню, как Виталий, выходя из зала, сказал мне obrigada, что означает «спасибо». Удивилась, что кто-то из гостей говорит по-португальски, когда обернулась, увидела только его силуэт со спины, уходящий из зала. А после выступления я стояла на улице с моим другом, который тоже выступал в нашем шоу, мы собирались уезжать в отель. В этот момент Виталий подошел к нам, как благодарный зритель, и предложил показать Москву. Так все и началось…

Готовились к свадьбе 9 месяцев. К нам в Рио приехало много друзей и родственников мужа (больше 50 человек). Гуляли и праздновали почти неделю и даже застали несколько дней карнавала. В последний вечер перед отъездом в Москву все, кто присутствовал, договорились обязательно собраться вместе еще раз в Рио на одну из наших годовщин. Надеюсь, что скоро мы исполним наше желание.

Наша старшая дочка — красотка Габриэлла. Как у нас принято шутить в семье, она настоящая Габриэлла, к слову, у меня это сценический псевдоним — настоящее имя Ана-Люсия. Ей 11 лет, перешла в 5-й класс. А нашему сладкому мальчику Микаэлю 8 лет, он заканчивает 1-й класс. Мы решили с мужем, чтобы имена детям выбирала я. Габриэлла и Микаэль творческие детки. Дочка любит танцевать и мечтает стать актрисой, а сыну нравится заниматься рисованием и лепкой, но тоже классно танцует. Это у нас семейное.

Дети говорят на русском, английском и португальском. Правда, дочка лучше знает португальский, чем сын. Он все понимает, но отвечает по-русски. Я знаю португальский, русский, испанский и английский. Понимаю еще итальянский, он похож на мой родной.

А муж говорит на русском, португальском, английском и немецком языках. И еще чуть-чуть на арабском.

Виталийс Семеновс, актер (Латвия):

что думают о России иностранцы
Фото
Кинокомпания «Каропрокат»

– Я здесь с 2008 года. Попал в Россию очень просто — решил учиться на актера, а куда поступать? Естественно, в Москву. Вырос я в русскоязычной семье, хотя по линии отца у меня латышские корни. Латвия — это трилингвальное пространство: латышский, русский и английский, которые знают все.

Поступил я в ВТУ имени Щепкина легко — мне буквально на втором туре сказали, что берут, но поскольку я иностранец, не могут принять на бюджет. Однако у меня был козырь: педагоги написали мне рекомендательное письмо, и я выиграл квоту на бесплатное обучение. Письмо подписали сам Юрий Соломин и много других народных артистов. Так что квоту мне выдали вне очереди, и она позволила мне отучиться четыре года на бакалавра плюс два года на магистра.

Москва меня в первую очередь удивила размерами. Что касается менталитета, сначала было трудно влиться в коллектив курса, потому что у меня был совсем другой бэкграунд юмора, музыки. Я никогда не пел Виктора Цоя под гитару, мне это было странно. С тех пор я, конечно, привык, но не могу сказать, что стал фанатом песен под гитару. Юмор же у меня был связан с англоязычной культурой, и, когда я шутил, то ловил себя на том, что люди смотрят на меня как на идиота.

А еще, помню, я минут десять смеялся, когда увидел вывеску очень популярного ресторана быстрого питания на русском. Мне казалось очень смешным писать английские слова кириллицей. Для меня это стало культурным шоком. И еще: хорошей кильки я в России не встречал — такая есть только в Латвии.

Благодаря Театру имени Вахтангова, где я служу, мы очень много путешествовали по стране и по миру. Природа театра одинакова в любой стране. Даже если актеры говорят на разных языках, то через пару дней начинают понимать друг друга. Недавно я снимался с замечательной Ириной Розановой в комедии «Будь моим Кириллом», она подарила много доброты на площадке и всячески поддерживала. Я ей очень благодарен. Это было классно и интересно.

В русской культуре есть много примет, но я совершенно не суеверный. Обязательно перехожу дорогу за кошкой, смотрю в разбитые зеркала, прохожу под лестницей, открываю зонт в помещении и всячески демонстрирую, насколько я в это не верю.

Для меня Москва — это город, который живет, дышит, дает мне возможность развиваться, встречаться с интересными людьми. Хорошо там, где ты нужен. А я здесь нужен. Правда сейчас я на карантине из-за коронавируса. Но чувствую себя получше, жду, когда смогу выйти из дома.

Филипп Рейнхардт, актер (Швейцария):

что думают о России иностранцы
Фото
Konev Semyon/студия Yellow, Black & White

– Девять лет назад мне позвонил немецкий друг-продюсер и сказал, что есть роль в российском блокбастере «Сталинград». Я посмотрел информацию об этой картине и сказал: «Круто! Давай поработаем в России». Но в процессе выяснилось, что для роли танкиста я слишком высокий. И все-таки я оказался похож на кого-то из родственников режиссера Федора Бондарчука, и он сказал, что это роль для меня. Так что в Россию меня привез дядя Федя. Теперь я понимаю, что он почти как русский Стивен Спилберг, но тогда я ничего о нем не знал. Сейчас мы с ним друзья. 14 мая я отмечал 40-летие. Он позвонил и спел поздравление. Отличный парень!

Когда я впервые приехал в Россию, меня поразило ваше невероятное гостеприимство, а еще количество проектов. До этого я совсем не знал вашей киноиндустрии, но, оказалось, что россияне снимают качественные фильмы и сериалы.

Когда мы снимали комедию «Жених» с Сергеем Светлаковым, то путешествовали по всей стране, и я восхитился, насколько страстно россияне интересуются кинопроизводством. На премьерах в зале сидели тысячи зрителей. Я сказал всем своим друзьям-актерам, что желаю им всем премьеры в России, потому что это ни с чем не сравнится. Я обожаю сниматься для россиян, потому что они любят искусство, кино, хорошую работу. Одной из самых забавных ваших традиций я считаю традицию тостирования. Мой отец — очень аккуратный швейцарский юрист. Когда же он приехал в Россию, то стал говорить тосты. Я ушам своим не поверил! Традиция совместных застолий, неотъемлемая часть которой — тосты, очень важна в России. Это как отдельный праздник.

Для русских очень важна дружба, и ее часто воспевают на экране, что здорово. Если тебе говорят, что кто-то твой друг, то это на самом деле так. Этому я научился в России.

Первая российская звезда, с которой я работал как партнер, был Сергей Безруков. С ним было круто и приятно сниматься. Он отлично говорит по-английски, так что общались легко. Кстати, открою вам небольшой секрет. Во время съемок ему поступило предложение роли в Голливуде, но он отказался, потому что не хотел играть глупого русского в американском фильме, на что я ему сказал, что могу играть глупых немцев в русских фильмах, поскольку я швейцарец.

Я ненавижу пандемию — из-за нее я почти два года не снимался в России. Да что там снимался — и не жил. Сейчас я нахожусь в Цюрихе, но очень надеюсь, что вновь откроется возможность приехать к вам. А пока с нетерпением жду премьер моих российских фильмов на Западе! Например, осенью в США и Великобритании должны представить ремейк драмы «Матч» 2012 года, а в Германии совсем скоро покажут драму «Тобол» 2019 года.

В личной жизни у меня все хорошо. Уже десять лет есть девушка из Германии. Она работает в одной компании в Берлине. Мы недавно переехали в новую квартиру, что стало большим стрессом, но сейчас все отлично. И скоро в нашей жизни появится пес.

Я много занимаюсь спортом: каждую неделю пробегаю 60 — 70 км. Готовлюсь к немецко-российскому драматическому сериала, с помощью которого пытаюсь построить мост между двумя странами.

До своего приезда сюда я почти ничего не знал о вашей стране, но теперь мое мнение поменялось на прямо противоположное всем стереотипам. Россия — открытая, приветливая страна, в которой у меня много друзей и куда я обязательно привезу свою девушку. Может, мы даже тут и свадьбу сыграем!

Даниэла Стоянович, актриса (Сербия):

Фото №1 - «Медведи на улицах, и никто не улыбается»: что думают о России иностранцы-актеры
Фото
пресс-служба «Студии «Русский проект»

– В 1999 году приехала на дипломный спектакль к своему другу в Санкт-Петербург. Думала, что останусь не более чем на три недели. Но из-за военных действий в Сербии я задержалась в России. Тогда друг дал мне роль в своем спектакле «Профи», и постановку взяли в репертуар Молодежного театра на Фонтанке. Надо сказать, что я не знала русского языка. Но все-таки вышла на сцену с выученным текстом. Наверное, тогда это для меня было самой малой трудностью, несравнимой с тяжелыми мыслями, которые одолевали по поводу родных.

До сих пор помню, как меня опекали в театре и помогали учить роль. Эти доброта и душевность меня поразили и покорили. И дальше с каждым новым приездом в Россию получала предложения по работе.

Оставалась еще на театральный сезон, потом еще. Судьба подарила возможность сыграть главную героиню Ксению в картине Владимира Мотыля «Багровый цвет снегопада». Ведь на эту роль пробовалась чуть ли не сотня актрис… Сложно сказать, что стало решающим. Сам режиссер как-то говорил, что увидел фото своей мамы и понял, как я похожа на нее. Через год посчастливилось поработать с Александром Зельдовичем в фильме «Мишень» (исполнила роль Анны).

Не забуду чудесную поездку в Алтайский край. Там меня восхитили пейзажи невероятной красоты, степь, завораживающая размахом. С каждой поездкой открываю Россию по-новому. Конечно, стараюсь хотя бы два раза в год бывать на родине. Из-за пандемии пришлось перенести многие планы. Но это не мешает общаться с близкими. Например, с мамой и сестрой созваниваемся практически каждый день. Верю, что мир скоро вернется к привычной жизни и мы уже повидаемся и обнимемся!