17 эмоций, которые я пережила, когда заболела коронавирусом

Мы всей семьей соблюдали меры предосторожности, но это случилось. И на меня нахлынули сильные чувства…

Фото
Getty Images

Ужас и страх накрыл меня, когда ночью у мужа поднялась температура выше 38 градусов. Если бы не вся эта шумиха вокруг COVID-19, я бы дала ему жаропонижающее и успокоилась. Но тут… напуганная информацией о тяжелых последствиях болезни, возникающем иммунном шторме, нехватке мест в больницах, я оцепенела от страха. Хотелось спрятаться под одеяло и не верить, что COVID-19 пришел в мой дом.

Любопытство было второй эмоцией. С 6:30 до 11:00, как после курсов скорочтения, мгновенно проштудировала все посты, которые сохранила в закладках на телефоне. Переслушала лекции докторов Комаровского, Мясникова и Дениса Проценко. Для себя уяснила, что лишь у 20% людей COVID-19 вызывает осложнения, которые, увы, можно нейтрализовать лишь в специализированных медицинских центрах под наблюдением врачей. А вот у 80% болезнь протекает в легкой или средне-тяжелой форме в домашней обстановке. Но как попасть в число легкоболеющих?

Тревога накрыла на меня, когда я поняла, что не могу спрогнозировать тяжесть развития болезни у себя и родных. Узнав результаты теста, что бы ни делал больной, он не может быть уверенным, что не попадет в число тех 20%, у которых развивается тяжелая форма. Конечно, по мнению врачей, прием витаминов D, С, цинка помогает организму эффективно справляться с болезнью, а позитивный настрой творит чудеса. Но… тревога за мужа и дочку с их вечно больным горлом, за родителей, которые 4 дня назад были у нас гостях, не покидала меня ни на час.

Спокойствие пришло ко мне, когда дома лежал новенький пульсоксиметр для измерения сатурации (процента насыщения крови кислородом), тонометр (прибор для измерения артериального давления), пачки всех необходимых лекарств и протокол лечения с четкими указаниями по каждому дню, что, когда и почему принимать. Да, я верила в силу лекарств и позитивного настроя. А еще в знания врачей. Мне повезло, в семье два дипломированных медика, пусть и другого профиля. С ними проще переживать подобную ситуацию.

Фото
mixetto / E+ / Getty Images

Изумление, как много и оперативно я могу все организовать, позволило мне первые двое суток быть максимально энергичной. Понимала, что второй заболевшей в семье буду я, ведь с заразившимся мужем мы спим в одной кровати. Мне нужно было подготовиться и успеть до болезни сделать многое: заполнить полный холодильник едой, отвезти всем пожилым родственникам витамины и продукты на две недели вперед, купить бактерицидную лампу и отмыть всю квартиру до блеска. Все спрашивали: зачем ты намываешь? Я понимала, что болеть с ворохами пыли мне будет менее комфортно, поэтому очистила территорию до блеска.

Испуг пришел, когда через 2 дня после появления первых симптомов у мужа — температуры и ломоты — меня накрыл ночной кашель, а еще через двое суток у дочки термометр показал 37,3. Мы все оказались в закрытом помещении на ближайшие 20 дней! И это не отдых на берегу моря, это четыре стены твоего жилища и невозможность куда-то выходить. С одной стороны — дочка-подросток, мечтающая поскорее убежать к друзьям, которая жалуется, что ее держат взаперти, а с другой стороны — муж, который принял горизонтальную позу на все 20 дней — имею право, болен. И я посередине!

Безразличие помогло мне сохранить спокойствие, глядя на все происходящее в моем доме. Хорошо, что у нас была возможность каждому закрыться в своей комнате и делать что захочется. Встречались мы, только принимая пищу. Я где-то до этого читала, что во время болезни или вынужденного заточения не надо всех объединять, соединять и веселить. Пусть каждый сам выбирает способ своего выздоровления. Хочет говорить — слушайте, не хочет — пусть лежит, только не донимайте его своими желаниями.

Ликование случилось, когда у мужа пришел положительный ПЦР-тест. Так как он был первым заболевшим, то платный тест мы сделали только ему. Чему радовалась? Тому, что это случилось и что теперь можно отпустить ситуацию и не бояться по поводу каждого чиха в сторону ребенка и мужа. Это произошло. Мы больны именно коронавирусом, а не бронхитом или ОРВИ. Переболев, я снова вернусь к занятиям танцами и пойду на аквааэробику, мы сможем встречаться с друзьями, не боясь их невольно заразить. Будет кофе в кафе, походы в кино и театр, а дочка пойдет в школу уже с антителами.

Я приняла действительность и была рада, что мы уложимся до Нового года и будем здоровы.

Благодарность к этому миру пришла вместе с сообщениями в телефоне: узнав о моей болезни (а мне пришлось по ходу отменять встречи, отодвигать даты проектов), мои близкие и дальние друзья предлагали помощь. Советы, желание доставить в мой город лекарство (мы с семьей заразились именно в то время, когда наступил коллапс с маркировкой лекарственных средств, и они исчезли из аптек), помощь в пересылке медсредств из другого города. Да, я счастливый человек — у меня столько небезразличных знакомых. Смысл фразы «не имей 100 рублей, а имей 100 друзей» в полной мере я поняла, только заболев!

Фото
Getty Images

Стыд, что могу подвести коллег по работе, ощутила на 5-й день болезни. Заболела голова, заныло тело, было только одно желание — ничего не делать. «Эй, я тебя не узнаю», — говорила я сама себе, потому что всегда была энергичной, позитивной и никогда никого не подводила. А тут… мозг с трудом переваривал задания по работе, которые надо было выполнять. Я даже позвонила подруге и коллеге по цеху с вопросом: «Если мне станет совсем плохо, сможешь ли ты меня подменить?» Она быстро привела меня в чувства, сказав, что очень занята новым проектом, поэтому помочь сможет только в крайнем случае.

Восторг, что подростки и правда легко переносят этот вирус: у дочки всего 3 дня была температура 37,3, болело горло. Все переживания были напрасны, она быстро выкарабкалась. Второй причиной ликования стало то, что мы не заразили родителей, они здоровы! Более того, они наконец поверили, что COVID-19 существует: почему-то старшее поколение моей семьи не воспринимало все это серьезно, им казалось, что их назло изолировали от мира, чтобы они скорее загрустили от депрессии и невозможности видеть внуков.

Растерянность от того, то вся моя семья поправилась за 10 дней, а мой кашель продолжался даже на 19-й. Мне единственной в семье назначили КТ и кучу анализов. И когда у всех уже были отрицательные тесты, у меня все еще стоял плюсик. А я вообще не люблю ни болеть, ни лечить себя.

Негодование накрыло меня, когда я получила данные КТ с 24%-ным поражением легких, непроходящим кашлем и назначением колоть третий антибиотик — куда еще! Шел 21-й день моей болезни. Я сильно разозлилась на заразу, сидящую в легких. Поэтому купила себе новый дорогой пуховки модного бренда, который не могла себе позволить три года, а также тюбик барсучьего жира для компресса и скачала дыхательную гимнастику. Ввела в свои ежедневные планы утренние и вечерние прогулки с собакой по 5000 шагов и пение по любому поводу. Так интуитивно я встала на путь выздоровления: мне срочно нужно было выгулять обновку и спеть песню на вечеринке у подруги.

Нежность я стала испытывать к членам моей семьи. Мы справились, мы не погрызли друг друга претензиями и недовольством, мы научились эффективно распределять обязанности. Мы трепетно относились к друг другу, каждый делал так, чтобы другому было легче.

Уверенность, что надо начинать новый проект, о котором давно мечтала, пришла именно во время болезни. Как будто что-то щелкнуло в голове, и появился четкий план действий. Наверное, болезнь позволила мне замедлиться и обдумать, чего не хватало в обычном ритме жизни.

Восторг не покидал меня на протяжении всей болезни. Особенно за самоотверженную работу врачей вопреки всему — недовольству больных, нехватке времени и возможностей. Я приходила в поликлинику и видела, что врачи принимают пациентов до последнего; как-то зашла в кабинет в 22:15 при том, что поликлиника работает до 20:00. Я также звонила подруге-медику, и она консультировала меня, хотя уже не могла физически говорить.

Любовь к себе, к своему телу. Я баловала теперь не только своих родных, но и себя, как маленькую девочку, которая сегодня хочет конфеты, а завтра котлеты и интересную книжку на ночь. Пожалуй, это чувство я впервые испытала в полной мере. До коронавируса из-за вечной спешки у меня просто не было времени на себя, а тут я научилась думать о своих желаниях и потребностях. Уж не знаю, хорошо это или нет, но удовольствие получила.

У меня болезнь стала временем переосмысления! 

Мнение эксперта

Лада Бутрина

Врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук

«Если вам кажется, что в вашей жизни что-то нужно менять, то вам не кажется».

— Стресс (а коронавирус, как ни крути, стрессом для нас всех и является) развивается в несколько этапов. Стадия тревоги, стадия адаптации и стадия истощения. Жить в стрессе и не зависеть от него невозможно. И страх — это нормальная реакция. Мало того, что организм находится под действием вирусной нагрузки, так еще и сигнал бедствия посылается в мозг (гипоталамус), который начинает выделять стрессовые гормоны. Но сначала давайте определимся в понятиях. Вирус — это не проблема, это факт. Факт — это то, на что мы повлиять не можем. А проблема — это то, на что мы повлиять можем, что находится в зоне нашего влияния. Так вот то, как мы реагируем на COVID-19, — это зона нашей ответственности. Надави на человека — и ты узнаешь, чем он наполнен. Эмоция — это реакция организма на любое изменение во внутренней/внешней среде. Поэтому она есть всегда.

Существуют 4 базовые эмоции (все остальное — их вариации): страх, гнев, печаль и радость. Сколько среди них положительных и сколько отрицательных? Получается, что на одну положительную эмоцию природой предусмотрено 3 отрицательные. О чем это говорит? Мозгу проще находиться в отрицательных эмоциях, это менее энергозатратно для него. Поэтому впасть в  тревогу и депрессию легко. Для радости нужно постараться. Тем более после коронавируса. Не давайте отрицательным эмоциям захватить вас. Включайте разум.

Задайте себе вопросы.

  1. Что случилось со мной?

  2. Что я хочу сделать в данной ситуации?

  3. Что я могу сделать и на что я могу повлиять?

  4. Как я могу позаботиться о себе?

Помните объявление в самолете, когда вам рассказывают об использовании маски в аварийных ситуациях? «Наденьте маску на себя, а потом на ребенка». Сейчас самое время надеть маску на себя. И я говорю не столько о маске, сколько о любви и заботе к самому себе.

На что вы можете повлиять и как о себе позаботиться?

  • Слушайте докторов, контролируйте те анализы и принимайте те лекарства, которые вам рекомендовали.

  • Учитесь управлять своими мыслями. Помните: уровень волнения не всегда равен уровню опасности.

  • Нормализуйте свой сон.

  • Отрегулируйте питание.

  • Добавьте физические нагрузки, но разумно и посоветовавшись с врачом. Героизм и спешка в данной ситуации не нужны.

  • Поддерживайте связь с теми, кто вас радует.

  • Заполните свою жизнь теми вещами, которые вас наполняют, а не истощают. Танцы и пение — это прекрасно. Так же как и покупка нового пуховика, который вас может обрадовать.

  • Обучитесь простейшим телесным техникам (например, «квадратному» дыханию), которые помогут вам научиться управлять эмоциями.

  • Начните вести дневник, в который записывайте то хорошее, что ежедневно с вами происходит.

  • Любите и будьте любимы. Это то, что останется ценно в любое время.

Комментарии

1
под именем
  • Все комментарии
  • Я не болела тт короной...иммунитет укрепляю и надеюсь не заболею. Говорят цинк и витамин С хорошо на иммунку влияют,я на фитомаркет ру себе и мужу заказала. Оба здоровые, бодрые.